Слушания по Балтийской АЭС проводятся с целью «формирования позитивного отношения населения к проекту»

frontpageingressimage_0_7001a_ecd18266_XL-1..jpg

Балтийская АЭС в Калининградской области находится в стадии строительства. На первом энергоблоке вовсю идут бетонные работы, 20 июня 2012 года строители приступили к разработке котлована под строительство основных зданий энергоблока №2. В этой ситуации Росатом решил провести новые общественные слушания по оценке воздействия на окружающую среду второго энергоблока АЭС, того самого, котлован для которого копают уже почти четыре месяца. Очевидно, что при любом результате слушаний Росатом не остановит строительство. Стало быть, надо снова ожидать манипуляций, обмана, дезинформации…

Диалог или театр абсурда?

Слушания по обоим энергоблокам Балтийской АЭС уже проходили 24 июля 2009 года. Экологи назвали их «театром абсурда».

bodytextimage_Fennovoima-radius.jpg

Повторится ли этот театр 20 октября? Вполне вероятно: достаточно заполнить зал строителями АЭС, и «одобрямс» обеспечен. В администрации Неманского района корреспонденту Беллоны.ру подтвердили что, общественные слушания по предварительному варианту оценки воздействия на окружающую среду сооружения энергоблока №2 Балтийской АЭС будут проходить в субботу, 20 октября 2012 года с 12:00 г. Неман Калининградской области. Выносимый на слушания документ, «Предварительный вариант оценки воздействия на окружающую среду сооружения энергоблока №2 Балтийской АЭС» (далее – ОВОС) размещён на сайте Неманского муниципального района Калининградской области.

Формирование позитивного отношения к АЭС

Для чего проводятся общественные слушания по проекту АЭС? Ответ есть в нормативных документах, устанавливающих две цели: информирование общественности о намечаемой деятельности, и выявление и учёт «общественных предпочтений».

А для чего проводится государственная экологическая экспертиза? Возможно, для всесторонней оценки воздействия потенциально опасной деятельности на окружающую среду и здоровье населения и принятия решения о допустимости или недопустимости деятельности?

Может и так, но только не в случае строительства в Калининградской области Балтийской атомной электростанции.

В официальном документе указано, что проведение общественных слушаний и государственной экспертизы осуществляется «с целью формирования позитивного отношения населения к проекту строительства Балтийской АЭС, демонстрации реальной выгоды для потребителей» (ОВОС, книга 2, лист 248).

Таким образом, относиться к ОВОС и предстоящим слушаниям надо именно как к рекламно-пропагандистскому мероприятию. Не стоит надеяться, что на слушаниях сторонники строительства АЭС, представители Росатома будут действительно обсуждать с заинтересованной общественностью вопросы воздействия АЭС на окружающую среду и здоровье. Вовсе нет – они будут «формировать позитивное отношение населения к проекту строительства Балтийской АЭС».

Какими методами? К сожалению, анализ выносимого на слушания документа наводит на мысль, что истинные проблемы атомщики предпочитают скрывать, где умело, где топорно. Вот несколько примеров.

Падение самолёта

Падение среднемагистрального пассажирского самолёта на АЭС может вызвать катастрофу, сравнимую с Фукусимой и Чернобылем. К сожалению, нельзя исключать возможность террористической атаки, нельзя ограничиваться рассмотрением лишь случайного падения самолёта на АЭС, вероятность которого мала. «Над площадкой Балтийской АЭС проходят воздушные коридоры гражданских самолетов, базирующихся в аэропорту Храброво, расположенного в 24 км севернее г. Калининграда и на расстояниях порядка 40-50 км от площадки Балтийской АЭС. Полеты осуществляются ежедневно». (ОВОС, книга 1, лист 326) Таким образом, риск вполне реален.

bodytextimage_zony.jpg Photo: ОВОС 2 энергоблока Балтийской АЭС

Для защиты реактора от внешних воздействий, в том числе и от падения самолёта предусмотрена защитная оболочка. Каждый, кто увидит в ОВОС Рисунок 2.1.2 «Номенклатура и количественные характеристики природных и техногенных воздействий, на которые рассчитана защитная оболочка реактора» (ОВОС, книга 1, лист 36) придёт к выводу, что бояться нечего – ведь там ясно нарисован тяжёлый лайнер, Боинг-747 массой до 200 тонн. Однако это неправда, точнее – ложь, дезинформация. Далее сами атомщики сообщают: «В проекте Балтийской АЭС будет учтена нагрузка от удара легкого самолета Lear Jet-23 с полетной массой 5,7 т, летящего со скоростью 100 м/с» (ОВОС, книга 1, лист 328). Возможно, расчет на невнимательного читателя, который не будет изучать сотни страниц ОВОС, а на картинки внимание обратит.

