В проекте «АЭС-2006» что-то не то…

frontpageingressimage_ozharovsky210909-2..jpg Photo: greenbelarus.info

«Безобидные» запроектные аварии

Вопрос о приемлемости или неприемлемости атомной энергетики тесно связан с оценкой последствий тяжелых запроектных аварий. Запроектная авария – это та, что мы практически не можем предвидеть, например Чернобыль и Фукусима. Такие катастрофы, к счастью, происходят нечасто, но ущерб от них огромен, а загрязнение распространяется на сотни и тысячи километров.

Официальная позиция Росатома, изложенная в Оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС) новых энергоблоков, состоит в том, что даже при запроектных авариях на «АЭС-2006» не потребуется ни эвакуации населения, ни других масштабных мер, направленных на срочную ликвидацию ее последствий, а опасное загрязнение не распространится далее чем на 3 км. Эти утверждения постоянно вызывают споры и сомнения в их обоснованности.

aes 2006 project

Оказывается, что в ОВОС изначально занижены значения возможных выбросов опасных радионуклидов. Как следствие, занижены оценки концентрации радиоактивных аэрозолей в воздухе, радиоактивного загрязнения почв и дозовых нагрузок на население и компоненты окружающей среды. К тому же данные о выбросах радионуклидов при запроектных авариях на АЭС, сооружаемых по одному и тому же проекту, отличаются в сотни тысяч раз.

В сотни тысяч раз

Сравним данные о выбросах радионуклидов при тяжелых запроектных авариях на энергоблоках «АЭС­-2006». Сегодня ГК «Росатом» сооружает такие энергоблоки на Нововоронежской АЭС-­2, Ленинградской АЭС-­2, Балтийской АЭС в Калининградской области, достигнута договоренность о строительстве «АЭС­-2006» в Беларуси, предполагалось сооружение в Костромской и Нижегородской областях.

В ОВОС ЛАЭС-­2 при запроектной аварии выброс цезия­-137 оценивается в 1014 беккерелей (Бк), в ОВОС Балтийской АЭС эта цифра уже в 20 раз меньше, в ОВОС Нижегородской АЭС – в 14 500 меньше, в ОВОС Костромской АЭС и Нововоронежской АЭС­-2 – в 145 000  раз меньше (см. таблицу).

bodytextimage_krugi3.jpg

Может, дело в том, что под коммерческим названием «АЭС-­2006» скрываются два немного разных проекта? «АЭС­-2006» в Ленинградской и Калининградской областях строятся по проекту ОАО «Санкт­-Петербургский Атомэнергопроект» (СПбАЭП) с реакторной установкой ВВЭР­-1200 В-491, а Нововоронежская АЭС­-2, Нижегородская и Костромская АЭС разрабатывались Нижегородским АЭП с реакторной установкой ВВЭР-1200 В-392М. Для оценки выбросов при запроектных авариях различия между петербургским и нижегородским вариантом «АЭС-­2006» не являются существенными и уж точно не могут объяснить расхождения в сотни тысяч раз.

Найдите два отличия

Всем понятно, что разработчики АЭС будут стремиться занижать и вероятность, и последствия возможных аварий. Задача ответственного государства и общественности – не позволить им это сделать. К примеру, в Финляндии приняты нормативы, согласно которым эмиссия цезия­-137 при модельной тяжелой аварии составит 1014 Бк, эта оценка упомянута в ОВОС ЛАЭС­-2.

Норматив установлен правительством Финляндии (Решение 395/1991), чтобы не дать представителям атомной промышленности приуменьшить последствия запроектных аварий. Интересно отметить, что, по последним оценкам, выброс цезия в результате катастрофы на АЭС «Фукусима-­1» был больше этого «потолка» в 400 раз и составил 4х1016 Бк.

Зона воздействия: 1000 или 3 км?

