Климатический саммит в Дурбане: Мир не должен скупиться на меры по противодействию изменениям климата

ingressimage_COP-17-Starts-5-537x392.jpg Photo: COP17

Вопросы, которых нам действительно стоило бы опасаться со стороны наших потомков, могли бы звучать примерно так: «Как могли вы, имея столько информации об опасных изменениях, происходящих в климате, и о способах, которыми можно было их остановить, не снизить уровень выбросов? Как могли вы упустить возможность сделать мировую экономику более чистой?»

Сегодня у мирового сообщества появился еще один шанс договориться о юридически обязательных соглашениях по совместному снижению выбросов: 28 ноября в Дурбане, ЮАР, открылся очередной, семнадцатый, Климатический саммит ООН. Его нынешний девиз – «Объединим усилия – спасем будущее сегодня!» (Working Together, Saving Tomorrow Today).

“На то, чтобы и дальше откладывать действия, нет ни экономических обоснований, ни возможностей климатической политики», –  говорит Джейн Эверетт (Jane Everett), директор отдела по энергетике «Беллоны». –  «За амбициозными целями должен теперь последовать амбициозный план действий, который должны выдвинуть наши политические лидеры».

Чего мы ждем?

Глобальное потепление – самая серьезная угроза нашего времени. Пока мы бездействуем, выбросы парниковых газов из антропогенных источников повышаются, несмотря на предупреждения ведущих ученых-климатологов мира о тяжелых последствиях, которые наступят для мирового климата, если глобальные выбросы не будут сокращены на 85% до 2050 г. В течение следующих сорока лет необходимо сократить уровень выбросов углекислого газа не только из энергетической отрасли, но также и из транспортного и промышленного секторов глобальной экономики.

«У нас нет времени ждать принятия достаточно универсальной и жесткой системы квот», – говорит Янне Стене, возглавляющая в «Беллоне» программу по чистой энергетике в Норвегии, – «ждать, пока такая система не запустит инвестиции для развития и наращивания технологий, необходимых нам для решения климатического кризиса».

«Нам нужно бороться с глобальным потеплением не потому, что мы должны выполнять международные обязательства, а из самой необходимости. И нужно также сконцентрировать усилия на альтернативах соглашению по климату ООН, Киотскому протоколу, срок действия которого истекает в 2012 г. – например, на двусторонних соглашениях», – добавляет Стене.

Эту точку зрения отстаивают сейчас в Дурбане многие из собравшихся делегатов.

Два градуса по Цельсию
В обязательствах по сокращению выбросов парниковых газов международное сообщество исходит из установленной задачи остановить повышение глобальной температуры в пределах 2°С по сравнению с доиндустриальным уровнем – далее, предупреждают ученые, наступает «точка невозврата». Норвежский парламент принял эту задачу за ориентир в своей климатической политике в 2007 г.

bodytextimage_Utslipp1.JPG Photo: nyhetsgrafikk.no (UiB)

Ориентир в 2°С – или 445-490 частиц на миллион (см. рис. 1) – означает, что глобальные выбросы парниковых газов должны достичь пика в 2015 г. Ранее из расчетов следовало, что мировые выбросы необходимо сократить на 50-85% к 2050 г. для того, чтобы избежать наиболее суровых последствий изменения климата. Однако самые последние исследования демонстрируют, что прежние оценки были слишком оптимистичны. График, составленный исследователями Межправительственной группы по изменению климата (МГЭИК) (слева на рис. 1), показывает, что для удержания повышения глобальной температуры в пределах 2°С мировая экономика должна перейти на технологии, которые позволят добиться отрицательного уровня высвобождения углекислого газа. 

Две тонны на душу населения

Цель в два градуса по Цельсию означает, что к 2050 г. выбросы должны быть сокращены до максимума в две тонны на душу населения. В сегодняшней относительно благополучной, по сравнению с другими индустриальными странами, Норвегии выбросы достигают шокирующего уровня в 11 тонн на человека. Норвегия может воспользоваться возможностью купить квоты на выбросы из других стран для того, чтобы выполнить свои обязательства по сокращению выбросов, но в конечном итоге, норвежцы все же должны обуздать выбросы парниковых газов, снизив их количество к 2050 г. до двух тонн в расчете на душу населения.

«Неразумно считать, что мы можем требовать от бедных стран мира более низкого уровня выбросов на душу населения, чем у нас, чтобы с их помощью мы так и продолжали наращивать выбросы», –  сказала Стене.