Следует отметить, что вокруг вопроса о том, выдержит ли защитный колпак АЭС падение самолёта, давно существует много лжи. Обман этот опасен тем, что позволяет атомщикам не учитывать такое «внешнее воздействие» как террористическую атаку на АЭС с использованием пассажирского лайнера. Это – путь к повторению Фукусимы, там тоже утверждали, что АЭС от любого цунами защищена.

Выбросы радионуклидов при авариях занижены

Другой обман в ОВОС связан с занижением выбросов радионуклидов при возможной тяжёлой аварии. По принятым в Европе стандартам считается, что выброс цезия-137 при запроектной аварии не может быть менее 100 терабеккерель (100 ТБк), а в Финляндии эта цифра установлена Решением Правительства (395/1991), чтобы атомщики не обманывали и выброс не занижали.

В ОВОС для выброса цезия-137 при запроектной аварии приводится оценка в 10 ТБк (ОВОС, книга 2, лист 134), что в 10 раз меньше европейских стандартов и в сотни раз меньше возможного выброса при реальной тяжёлой аварии. Но важны не цифры выбросов, а то, какие выводы делаются не только о приемлемости опасного проекта, но и о том, как надо готовиться к минимизации последствий возможной аварии.

Зона эвакуации – 800 метров?

А выводы простые – наша АЭС настолько безопасна, что даже при запроектной аварии эвакуация населения не потребуется. К сожалению, это тоже не правда, а часть тактики «формирования позитивного отношения к проекту»

bodytextimage_kotlovan-aep.jpg Photo: Атомэнергопроект

«Расчетное значение радиуса зоны планирования мероприятий по обязательной эвакуации населения при тяжелой аварии не превышает 800 м, что указывает на отсутствие практической необходимости в таком мероприятии» (ОВОС. Книга 1. Лист 46).

«Уровни внешнего и внутреннего облучения, формируемые на границе 5-7 км и за ее пределами, не препятствуют неограниченному пребыванию на открытой местности и не достигают нижнего уровня дозового предела по укрытию и защите кожных покровов в соответствии с НРБ-99/2009. Защитные мероприятия в зоне 5-7 км (ЗПЗМ) ограничены, в основном, укрытием и/или иодной профилактикой. … Анализ доз облучения населения в результате потребления местных сельхозпродуктов показывает, что при тяжелой аварии с ПАВ [предельный аварийный выброс] потребуется временное ограничение потребления продуктов питания местного производства, полученных на расстояниях до 25 км от энергоблока АЭС, и длительное ограничение на расстояниях порядка 5-7 км» (ОВОС, книга 2, лист 139).

bodytextimage_b1p36.jpg Photo: ОВОС 2 энергоблока Балтийской АЭС

Сравним с выводами, к которым пришли в Финляндии при анализе последствий аварий на новейших АЭС. По результатам ОВОС финской АЭС «Фенновойма» сделан вывод, что в качестве защитных мероприятий возможно потребуются временная эвакуация людей на расстояниях до 10 км, приём препаратов йода на расстояниях до 100 км, краткосрочные ограничения потребления продуктов питания местного производства до 1000 км, длительные ограничения потребления некоторых продуктов до 300 км. Поэтому и зоны воздействия АЭС предложены в 100, 500 и 1000 км (см. рисунок).

То есть, у нас эвакуация лишь в радиусе 800 метров, у финнов – 10 км. Это тоже заниженная оценка, но всё же более реалистичная. В Финляндии для АЭС будут разработаны планы эвакуации, а для Балтийской АЭС этого не будет сделано. Далее – в Финляндии предусмотрена йодная профилактика на расстоянии 100 км от АЭС. Для этого будут закуплены и розданы населению специальные йодные препараты. Авторы ОВОС Балтийской АЭС хотят нас убедить, что йодная профилактика на расстояниях больше 5-7 км от аварийной АЭС ни при каких условиях не потребуется. Росатом сэкономит на закупках йодных таблеток, а население, в случае аварии, как обычно останется беззащитным.