К тому же и зона воздействия запроектных аварий на финских АЭС заметно больше. Так, на АЭС «Фенновойма» с реакторами того же типа, что на «АЭС­-2006» («реактор с водой под давлением»), и аналогичной мощности она составляет 100, 500 и 1000 км. По утверждению специалистов Росатома, зона воздействия аварий на наших АЭС – 800 м и 3,5 км… Что называется, найдите два отличия.

bodytextimage_krugi-fi.jpg

Интересно, что хотя выбросы радионуклидов в ОВОС российских «АЭС-2006» отличаются в сотни тысяч раз, зоны воздействия аварий везде указываются одни и те же. Казалось бы, при оценке радиационных аварий именно количество попавших в окружающую среду радионуклидов должно влиять на дальность их распространения. Но нет, во всех ОВОС делается один и тот же вывод: «дозовая нагрузка на население при запроектных авариях может превысить уровень Б «Критериев принятия решений…» в зоне от 0,8 до 3 км по направлению ветра. Это, в свою очередь, может привести к необходимости введения ограничений на потребление продуктов питания местного производства. Необходимости обязательного отселения населения нет» (цитата по ОВОС Нижегородской АЭС). Вряд ли кто-то может поверить, что радионуклиды, выброшенные при аварии на «АЭС­-2006», не разлетятся на сотни и тысячи километров, как это было в Чернобыле и на Фукусиме, а дисциплинированно упадут на землю в радиусе трех километров…

Нас никто не спасет?

Ситуация, когда выброс радионуклидов и размер зоны возможного заражения занижен в тысячи раз, приводит к неприятным последствиям – к защите населения в случае масштабной аварии снова никто готов не будет. Не будет ни йодных таблеток, ни индивидуальных средств защиты, ни планов эвакуации… Ведь Росатом официально утверждает, что даже при самой страшной аварии все ограничится зоной всего в 3 км.

Разница последствий аварий в сотни тысяч раз для одного и того же энергоблока с принципиально одинаковыми характеристиками (проект «АЭС­-2006», реактор ВВЭР­-1200) говорит о высокой неопределенности оценок возможных аварийных выбросов. Авторы ОВОС необоснованно выбирают именно минимальную оценку, зачастую даже в одном и том же документе приводятся значительно отличающиеся данные. Так, в ОВОС второй очереди Ленинградской АЭС­-2 на листе 147 указывается: «Выброс Cs­-137 в окружающую среду при тяжелой аварии с плавлением топлива не должен превышать 100 ТБк» (1014 Бк, как у финских АЭС), на листе 149 предельный аварийный выброс Cs­-137 предлагается снизить в 20 раз – до 5 ТБк, на листе 150 снова речь идет о выбросе цезия в 100 ТБк…

На необъяснимые различия в оценках объема выбросов радионуклидов при запроектных авариях и существенное занижение возможного неблагоприятного воздействия представители экологических организаций неоднократно указывали на общественных слушаниях по проектам сооружения новых реакторов. Автор участвовал в слушаниях по Балтийской, Костромской, второй Ленинградской и второй Нововоронежской АЭС, выступал, задавал вопросы… Ответом были лишь заклинания о «безопасности современных АЭС»…

Кроме того, реакторы ВВЭР­-1200 не имеют доказанного опыта безопасной эксплуатации, данные, представленные в ОВОС, носят теоретический, расчетно­оценочный характер. Информация в ОВОС «АЭС­-2006» явно неадекватна. Такая документация вводит в заблуждение как общественность, так и лиц, принимающих решения.

Комментарий эксперта «Беллоны»

Непонятно, как специалисты АЭП для одного и того же проекта «АЭС­-2006» дают данные, отличающиеся в сотни тысяч раз по выбросам радионуклидов и границам загрязнения в случае запроектной аварии. О чем говорит такой разброс – об ошибках в документации? О низкой квалификации специалистов? Об отсутствии контроля со стороны заказчика проекта? Журнал «ЭиП» ждет от ГК «Росатом» разъяснений по данным вопросам.

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com