Необходимость развития арктических нефтегазовых проектов вызывает большие сомнения

frontpageingressimage_DSC_0049-1..jpg Photo: Bellona

«Беллона выступает категорически против нефтегазовых проектов в Арктике. Однако, если мы не можем остановить приход нефтегазовых компаний в Арктику, мы будем заставлять эту отрасль придерживаться самых высоких экологических стандартов. Мы знаем, что компании могут работать лучше и чище, но это дороже стоит», – озвучил официальную позицию Беллоны ее эксперт по нефтегазовым вопросам Сигурд Енге (Sigurd Enge) на семинаре «Штокман и другие нефтегазовые проекты на Арктическом шельфе», состоявшемся на прошлой неделе в экологическом центре Сванховд, Норвегия.

Существует несколько причин, заставляющих экологов выступать против нефтегазовых проектов в Арктике. Это выбросы в морскую акваторию и атмосферу, риски возникновения аварийных ситуаций и нефтеразливов, а также из-за климатических изменений.

«Трудно посчитать воздействие на окружающую среду от разлитой нефти, то есть, к каким последствиям приведет разлив одного литра нефти, поскольку все зависит от множества факторов, таких, как, например, погодные условия», – рассказал Енге.

Штокман

Говоря о настоящем и будущем нашумевшего Штокмановского проекта, начальник департамента по корпоративным отношениям «Штокман Девелопмент АГ» Андрей Криворотов отметил, что окончательное инвестиционное решение по первой фазе не принято, но работа над проектом не прекращена.

«Наши акционеры пришли к решению, что окончательное решение принять в текущих условиях не возможно. Главная причина – огромные изменения на глобальном рынке», – рассказал Криворотов.

С одной стороны, сильно выросли издержки по проекту, с другой – рынки газа в США (изначально целевой рынок для Штокмана) претерпели кардинальные изменения, сильно упала цена на газ. Сейчас все производители СПГ во всем мире должны пересмотреть свои стратегии.
«Но Штокмановский проект не умер и не остановлен: интерес к проекту остается и у «Газпрома» и у иностранных компаний, сейчас его надо проанализировать и переорганизовать», – уверен Кривоторов.

По его словам, «Газпром» будет переосмысливать и переформатировать проект. «Именно об этом сообщил Черепанов на конференции в Ставангере, но его слова были неправильно интерпретированы. «Газпром» продолжает вести консультации с потенциальными иностранными компаниями», – рассказал представитель «Штокман Девелопмент АГ», затруднившись оценить хотя бы приблизительные временные рамки проекта и назвать потенциальные рынки сбыта.

«Штокмановский газ будет принадлежать Газпрому, он и будет искать рынки сбыта», – резюмировал он.

Напомним, что доказанные запасы Штокмана составляют 3,9 триллиона кубометров газа – что равно всем доказанным запасам континентального шельфа Норвегии. Лицензия на разработку принадлежит компании «Газпром добыча шельф», которая будет разрабатывать  вторую и третью фазы месторождения.

Кому нужны Арктические проекты

По оценкам Минприроды РФ более 4,2 миллионов квадратных километров площади всех акваторий являются перспективными на нефть и газ.
По словам юриста ЭПЦ Беллона (Санкт Петербург) Нины Поправко, разработки на континентальном шельфе связаны с большими экологическими рисками (разливы, большая сейсмичность, возможность проседания морского дна).

«К сожалению, российское законодательство должным образом не приспособлено к разработкам на континентальном шельфе», – уверена юрист.

Большие вопросы вызывает и экономическая составляющая таких проектов. По данным Гринпис России, себестоимость нефти в Саудовской Аравии составляет четыре доллара за баррель, в среднем по России она составляет 22 доллара, а ее себестоимость на Арктическом шельфе, например, на месторождении Приразломное, приближается к 30 долларам за баррель.

Кроме того, по словам руководителя энергетического отдела Гринпис Россия Владимира Чупрова, сомнение вызывает качество оценки запасов нефти на континентальном шельфе. Так, по данные о запасах геологической службы США в три раза превышают оценки Министерства Природных Ресурсов России.

«Это говорит о большой политизированности данного вопроса: политики часто оперируют завышенными данными», – уверен Чупров.
Согласно проекту Государственной программы разведки континентального шельфа и разработки его минеральных ресурсов 2011 года, запасы российского Арктического шельфа составляют 0,4 миллиарда тонн (или 4% от российских извлекаемых запасов, которые оцениваются в 10 млрд. тонн).

Альтернативы

По словам главы Департамента по транспортировке, подземному хранению и использованию газа ОАО Газпром Олега Аксютина, анализ, проведенный в рамках Энергетической стратегии РФ, показывает, что к 2020 году необходимость в дополнительных объемах газа составит 160–250 млрд куб. м в год, в зависимости от сценария развития экономики страны, а потенциал энергосбережения – 170 млрд кубометров в год.

«Таким образом, инвестиции в разработку новых месторождений и энергосбережение могут конкурировать. Где будет приоритет финансирования — во многом зависит от результативности работ, направленных на повышение энергоэффективности. С учетом увеличения затрат и труднодоступности новых месторождений, инновационные технологии энергосбережения, которые раньше были более дорогие, чем затраты на добычу, могут стать актуальными», — цитирует Аксютина gazprom.ru.

«Нефтегазовые проекты на Арктическом шельфе столкнулись с реальными рисками. Появляется разрыв между политической риторикой о доступности нефтегазовых запасов и тем, что реально происходит на Арктическом шельфе», – уверен Чупров.

Доказательством такой позиции экологов служат последние события, когда многие нефтегазовые арктические проекты откладываются на неопределенный срок.

Так, в июле 2012 года British Petroleum заявила, что откладывает проект Liberty в море Баффорта в связи с экономической невозможностью выполнить требования безопасности к проекту, в августе Правительство РФ не утверждает амбициозную программу освоения континентального шельфа, распускается консорциум Штокмановского проекта.

В сентябре переносятся сроки начала бурения на платформе Приразломная, компания Shell заявила о прекращении бурения на арктическом шельфе, так как не смогла пройти тест на оборудование по защите от разливов, и компания Total отказывается от проектов на арктическом шельфе.

Анна Киреева

anna@bellona.ru