Следует отметить, что г. Неман (12 тыс. жителей) находится в 10-15 км от площадки АЭС, г. Советск (42,6 тыс. жителей) – в 20-30 км. В 100-километровую зону Балтийской АЭС входят Калининград (421,7 тыс. жителей), а также литовские Каунас (373,7 тыс.) и Клайпеда (191,6 тыс.).

Понятно, что российские атомщики не хотят признавать, что в случае аварии может пострадать Калининград, Каунас, Клайпеда…

«Исследования носят формальный характер»

«Исследование трансграничного переноса радиоактивных веществ с газоаэрозольными выбросами/сбросами с АЭС в условиях НЭ [нормальной эксплуатации] и возможных ННЭ [нарушений нормальной эксплуатации, т.е. аварий] носит формальный характер. Многолетний опыт эксплуатации десятков энергоблоков с ВВЭР (Кольская АЭС, Ново-Воронежская АЭС, АЭС Ловииза в Финляндии, АЭС Пакш в Венгрии, Тяньваньская АЭС в Китае и т.д.) и PWR позволил отнести атомные станции к экологически чистым источникам энергии» (ОВОС, книга 2, лист 137). Пассаж интересен двумя моментами. Во-первых, авторы ОВОС проговорились, открыли тайну, что исследования всерьёз не проводились, ибо они считают АЭС «экологически чистыми». Во-вторых, и это прямая дезинформация, авторы ОВОС не упомянули общеизвестный факт, что именно на реакторе PWR (аналог ВВЭР) в 1979 году в США на АЭС Три Майл Айленд произошла серьёзная авария с выходом радионуклидов в окружающую среду, эвакуацией населения и прочими прелестями «экологически чистой» атомной энергетики.

Реакторы ВВЭР «в принципе не могут быть высоко безопасными»

Если подойти к вопросу не формально, всерьёз, то следует доверять не авторам ОВОС, а мнению экспертов, считающих, что реакторы ВВЭР в принципе не могут быть безопасными.

«В самых распространенных сегодня, так называемых, водяных реакторах горячая вода под давлением удерживается стальным корпусом реактора. Но если в случае аварии начнется подъем температуры, то при этом возрастет и давление, а значит, и нагрузка на корпус и трубопроводы. Последние могут не выдержать», – Коновалов, бывший министр по атомной энергии РФ, интервью, 1998.

«Водоохлаждаемые реакторы, несмотря на весь опыт, полученный при работе на них, в принципе не могут быть высоко безопасными… Нельзя создать безопасную атомную энергетику на базе водоохлаждаемых реакторов», – академик В. И. Субботин, «Размышления об атомной энергетике», СПб, 1994).

Но лоббистам Балтийской АЭС эти мнения не интересны. Им позволительно голословно утверждать, что атомная энергетика «экологически чистая», и на основании этого утверждения «формально» заявлять об отсутствии воздействия аварий и выбросов на окружающую среду и здоровье людей.

Кто виноват и что делать?

Понятно, что строительство Балтийской АЭС в первую очередь выгодно госкорпорации «Росатом». Понятно также, что атомщики разработали ОВОС не с целью честно оценить воздействие атомной электростанции на здоровье и окружающую среду, а чтобы скрыть наиболее серьёзные проблемы, связанные, в частности, именно с последствиями тяжёлых аварий.

ОВОС разработана генеральным проектировщиком Балтийской АЭС – Открытым акционерным обществом «Санкт-Петербургский научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт «Атомэнергопроект» (ОАО «СПбАЭП»)». Таким образом, именно ОАО «СПбАЭП» несёт ответственность за этот рекламно-пропагандистский материал, написанный, как мы помним, с целью «формирования позитивного отношения к АЭС».

Вопрос «Что делать?» относится к извечным философским вопросам… Иммануил Кант, на родине которого строят Балтийскую АЭС говорил: «Делай, что должно, и будь что будет»…

 

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com