Финансовые «чудеса» на Белоярской АЭС

ingressimage_Beloyarsk_Nuclear_Power_Plant_operation2.jpg

Евгения Седова

Смена вывески

«Имеются возможные признаки нецелевого расходования бюджетных денежных средств, полученных для строительства объекта «Расширение АЭС энергоблоком № 4 с реактором БН-800»», — написал в своем «Сообщении о возможном совершении преступления» (ст. 144 УПК РФ) Евгений Тибенко — конкурсный управляющий обанкротившегося предприятия  ООО  «Дирекция отделочных работ-1» («ДОР-1»).

Сообщение было отправлено в два «местных» адреса: руководителю Управления федеральной налоговой службы (ФНС) России по Свердловской области и начальнику Межрайонной инспекции федеральной налоговой службы (ИФНС) № 24 по Свердловской области. Аналогичное письмо Тибенко адресовал «наверх» — генеральному директору ОАО «Концерн Росэнергоатом» Е. В. Романову.

Чтобы понять истоки авральных ситуаций на «особом» объекте Белоярской АЭС, надо знать историю банкротства ООО «ДОР-1». С этим предприятием, учрежденным в 2005 году единственным учредителем — ООО «Управляющая компания «Уралэнергострой», спустя пять лет стали происходить непонятные метаморфозы.

В конце марта 2011-го была введена процедура наблюдения (номер дела о банкротстве — А60-45518/2010), в апреле конкурсным управляющим стал Евгений Тибенко, а 16 июня предприятие-должник было признано банкротом.

Конкурсный управляющий выяснил, что в преддверии банкротства, после введения «процедуры наблюдения», за короткий промежуток времени дважды произошла смена юридического адреса, дважды поменялись учредители предприятия, трижды сменились директора и дважды — налоговый орган.

Некогда успешное предприятие с оборотом (апрель 2008-го — декабрь 2010 г.) более 450 млн рублей, с численностью работников примерно 130 человек, прекратило свою деятельность и якобы переехало, поменяв юридический адрес, из города Заречный в барак, расселенный под снос, в Екатеринбурге. По свидетельству Евгения Тибенко, оно никуда не переезжало — только сменило вывеску – на ООО «ЖилСтрой». А его единственным учредителем как было, так и осталось ООО «Управляющая компания «Уралэнергострой».

Но всем контрагентам, работавшим с ООО «ДОР-1» (в том числе и ОАО «Концерн Рос­энергоатом»), были разосланы извещения, что на базе ООО «ДОР-1» создано другое предприятие, также входящее в группу Трест «УралЭнергоСтрой».

Пропавшие векселя

Как говорится в «Сообщении» конкурсного управляющего, вопреки законодательству, предписывающему не менее пяти лет хранить документы отчетности после того, как они использовались в последний раз, документы общества, необходимые для проведения анализа финансового состояния должника, бесследно исчезли. К слову, вместе с имуществом. Это стало очевидно в ходе конкурсного производства, введенного Арбитражным судом Свердловской области. Кроме того, в ходе кризисного «разбора полетов» действующий до банкротства предприятия директор Сергей Алексанин заявил, что приобрел и передал следующему директору Дмитрию Антонову векселя Сбербанка России на сумму 5 млн 500 тыс. рублей.

Но Антонов, по словам конкурсного управляющего, даже «о том, как стал директором данной компании, пояснить затруднился», заявив, что ему «никакого имущества и документов передано не было». А затем и сам… бесследно исчез. Выяснилось, что по прежнему адресу он не проживает «в связи с расселением ветхого жилья» (напомним, «ДОР-1» проделало ту же «штуку», якобы переселившись в барак, расселенный под снос).

Но Евгений Тибенко обнаружил след пропавших векселей. В его «Сообщении» говорится, что, по имеющимся у него документам, они «были обналичены работниками ООО «Управляющая компания «Уралэнергострой».

Признаки преднамеренного банкротства

Эта детективная история заставила конкурсного управляющего прийти к выводу о том, что «все эти смены директоров и учредителей были сделаны без каких-либо объективных причин, с единственной целью затруднить или сделать невозможным розыск активов и финансово-бухгалтерской документации общества, с целью уклониться от погашения задолженности… в том числе и перед бюджетом РФ в лице налогового органа, чем причинен реальный ущерб… в размере 68 744 577,82 руб.». В деле «ДОР-1» конкурсный управляющий усмотрел признаки преднамеренного банкротства (ст.  196 УК РФ).

