«Газпром» заморозил Штокман

frontpageingressimage_Shtokman.Miller-Lund-Marger.jpg

По словам Черепанова, «Газпром» уже договорился со своими зарубежными партнерами по Штокману (французской Total и норвежской Statoil) о невозможности реализации проекта.

«Все стороны пришли к соглашению, что расходы слишком велики, чтобы мы смогли делать это на данном этапе», – цитирует Черепанова Газета.Ру. При этом он добавил, что участники проекта в настоящее время собирают новую информацию, касающуюся Штокмана.

«У нас значительные запасы газа, – напомнил Черепанов. – Мы не должны принимать поспешные решения».

«Именно об этом Беллона все время и говорила, – отметил Президент международной экологической организации Фредрик Хауге (Frederic Hauge). – Это решение показывает насколько технически сложно реализовывать нефтегазовые проекты в Арктике. Это до такой степени сложно, что подобные проекты становятся невыгодными».

«Нефтегазовые компании попросту обманывают население, когда говорят о том, что Арктические проекты не так уж и сложны. Стоимость таких проектов зашкаливает, если все делать на приемлемом безопасном уровне. Беллона обеспокоена тем, что, для удешевления реализации дорогих арктических проектов, придется экономить на экологической составляющей и готовности к ликвидации возможных аварий», – заявил Хауге.
 
А что партнеры?

В Total подтвердили остановку проекта, отказавшись от дальнейших комментариев. В ходе самой конференции в Ставангере (Норвегия) вице-президент Total по северо-европейским операциям Патрис де Вив (Patrice de Vives) заявил: «Мы обеспокоены последствиями нефтяных разливов в этом районе. Всегда есть вероятность аварий, даже если используются наилучшие технологии».

«В мире существует много других мест для бурения, а Арктика – не то место, где мы хотим работать. В частности, поэтому мы не работам в районе Гренландии», – добавил он в интервью газете Афтенбладет.

В концерне Shell, рассматривавшем возможность вхождения в проект, заявили, что «компания успешно сотрудничает с «Газпромом» над проектом «Сахалин-2» и приветствует возможность продолжения сотрудничества над другими проектами». «Но в отношении разработок Штокмановского месторождения вынуждены отказаться от комментариев», – рассказали «Газете.Ru» в глобальном офисе Shell.

«Ранее мы говорили о том, что решили не продлевать участие в первой фазе проекта на месторождении Штокман. Statoil нужны новые соглашения и условия для работы. Но о них мы уже ведем переговоры с «Газпромом»», – рассказали «Газете.Ru» в Statoil.

Напомним, что в соответствии с акционерным соглашением по Штокману, доля «Газпрома» в проекте составляла 51%, французской Total – 25%, норвежской Statoil – 24%.

В начале августа Statoil передала свою долю в Shtokman Development «Газпрому», после чего норвежской акции компании существенно выросли. Тогда же Хельге Лунд (Helge Lund) и старший вице-президент по региону Европы и Азии Statoil Тойгеир Кидланд (Torgeir Kydland) вышли из состава совета директоров ШДАГ.

Представители Statoil тогда заявляли, что компания продолжает переговоры с «Газпромом», обсуждая новую бизнес-модель, которая, как надеется Statoil, станет успешной. Тем не менее, по словам представителя компании, Statoil уже списала два миллиарда норвежских крон (около 340 миллионов долларов), вложенных в российский проект, сообщает Коммерсант.

Причины провала

Предполагалось, что штокмановский газ будет сжижаться и пойдет на рынок в виде СПГ (сжиженный природный газ). Планировалось, что первый газ со «Штокмана» пойдет уже в 2013 году. Впоследствии годом начала разработки был утвержден 2016-й, но в июне 2011 года Shtokman Development обратилась с заявкой о продлении сроков ввода месторождения до 2017–2018 годов. По проекту еще не принято инвестиционное решение, а лицензионные сроки «поджимают», поясняли тогда в «Газпроме».

В ноябре прошлого года правительство поставило «Газпрому» жесткое условие: «Штокман» должен быть введен в строй не позднее 2016 года. Этот срок был утвержден правительственной комиссией по топливно-энергетическому комплексу, которую тогда возглавлял вице-премьер Игорь Сечин. Попытки форсировать принятие решения по проекту предпринимались и позднее.

Эксперты ранее отмечали, что принятие инвестиционного решения по «Штокману» постоянно откладывается в связи с неопределенностью по налогам (акционеры хотели получить льготы). В конце марта Владимир Путин заявил, что льготы будут предоставлены. По оценкам специалистов, за счет льгот, обещанных Путиным, акционеры Штокмана смогли бы сэкономить 8,5–10 миллиардов долларов.

В «Газпроме» отказались комментировать ситуацию, но источник, близкий к акционерам Штокмана, говорит, что иностранные партнеры не смогли достичь окончательного соглашения с «Газпромом» по параметрам проекта. «Скорее всего, именно в связи с этим было принято решение его заморозить, – говорит источник. – Однако следует отметить, что чем чаще откладывается реализация Штокмана, тем меньше шансов, что он вообще будет реализован».

По словам Сергея Вахрамеева из ИФК «Метрополь», заморозка Штокмановсокого проекта была ожидаема.

«Штокман изначально был ориентирован на поставки СПГ в США, а сейчас это уже неактуально, – рассказывает эксперт. – После бума сланцевого газа цены на газ там резко упали, более того, Америка сама может начать экспортировать газ».

Штокмановское газоконденсатное месторождение расположено на шельфе Баренцева моря, примерно в 600 километрах к северо-востоку от Мурманска. Глубина в этом районе достигает 340 метров. Разведанные запасы составляют около 3,8 триллионов кубометров природного газа и около 37 миллионов тонн газового конденсата — по запасам это одно из крупнейших месторождений в мире.

Проектная добыча на «Штокмане» должна составить 71 миллиард кубометров в год, максимальная может составить до 95 миллиардов кубометров (для сравнения: Германия, самый крупный контрагент «Газпрома», закупает ежегодно 33–35 миллиардов кубометров российского газа).

Анна Киреева

anna@bellona.ru