Неприкасаемый «Норникель»

frontpageingressimage_2011_fhdr.jpg

БОЛЕЮТ ВСЕ

Выбросы производства, способные убить все живое в радиусе нескольких километров, самым пагубным образом влияют на здоровье жителей ближайших городов и поселков. В Мончегорске и Оленегорске дети страдают заболеваниями органов дыхания в 1,5 раза больше, а заболеваниями кожи в 2 раза больше, чем в среднем по России. Частота онкологических заболеваний у людей, работающих на заводе в Мончегорске, в 3 раза выше, чем у рядовых жителей города.

В Мурманской области в целом регистрируется повышенная частота пороков сердца у детей. Показатель детской смертности от онкологических заболеваний почти в 2 раза превышает общероссийский. В неофициальных разговорах рабочие предприятий «Норильского никеля» рассказывают о невероятных количествах профессиональных заболеваний, не признанных таковыми.

Но даже по данным официальной государственной статистики Мурманская область занимает четвертое место по уровню профессиональной заболеваемости в России. Региональное министерство здравоохранения отмечает, что рост профзаболеваний идет в основном за счет работников КГМК.

МИЛЛИАРДНЫЕ СОСТОЯНИЯ И КОРПОРАТИВНЫЕ ТАЙНЫ

Компания «Норильский никель» обязана ответить за экологические последствия своего производства. Отговорки про то, что ей досталось советское наследство со старейшим оборудованием, больше не работают: КГМК зарабатывает большие деньги и вполне может позволить себе модернизацию, а также рекультивацию земель. Вопрос в политической воле руководства.

С 2009 по 2010 год основной владелец «Норильского никеля» Владимир Потанин почти пятикратно увеличил свое состояние. Согласно списку Forbes, в 2010 году его состояние оценивалось в 10,3 миллиарда долларов, что позволило ему занять седьмое место в рейтинге сотни самых богатых людей России. Зато «Норильский никель» был и остается в числе наиболее интенсивных загрязнителей окружающей среды в стране.

Представители КГМК любят сетовать на суровость российских законов в области платы за негативное воздействие. Но суровость этих законов компенсируется необязательностью их исполнения. Компаниям, в том числе и «Норильскому никелю», намного дешевле платить штрафы за загрязнение, чем модернизировать производство. Кстати, размер экологических штрафов, которые ежегодно платит КГМК, – тщательно охраняемая корпоративная тайна.

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ВЛАСТИ ВОСХИЩЕНЫ…

Характерно, что природоохранные органы Мурманской области не имеют претензий к деятельности предприятия. Так, в 2010 году председатель комитета природопользования и экологии Мурманской области Алексей Смирнов заявил, что Кольская ГМК прилагает много усилий, чтобы справиться с тем негативным наследием, которое было накоплено за предыдущие десятилетия. Предварительные итоги многолетней работы компании его порадовали, а где-то даже удивили. Губернатор же Мурманской области Дмитрий Дмитриенко договорился до того, что назвал проблему «выдуманной и раздутой».

– Многие аспекты этой проблемы в значительной мере сами по себе надуманы, потому что очень отличаются стандарты и методики оценки. Но в любом случае компания потратила фактически 100 миллионов долларов, чтобы решить этот вопрос, и сделала это самостоятельно, абсолютно точно понимая, что она социально ориентирована, заботится об экологической безопасности Севера и о тех людях, которые здесь живут, – заявил глава региона после посещения Заполярного.

КГМК В ТУМАНЕ

КГМК при любой возможности любит заявлять о миллионах рублей, вложенных в модернизацию производства и рекультивацию земель. Но вот результатов, к сожалению, не видно. Говоря о потраченных миллионах, компания ни разу не оценила, в какую сумму в итоге обойдется модернизация. Экологи хотя бы имели возможность судить о том, насколько она продвигается. Столь же туманно ведутся разговоры о снижении вредных выбросов – компания ни разу не сообщила, до какого минимума они могут быть снижены.

Такой факт: несколько лет назад власти Мурманской области разрешили норвежским ученым установить в Печенгском районе свои приборы для измерения уровня вредных выбросов. Но вскоре передумали, и норвежцам пришлось убираться восвояси вместе со своей аппаратурой…

ОДНО ЛЕЧИМ – ДРУГОЕ КАЛЕЧИМ

Комбинат «Печенганикель» выбрасывает в четыре-пять раз больше диоксида серы, чем все норвежские источники вместе взятые. В 2008 году общий выброс цеха обжига в Заполярном и плавильного цеха в Никеле составил почти 100 тысяч тонн.

