Арктика трезвеет

От редакции  Беллона.ру: Эта статья была опубликована в Российской Бизнес Газете. Автор статьи – Елена Шмелева. Статья публикуется с разрешения автора.

В норвежском национальном парке Сванховд прошел ежегодный экологический семинар, организованный международной общественной организацией “Беллона”. Норвежские и российские специалисты обсудили арктические нефтегазовые проекты и их безопасность.

Норвежская официальная сторона не скрывает, что надеется хорошо заработать на шельфе, причем обеспечив работой сотни своих жителей, а также стать привлекательной страной для квалифицированной рабочей силы из-за рубежа. Безусловно, большое внимание норвежцы уделяют экологической составляющей добычи нефти в море.

Особенно важна, по их мнению, разработка соответствующих технологий в уязвимых арктических регионах, таких как Баренцево, Карское моря, подчеркнул руководитель проектов в Баренц-регионе INSTOK Тур Кристиан Андвик. Готовность к возможным разливам нефти не исключается тамошними специалистами.

Активно обсуждаются логистика и транспорт, бурение и эксплуатация скважин и оборудования, строительство трубопроводов и плавучих и стационарных установок. Но не торопятся ли с выводами наши соседи? Как показал Штокмановский проект, отложенный на неопределенное время, не так просто планета готова отдать спрятанное под толщей земной коры и глубинами холодных вод.

Нельзя недооценивать и риски, сравнимые с космическими, с которыми встретятся покорители арктических недр. Важно учитывать и себестоимость добычи нефти и газа в разных регионах. Не секрет, что самая “легкая” нефть – в Саудовской Аравии, где ее себестоимость составляет менее 4 долларов за баррель. По данным минэнерго, в среднем по России стоимость добычи нефти – 22 доллара, а арктический шельф (на примере платформы “Приразломной”) “готов отдать” нефть за 30 долларов.

При существующей в РФ системе налогообложения (до 60-70% выручки от каждой тонны экспортируемой нефти поступает в федеральный бюджет в виде НДПИ и таможенной пошлины) добыча нефти на арктическом шельфе нерентабельна. Выход только в налоговых льготах, которые ведут к высоким политическим рискам вследствие крайне высокой – свыше 50% – зависимости федерального бюджета от нефтегазовых поступлений.

Похожая история и с себестоимостью добычи газа. По оценкам экспертов, газ арктического шельфа до двух раз дороже, чем газ из традиционных месторождений. Себестоимость газа месторождений Ямала может составить около 240 долл./тыс. куб. м, газа шельфа Карского моря – не менее 300 долл./тыс. куб. м. Для сравнения, цена газа в США – 80-90 долл./тыс. куб. м.

По мнению российских специалистов, к 2018 году в мире произойдет удвоение существующих мощностей предприятий по сжижению газа, причем преимущественно ориентированных на азиатский рынок. У США в СПГ-проекты пойдет дешевый сланцевый газ, у Саудовской Аравии и Катара – не находящий внутристранового использования газ гигантских легкодоступных месторождений, у Австралии – более дорогое сырье, которое, однако, не представляется возможным использовать в национальной экономике. И на этом конкурентном поле собираются работать “НОВАТЭК” и “Газпром”, опираясь на труднодоступные месторождения в полярных районах, в Северном Ледовитом океане, пренебрегая опасностями ледовой проводки крупнотоннажных танкеров-метановозов и требуя для всего этого налоговые льготы.

Не стоит сбрасывать со счетов, что налоговые льготы – это недополученные средства в федеральный бюджет, то есть социальные программы. По оценкам экспертов, потери могут достигать десятков миллиардов долларов. Помимо налоговых льгот, это и обязательства, и планы построить новые ледоколы, военные базы, систему борьбы с нефтяными разливами (в данном случае разлив газоконденсата), и так далее, в том числе за счет того же федерального бюджета.

Помимо финансовых рисков существуют и операционные, то есть связанные с качеством оценки запасов, коррупционные, технические риски, связанные с более высокими экологическими требованиями. Так, разнятся данные об оценке запасов нефти на арктическом шельфе на примере Баренцева моря (российская часть). Геологическая служба США полагает, что извлекаемые ресурсы этого бассейна не меньше, чем 1,3 млрд тонн, министерство природных ресурсов и экологии оценивает тот же бассейн примерно в 0,4 млрд тонн.

Не стоит забывать и о грустном опыте компаний, ожидания которых не оправдались. Так шотландская компания, затратив 600 млн долларов, так и не нашла нефти у западного побережья Гренландии. “ЛУКОЙЛ” с Коноко Филипс недополучил примерно половину запланированной нефти на Южно-Хыльчуюском месторождении (НАО).

Исходя из имеющихся геологических оценок, российский арктический шельф не сыграет значительной роли в пополнении запасов нефти в России и увеличении нефтедобычи. Но тем не менее, несмотря на грустный опыт коллег и данные геологов, в отношении объемов добычи нефти на российском арктическом шельфе остается избыточный оптимизм.

Что же касается газа, то, как рассказал “РБГ” руководитель Арктической программы “Гринпис” в России Владимир Чупров, весь газ арктического шельфа – это два крупных проекта: Штокмановский и Карский – около 100 и 40 млрд куб. м ежегодной добычи, соответственно. Случись что, как это произошло со Штокманом, и никакой газовой арктической программы на шельфе нет!

Ситуация усугубляется и тем, что российское законодательство не может обеспечить нормального сопровождения шельфовых проектов. По словам юриста “Беллоны” Нины Поправко, отсутствуют целые блоки законодательства. Например, порядок финансирования работ, связанных с освоением ресурсов недр шельфа. Необходимо разработать единые принципы осуществления деятельности на континентальном шельфе и в территориальном море в пределах всех акваторий. Отсутствует специальный закон о поиске, разработке и добыче нефти на шельфе.

Арктические проекты могут бросить тень на имидж не только российских, у которых уже выработался хороший “иммунитет”, но и зарубежных компаний. Сложившаяся в России практика нефтяных разливов будет перенесена на арктический шельф. Предотвратить это западные компании не смогут. Состоявшийся опыт норвежской компании “Статойл”, британской “BP”, голландской “Шелл” четко показывает, что зарубежные стандарты и модели поведения в России не приживаются. Так, по данным “Гринпис”, статистика накопления отходов ТНК – BP неуклонно растет.

Стратегической альтернативой арктическим нефти и газу является переход России на новую экономическую модель на основе энергосберегающих технологий и возобновляемых источников энергии.

Беллона