Скрытые налоги, мифические лица

В ходе конкурсного производства, после получения выписок со счета ООО «ДОР-1», общего анализа ситуации управляющим были «установлены подозрительные операции с фирмами (в общей сложности таковых не меньше десятка), которым перечислялись крупные денежные суммы бюджетного финансирования, полученного для строительства объекта «Расширение АЭС энергоблоком № 4 с реактором БН-800».

«По предварительному анализу, всем этим фирмам транзитом через ООО «Дирекция отделочных работ-1» прошло более 150 млн рублей, за полученные денежные средства они какую-либо поставку материалов не производили и никаких фактических работ не выполняли», — уточняет конкурсный управляющий.

Тибенко установил, что «все указанные перечисления совершались сотрудниками некой управляющей компании ООО «Менеджер» от имени генерального директора Суруды Виктора Борисовича, с одобрения единственного учредителя ООО «Управляющая компания «Уралэнергострой», генеральный директор — тот же Суруда…»

С точки зрения Тибенко, имеются в деле и «возможные признаки налогового преступления: уклонение от уплаты налогов и (или) сборов, предусмотренных ч. 2 ст. 199 УК РФ в особо крупном размере».

Факты, приведенные конкурсным управляющим, более чем серьезны. По предварительным расчетам, сумма недоимки с 2008 года до момента банкротства составила 163 500 924 рубля.

Фемида казнит и… милует

Результаты проверок на объекте «Расширение АЭС энергоблоком № 4 с реактором БН-800» не раз становились предметом разбирательства арбитражных судов. Но случалось, что служители Фемиды выносили диаметрально противоположные решения.

В ноябре 2011 года Семнадцатый Арбитражный апелляционный суд города  Перми подтвердил обоснованность претензий проверяющих — Уральского управления Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 10.05.2011 г. к «Уралэнергострою». Речь шла о результатах выездной проверки, выявившей 29 нарушений.

Весной 2012 года Арбитражный суд Свердловской области высказался в пользу «Уралэнергостроя» (решение от 2 апреля). При этом нарушения, обнаруженные представителями Уральского межрегионального территориального управления по надзору за ядерной и радиационной безопасностью в ходе комплексной проверки выполнения «Уралэнергостроем» строительно-монтажных работ на объекте были признаны необоснованными. На этом фоне попытки конкурсного управляющего «ДОР-1» выглядят донкихотством.

Суммы причиненного ущерба

Финансирование строительства БН-800 осуществляется из двух источников: федерального бюджета и собственных средств ОАО «Концерн Росэнергоатом». Причем любое расходование бюджетных средств должно быть документально обосновано и подтверждено надлежащими бухгалтерскими документами.

Но по данным, которыми располагает Евгений Тибенко, «федеральные денежные средства, полученные для строительства объекта «Расширение АЭС энергоблоком № 4 с реактором БН-800», под разными предлогами выводились через ООО «ДОР-1», без какой-либо экономической цели для общества, на другие подконтрольные Тресту «УралЭнергоСтрой» предприятия и лиц». К примеру, «на питание лиц, привлеченных к строительству четвертого энергоблока БАЭС», через ООО «ДОР-1» было перечислено денежных средств в размере 52,5 млн рублей.

Когда конкурсный управляющий обратился за разъяснениями к руководству организации — получателю денежных средств за питание, выяснилось, что все талоны на питание (бланки строгой отчетности) уничтожены, каких конкретно людей кормили с предоставлением списков и персонального учета – выяснить невозможно. Аналогичная картина – с проживанием тех же мифических «лиц», привлеченных к строительству.

Конкурсный управляющий не исключает, что ситуация может быть еще более серьезной, но для выяснения объективной картины расходования бюджетных средств, выделенных для строительства четвертого энергоблока Белоярской АЭС и проходивших через ООО «ДОР-1», необходимо запросить информацию, документы и провести встречные налоговые и оперативные проверки в целом ряде организаций. Таких, как ООО «Управляющая компания «Уралэнергострой», ОАО «Атом­энергопром», ОАО «Концерн Росэнергоатом», ООО «УС БАЭС», Белоярская АЭС, «Дирекция строящейся Белоярской АЭС-2», ОАО «ИРМ».

Конкурсный управляющий обращает внимание на то, что «в штате генподрядчика — ООО «Управляющая компания «Уралэнергострой», как правило, значилось небольшое число работников, а на деле в строительстве участвовали сотни официально не трудоустроенных людей — следовательно, соответствующие налоги, страховые взносы по ним в бюджет не перечислялись».

«Тщательное расследование обстоятельств дела позволило мне понять, что речь идет об определенной схеме, — объясняет Евгений Тибенко. — «Дирекция строящейся Белоярской АЭС-2» должным образом ситуацию не контролировала. На вопрос «почему?», надеюсь, ответят компетентные органы».

Bellona

info@bellona.no