Добро победит, потому что Шмидт был с нами

ingressimage_546984_217617625041550_382790511_n.jpg

Я не случайно написал слово «Адвокат» применительно к Юрию Шмидту с большой буквы. Немного таких людей. В советское время, когда самой большой угрозой человеку с юридическим образованием было пожелание «чтоб ты стал адвокатом!», Юрий Маркович хотел стать адвокатом и мечтал о том времени, когда адвокат станет равноправным участником судебных процессов в противовес карательной системе, когда эта профессия будет считаться достойной.

Это почти случилось. Почти. Этому сопротивляется криминализованная власть, но Юрий Шмидт бесстрашно шел к этой цели. Он защищал в трудные времена Аркадия Манучарова, Тореза Кулумбегова, Абдуманноба Пулатова.

В начале 1990-х он основал Российский комитет адвокатов в защиту прав человека, стал одним из учредителей правозащитной организации «Гражданский контроль». В 1996 году добился права защищать Александра Никитина, безосновательно обвиненного в шпионаже органами госбезопасности, которые всеми силами стремились не допустить Юрия Шмидта к защите. Дело было блистательно выиграно. А одним из последствий этого стало учреждение Эколого-правозащитного центра «Беллона», где одним из учредителей организации и почти постоянным членом правления был Юрий Маркович Шмидт.

Он представлял интересы Галины Старовойтовой и Сергея Юшенкова в судах после их убийств, он был одним из основных и упорных участников процессов по делу Ходорковского…

Это только самые громкие дела, которые вел Юрий Шмидт, а были еще и «мелкие» дела, которые либо прекращались после его вмешательства, либо с треском проигрывались обвинением.

Но это не все. Кроме того, что он был Адвокатом, он был еще и потрясающим Человеком. Он был трудным человеком. Он был требовательным человеком. Он был человеком удивительной доброты. Он был очень интеллигентным человеком. Дай бог, чтоб такими начитанными и широко образованными, по-детски любопытными и любознательными были все наши адвокаты, да и вообще люди!

Общение с этим человеком было всегда огромным удовольствием, и я рад, что мне довелось много общаться с Юрием Марковичем. Я всегда мог ему позвонить и спросить любого юридического совета, и, как бы он ни был занят, он находил возможность помочь, даже когда мои вопросы и просьбы ему казались следствием моего дремучего невежества в юриспруденции.
Его уход – невосполнимая потеря и для всего правозащитного сообщества, и для организаций, с которыми он тесно сотрудничал. Это и «Гражданский контроль», и «Беллона», и Правозащитный совет Санкт-Петербурга, и российский правозащитный совет, и еще для всех тех, кому он решительно и просто шел на помощь, часто абсолютно бескорыстную.

Память о нем сохранится в наших сердцах и умах не только потому, что он был прекрасным другом и товарищем, но и потому, что возместить эту потерю просто невозможно. О нем мы будем вспоминать всякий раз, когда нужна будет его помощь, светлая улыбка и вера в то, что добро победит зло.

Юра, мы постараемся все сделать, чтобы добро победило зло, а слово «Адвокат» всегда бы понималось как слово с большой буквы.

Юрий Вдовин,

специально для «Фонтанки.ру»

Источник: www.fontanka.ru/2013/01/12/038/

Юрий Вдовин