Итоги Рио+20: Результаты конференции, прошедшей в конце июля в Бразилии, разочаровали большую часть международной экологической общественности

ingressimage_Rio20_UStream_Banner6B.jpg

Рио+20 стало одним из самых крупномасштабных мероприятий в истории ООН – для обсуждения вопросов устойчивого развития в Бразилию съехались более 45 тысяч человек, из них более 12 тысяч официальных делегатов, более 100 глав государств и правительств, более 10 тысяч наблюдателей и около 4000 журналистов. За время работы подготовительной конференции и самой Рио+20 было проведено более 500 мероприятий, как в рамках официальной, так и в рамках паралелльной программы.

Кроме того, в течение недели работал и «альтернативный» Народный Саммит, собравший тысячи экологов, экспертов и активистов со всего мира, с целью выработки альтернативных способов работы в условиях слабой политической воли к изменению текущей экономической, социальной и экологической ситуации в мире.

Принимая во внимание масштабность мероприятия, уровень его провала можно также назвать эпическим. Принятый финальный документ (его официальное название – «Будущее, которое мы хотим») оказался крайне слабым в формулировках и обязательствах практически по всем переговорным пунктам – от вопросов определения зеленой экономики и «дорожной карты» перехода к ней, до инициирования нового переговорного процесса для создания соглашения о защите Мирового океана и от институциональной реформы органов ООН, занимающихся вопросами окружающей среды до обсуждавшегося отказа от субсидий ископаемого топлива.

 

$500 млрд лучше чем ничего

Впрочем, по ряду вопросов прогресс был все-таки достигнут – в том числе, в области запуска процесса подготовки Целей Устойчивого Развития, а также планов разработки новых индикаторов устойчивого развития, дополняющих ВВП экологической и социальной составляющей. Кроме того, были получены финансовые гарантии на сумму более $500 млрд – эти средства также пойдут на программы в области устойчивого развития, в том числе в области энергетики, транспорта, зеленой экономики, снижения уровня катастроф, опустынивания, загрязнения водных ресурсов, вырубки ресурсов и истощения почв.

Получившийся в результате текст соглашения оказался в наибольшей степени приемлемым для всех, но и одновременно наименее обязательным к выполнению. По сути дела, высокие слова и заявления финальной резолюции не подкреплены никакими конкретными обещаниями или планами, оставляя «открытое поле для игры» национальных правительств по собственном усмотрению.

 

ЕС и США слабы в переговорах

Ключевым фактором в переговорах оказалась довольна слабая позиция ЕС, не готового к жесткой переговорной линии в условиях экономических проблем «у себя дома». США также сыграли довольно слабую роль в переговорном процессе – в том числе из-за внутриполитических противоречий в предвыборный период. Наиболее «про-зеленую» позицию занимала группа африканских стран – ее представители даже планировали выход из соглашения в предпоследний день конференции, впрочем, не решившись в результате на подобный шаг. Получившийся документ – «минимальное возможное», устраивавшее как быстро развивающиеся страны (Китай, Бразилию, Индию), так и ЕС и США. Вице-премьер РФ Аркадий Дворкович, выступая перед журналистами в Рио, также назвал новое соглашение «приемлемым для большинства участников».

По мнению представителя одной из крупнейших европейских организаций, работающих в области международного развития – «Хлеб для мира» – Томаса Хирша, «в выигрыше оказались преимущественно страны БИКС» – Россия активно себя в переговорном процессе не показала. «Речь прежде всего идет о Бразилии, предложившей в качестве финального варианта текста минимальный консенсус с заявленными «красивыми принципами», но без планов конкретной реализации и четких обязательств», – заявил эксперт. «Проиграли прежде всего ЕС и ряд развивающихся стран, имевших более высокие ожидания к началу переговорного процесса», полагает господин Хирш.

Кристоф Бальс, представляющий немецкую экспертную организацию «Germanwatch», участвующий в процессе переговоров по Рио уже на протяжение последних 20 лет, также объяснил провал переговоров прежде всего «отсуствием лидерства». С точки зрения эксперта, страны, озабоченные «домашними проблемами» и глобальным экономическим кризисом, неохотно берут новые международные обязательства. Именно поэтому для успеха и продвижения процесса переговоров в будущем, нам необходимы, прежде всего, новые лидеры и «первопроходцы», удачи которых станут показательными для всего мира и смогут привлечь как международные правительства, так и международный бизнес к более активным действиям в области «зеленой экономики».

Кристоф Бальс полагает, что подобными «первопроходцами» могли бы стать, например, Германия (в случае, если концепция энергетического перехода на возобновляемые источники энергии окажется экономически обоснованной), Коста-Рика и Мексика (объявившие планы перевода стран на низкоуглеродный путь развития), Марокко (включая масштабный проект развития солнечной энергетики в стране), но также и ряд регионов Китай (которые уже в следующем году запускают пилотные программы низкоуглеродного, зеленого и «замкнутого» (circular) развития) и США (прежде всего, зеленые инициативы и углеродный рынок Калифорнии). В случае если тестируемые программы и планы окажутся успешными, они в дальнейшем послужат примером наилучших практик, задав дальнейшее направление экономического развития для мира. Так, если опробовав планы низкоуглеродного и замкнутого развития на ряде провинций, Китай убедится в экономическом успехе подобных мер, руководство страны сможет взять на себя более четкие обязательства и в международном переговорном процессе, начав убеждать и другие страны, уверен Кристоф Бальс.

Впрочем, прошедший в Рио саммит продемонстрировал еще одну явную политическую тенденцию. Речь идет о кризисе политического управлениями в большинстве стран мира, об оторванности интересов элит и крупного бизнеса от интересов конкретных граждан, общин, общественных объединений. Именно это разделение на формальный саммит глав государств и правительств и Народный саммит (даже территориально они были разнесены по разным частям Рио-де-Жанейро) явно продемонстрировало кризис текущей глобальной политической и экономической системы, функционирующей, прежде всего, для сохранения текущего положения – в котором небольшой процент населения получает экономические блага, в то время как оставшаяся большая часть получает на свою долю «экологические» и «социальные» затраты. Положительным, впрочем, стало укрепление связи экологических и социальных вопросов, вопросов истощения природных ресурсов, изменения климата, вырубки лесов, истощения почв и загрязнения океанов – с вопросами продовольственной безопасности, бедности, справедливости.

Лютц Шланге, исследователь новой экономики из Университета швейцарского города Кур, полагает, что именно создание новые экономических моделей, в том числе моделей «стабильной экономики», не ориенторованной на экономический рост в его классическом понимании, но принимающей экологические и социальные факторы в качестве равнозначных факторов развития. Кроме того, по мнению исследователя, немаловажную роль будут играть инициативы среднего и малого, прежде всего локального и регионального бизнеса, наценеленного на «социальное предпринимательство», а также меняющиеся представления потребителей, все больше интересующихся природоохранной и этической составляющей всей цепочки производства товаров и услуг, которые они выбирают.

 

Ангелина Давыдова, специально для «Беллона.Ру» из Рио-де-Жанейро

Ангелина Давыдова