Формально на площадке ОАО «Кольская ГМК» в Заполярном осуществляется замена существующей технологии «окомкование-обжиг», связанной с выбросом большого количества неутилизируемых сернистых газов (SO2), на безобжиговую технологию брикетирования концентрата. Цель проекта – снижение вредных выбросов. Официальный сайт «Норильского никеля» говорит о том, что новое производство будет экологически чистым и позволит за счет закрытия морально устаревшего участка плавильного цеха снизить выбросы SO2 в 40 раз – до 1000 тонн в год, а пыли – до уровня не более 106 тонн в год.

Однако официальный сайт компании умалчивает о том, что новая технология предполагает производство медно-никелевого концентрата для получения окатышей, которые потом идут в плавку на площадке в приграничном поселке Никель. В процессе обжига часть серы будет выгорать и выбрасываться в атмосферу. Получается, что выбросы в Никеле будут увеличены практически настолько же, насколько снизятся в Заполярном.

Другой пример связан с рекультивацией земель вокруг производств КГМК. Каждый год компания рапортует о миллионах, вложенных в рекультивацию, и о тысячах высаженных саженцев. Не говорится только о том, какой процент из них приживается в отравленной почве, ведь концентрация вредных веществ в выбросах такова, что в насыщенных ими грунтах мало что приживается.

Напрашивается вывод: экологическая программа «Норильского никеля» крайне неэффективна, нацелена, в основном, на создание положительного имиджа компании, а не на решение существующих экологических проблем. Имеет ли смысл в таком случае тратить на нее огромные деньги?

НОРВЕГИЯ ПРЕДЛОЖИЛА ПОМОЩЬ

Если российские региональные власти и природоохранные организации не имеют претензий к КГМК, то у соседней Норвегии, на границе с которой находятся основные вредные производства, остаются серьезные вопросы. Выбросы цеха обжига в Заполярном и плавильного цеха в Никеле на протяжении десятков лет остаются головной болью в норвежско-российских отношениях. Оба предприятия расположены в нескольких километрах от границы, природе Норвегии наносится тяжелый ущерб. Норвежские власти не раз предлагали практические решения по сокращению выбросов.

В 2001 году Норвегия и «Норильский никель» заключили соглашение, по которому Норвегия должна была предоставить грант компании в размере 270 миллионов норвежских крон (32 миллиона евро), а также кредит на сумму 30 миллионов долларов на 10 лет от Северного инвестиционного банка.

Представители министерства окружающей среды Норвегии подчеркнули, что два проекта – модернизации цеха обжига в Заполярном и плавильного цеха в Никеле – рассматриваются ими как единый проект по общему снижению выбросов. Когда выделялась финансовая помощь для участка брикетирования, подразумевалась и модернизация в Никеле.

Часть норвежского гранта была переведена «Норильскому никелю»: Норвегия выплатила 20,6 миллиона норвежских крон на замену технологии «окомкование-обжиг» на безобжиговую технологию брикетирования рудного концентрата в Заполярном. (Именно на норвежские деньги она сегодня и проводится.) Это должно было существенно снизить выбросы диоксида серы. Но теперь, как было сказано, повысятся выбросы серы при плавке руды в соседнем Никеле…

КГМК РВЕТ СОГЛАШЕНИЯ С НОРВЕЖЦАМИ

Зимой 2009 года «Норильский никель» поставил норвежские власти в известность о том, что не будет выполнять условия соглашения с Северным инвестиционным банком по улучшению экологической обстановки на металлургическом производстве в поселке Никель на Кольском полуострове.

В ответ «Норильский никель» был исключен из инвестиционного портфеля совета по этике Государственного пенсионного фонда Норвегии. Официальная формулировка: горно-металлургические предприятия «Норильского никеля» наносят ущерб окружающей среде, что идет вразрез с установками фонда. Совет по этике не оценивает действия компании по снижению выбросов сернистого газа и тяжелых металлов в настоящее время и в будущем как адекватные. Насколько известно совету, принятые в 2003 году амбициозные планы компании по снижению выбросов не были реализованы. Для совета по этике совершенно ясно, что «Норильский никель» не принимает достаточных мер по предотвращению или снижению ущерба, наносимого окружающей среде.

А ЧТО НАРОД?

Известно, что предприятия КГМК обеспечены запасами руды более чем на 25 лет. Это означает, что если не будет проведена модернизация технологического процесса и не будет осуществляться сбалансированная политика в области защиты окружающей среды, выбросы вредных веществ продолжатся, а их пагубное влияние на состояние окружающей среды и здоровье населения будет только возрастать.

Учитывая точку зрения региональных чиновников, можно сделать вывод, что многое теперь зависит от позиции местных жителей. Ведь продолжительность их жизни на 10 лет меньше, чем в среднем по России…

Анна Киреева

Bellona

info@bellona.no