Все норвежские парламентские партии, за исключением Партии прогресса, договорились о курсе сокращения национальных выбросов парниковых газов на 15-17 милл. тонн в углеродном эквиваленте (принимая в расчет поглощение лесами 300 милл. тонн CO2) к 2020 г. Это соответствует 20-процентному сокращению за восемь лет. Такое соглашение между политиками явилось позитивным шагом в сторону экономики нулевого выброса, к которой Норвегия намерена перейти к 2050 г.

«Мы призываем норвежское правительство сформировать официальный документ, формулирующий меры по смягчению последствий изменения климата, которому Норвегия должна следовать для выполнения целей своей климатической политики», –  добавила Стене.

Промедление обойдется слишком дорого

Срок сокращения выбросов действительно имеет критическое значение. Выбросы углекислого газа аккумулируются в атмосфере – таким образом, чем дольше мировое сообщество не принимает кардинальных мер по их снижению, тем с большим количеством концентраций углерода в атмосфере придется бороться в дальнейшем.

Следуя известной поговорке, лучше не откладывать на завтра то, что можно сделать для климата сегодня – ведь сократив одну тонну углерода сегодня, завтра нам не придется одновременно и избавляться от этой тонны, и проводить дальнейшие сокращения, чтобы компенсировать те концентрации, которые уже достигли атмосферы.

Все большее число мировых исследователей-климатологов выступают за принятие углеродного бюджета к 2050 г. Углеродный бюджет включает в себя общее количество высвобожденного в атмосферу углерода, а сама концепция подразумевает, что чем более медленными темпами продвигаются меры по ежегодному сокращению выбросов, тем более трудоемкими станут эти меры в перспективе.

Еще пять лет – и уникальный шанс пропадет

Согласно последним оценкам Международного энергетического агентства, мир, с его современной энергетической, строительной и промышленной инфраструктурой, уже использовал практически 80% углеродного бюджета, рассчитываемого исходя из задачи остановить повышение глобальной температуры в пределах 2°С по сравнению с доиндустриальным уровнем.

При этом Международное энергетическое агентство является одной из мировых структур, традиционно придерживавшихся консервативных подходов в анализе климатической ситуации, и ранее не проявляло особой обеспокоенности по поводу климатического кризиса. Тем не менее, как гласят выводы, подготовленные этой организацией, если текущая динамика по выбросам не изменится и мировое сообщество не добьется скоординированных действий до 2017 г., всю промышленную и энергетическую инфраструктуру, которую страны захотят ввести в эксплуатацию после 2017 г., нужно будет строить на основе отрицательного уровня выбросов углерода.

Кроме того, в секторе энергетики придется либо заменять основное оборудование еще до истечения его проектного срока эксплуатации, либо инвестировать в технологии, которые позволят снизить уровень выбросов на 5.7 гигатонн до 2035 г. Это эквивалентно примерно 45% общей установленной мощности всех объектов генерации, работающих на ископаемом топливе.

Перспективы Норвегии

Многие, по-видимому, считают, что снижение выбросов в Норвегии влечет для страны непропорционально высокие расходы.

Однако, согласно Стене, в долгосрочной перспективе эффективное снижение выбросов сегодня обойдется намного меньшими затратами, чем откладывание шагов, которые так или иначе потребуются в будущем.

«Тогда нам не только придется избавляться от гораздо большего количества выбросов, поскольку кумулятивно, выбросы еще увеличатся, но вдобавок, мы встанем перед необходимостью предпринимать множество дорогих мер по смягчению последствий, которые начнут проявляться в результате изменения климата», –  сказала Стене.

В случае, если Норвегия не решится на кардинальные меры уже сейчас, в дальнейшем ее ждут затраты на переоборудование производств, ощутимый рост необходимых инвестиций в инфраструктуру, расходы на системы раннего оповещения и защитные меры, такие как дамбы и волноломы: к тому времени неблагоприятные и требующие дополнительных и серьезных затрат последствия климатического кризиса уже начнут давать о себе знать.

Как следует из оценок Международного энергетического агентства, промедление дает мировым правительствам лишь обманчивую надежду на экономию – каждый доллар, сэкономленный на инвестициях до 2020 г., выльется уже в 4,3 доллара будущих расходов на компенсационные меры в связи с возросшими концентрациями углекислого газа в атмосфере.

Немаловажным станет также и вопрос, останутся ли норвежская промышленность и бизнес конкурентоспособными в экономике низкого углеродного выброса, если Норвегия уже сейчас не примет деятельного участия в разработке инновационных технологий и решений, работающих на экономику будущего.

