В муниципалитетах Мурманской области необходимо возродить экологические фонды

ingressimage_Svalka-1.jpg Photo: Росприроднадзор

По поручению президента Дмитрия Медведева экологические фонды должны были появиться в муниципалитетах ещё в ноябре 2010 года. В них планировалось переводить природоохранные платежи, перечисляемые предприятиями и организациями, а потом тратить их на улучшение экологической обстановки. Но по каким-то причинам поручение главы государства выполнено не было. И платежи по-прежнему поступают в местные бюджеты без точного указания, на что их нужно тратить. По свидетельству главы регионального Росприроднадзора Владимира Хруцкого, речь идет о десятках миллионов рублей для каждого поселения. И тратятся они на что угодно, только не на экологию.

— Сам подход глав администраций совершенно не верный. Миллионы рублей падают из воздуха, но никто даже не задумывается, чтобы хоть часть этих средств потратить на природоохранные цели, — возмущается Хруцкий. — А всё потому, что в бюджетном кодексе не прописано целевое назначение этих денег и не предполагается их учет. Вот и начинают они затыкать «экологическими средствами» свои дырки — коммунальные и другие!

Такое отношение муниципальных чиновников, в том числе, является причиной роста количества стихийных свалок вокруг наших городов и поселков. По данным Росприроднадзора, в прошлом году их было 102. И это только те, что удалось обнаружить и сфотографировать. При этом, большинство свалок находится рядом с Мурманском и другими населенными пунктами. Да и в самих городах достаточно мест для образования несанкционированных свалок — достаточно заглянуть в автогородки.

По данным мурманской межрайонной природоохранной прокуратуры, главным образом незаконно выбрасываются крупногабаритный и строительный мусор, автомобильные покрышки, другие отходы. Зачастую выявить и ликвидировать их удаётся благодаря неравнодушным жителям. Они пишут заявления в прокуратуру, в которых просят и требуют навести порядок.

— В 2011 году не было не одного неподтвержденного факта, указанного горожанами, — сообщила местным журналистам мурманский межрайонный природоохранный прокурор Мария Краевская. — Благодаря населению такие вопросы решаются оперативно. Если у территории есть хозяин — управляющая компания или предприятие, то обычно они после проверки начинают ликвидировать свалки. Если нет, то тогда их обязывает это делать суд. Если же виновник не установлен, то вопрос должна решать администрация города. То есть проводить ликвидацию за свой счёт.

Именно в установлении виновника самая главная проблема. Сделать это зачастую очень трудно. Нарушители стараются сделать своё черное дело ночью, либо при других обстоятельствах, когда невозможно поймать их с поличным и зафиксировать момент сброса.
 
По словам прокурора, мурманская мэрия старается реагировать на предписания.

Так же поступают и в Апатитах — втором по количеству населения городе области. Там проблему пытаются решать на те деньги, что всё-таки выделяются горсоветом.

Однако, порой у властей просто опускаются руки — свалки возникают вновь, причем на тех же самых местах. То есть горожане и организации продолжают загрязнять природу, не желая платить за вызов крупного мусора и его захоронение на городском полигоне.

— Так происходит потому, что нет четкого контроля, — уверена специалист по экологии отдела экономического развития администрации города Апатиты Елена Ключникова. — Каждый природопользователь должен быть готовым в любой момент показать, сколько у него мусора образовалось, куда он его отвез, и иметь чек об оплате его размещения.

— Но ведь контролирующих организаций у нас много. И что же этим никто не занимается?

— Вот это самый главный вопрос. Во-первых, у муниципалитетов нет в принципе функций экологического контроля. По закону у нас только полиция имеет право составлять протоколы об административных правонарушениях. То есть обычный участковый, у которого под наблюдением пьяницы, дебоширы, наркоманы, хулиганы, ещё должен разбираться в природоохранном законодательстве.

Понимать, например, где санкционированная свалка, где несанкционированная, а где просто захламление происходит. Вы себе можете представить участкового, который разбирается во всём этом?

— Действительно представить трудно. И как же вы справляетесь?

— В нашем муниципалитете есть один участковый — уполномоченный по такого рода нарушениям. Эта женщина полтора года потратила на свое образование. Один человек на весь город! В городе 60 тысяч человек и более тысячи природопользователей. Но, как правило, в других местах таких специалистов вообще не существует, — переживает Елена Ключникова.

Ещё сложнее ситуация с загородной территорией, особенно если она не закреплена за муниципалитетом. По данным прокуратуры, практически никогда не удаётся установить, кто именно сбрасывает мусор. А если руководители лесничеств и ловят за руку нарушителей, то те категорически не признают своих действий. Последняя такая жалоба в природоохранную прокуратуру пришла из Мурманского лесничества.

— Природоохранное законодательство устроено так, что наказать человека можно только в том случае, если он сам признается в содеянном. И у нас действительно нет жесткой ответственности за загрязнение природы. А это расхолаживает и провоцирует на новые нарушения, — поясняют в прокуратуре.

Вопрос об ужесточении наказания на федеральном уровне поднимался неоднократно. Но воз и ныне там. То же самое можно сказать и о наделении мэрий «экологическими» полномочиями, и о создании муниципальных экологических фондов.

Остаётся надеяться, что если эти изменения всё же произойдут, то наши города и поселки получат реальные возможности охраны природы.

Алексей Павлов