Создание конкурентоспособной низкоуглеродной промышленности

И все же в Норвегии многие уже начали осознавать, что чем раньше бизнес и промышленность подключатся к инновациям в области благоприятных для климата технологий, тем большие выгоды и конкурентные преимущества ждут их в будущем.

Норвежский совет по технологиям (Norwegian Board of Technology, на англ. яз.) – независимая организация, созданная в 1999 г. по инициативе норвежского парламента и занимающаяся экспертным анализом в области науки, технологий и их влияния на общество, – рекомендует не откладывая положить старт реформированию норвежской экономики:  «Даже если спрос на преобразования возникнет не сразу, начать переход к низкоуглеродной экономике представляется целесообразным уже сейчас. Чем раньше мы начнем, тем на больший срок мы сможем распределить меры по сокращению национальных выбросов, и тем большие конкурентные преимущества получат норвежские компании по сравнению с компаниями, которые промедлят с необходимой реструктуризацией. Те, кто выберут промедление, должны будут приготовиться к намного более резким и более чувствительным переменам, когда эти перемены станут неизбежны».            

Электрификация континентального шельфа и выделение в фонд адаптации к последствиям климатического кризиса хотя бы части средств, полученных из отчислений на углеродный налог, выплачиваемый компаниями, добывающими нефть из морских месторождений, сократит приток средств в норвежский Государственный нефтяной фонд, пополняемый правительством на стабилизационные цели, а также на нужды следующих поколений. Но от такого перераспределения экономические интересы будущих поколений норвежцев не должны сильно пострадать – да и в любом случае, как считает эксперт «Беллоны» Эверетт, вряд ли эти шаги вызовут когда-нибудь упрек с их стороны. 

«Эти средства можно будет использовать на сокращение выбросов, которые иначе приведут к растущему потеплению и негативным последствиям для многих поколений», – сказала Эверетт.

Серьезный недуг требует эффективного лекарства

Анализ возможных мер, которые должны привести к сокращению выбросов в различных отраслях норвежской промышленности, показывает, что к общим усилиям по противодействию изменениям климата должны подключиться все сектора промышленности, от строительного и транспортного до сельскохозяйственного, – только таким образом разработанную норвежским парламентом климатическую политику удастся провести в жизнь наиболее эффективно и с наименьшими затратами.

Такие выводы сделаны в докладе Climate Cure 2020 («Меры и инструменты по выполнению климатических целей Норвегии на 2020 г.», на англ. яз.), подготовленном рядом правительственных ведомств Норвегии для оценки возможностей сокращения национальных выбросов Норвегии до 2020 г. на 12 милл. тонн в углеродном эквиваленте.

Меры, которые авторы доклада рекомендуют предпринять для «излечения» мирового климата от недуга глобального потепления, предполагают расходы в размере, не превышающем 1500 норв. крон (7940 руб.) на тонну выбросов. 

Однако, как показывает приведенный в докладе посекторный анализ, без масштабных мер, предпринятых по всем отраслям норвежской промышленности расходы на сокращение выбросов значительно возрастут – и даже более того, выполнение целей, поставленных норвежскими законодателями к 2020 г., окажется и политически, и технически трудновыполнимым, а то и вовсе невозможным.

Многие из мер, предлагаемых в докладе, касаются принципа торговли квот на выбросы и секторов, чьи выбросы регистрируются в этой системе. Меры, рекомендованные к выполнению в норвежской промышленности, дадут государству дополнительное количество квот, которые можно будет использовать для продажи, а это, в свою очередь, может способствовать наращиванию выбросов в других странах, участвующих в системе торговли выбросами и готовых эти квоты купить. Разумным шагом, конечно, было бы не засчитывать эти квоты – с тем, чтобы предлагаемые меры возымели действительный эффект и привели к реальному благоприятному воздействию на климат.

Норвежские электрогенерирующие мощности, основанные на гидроэнергетике,  практически не дают вредных выбросов. Однако норвежская промышленность далека от идеала – несмотря на то, что большая часть промышленных предприятий работает на энергии, получаемой из чистых источников. Именно для целей снижения выбросов от промышленных источников уже в ближайшем будущем Норвегии потребуются новые технологии для более эффективного производства. Не последнее место среди них занимает технология улавливания и изоляции углекислого газа на промышленных объектах.

По словам Стене, тот факт, что Норвегия обладает не только знаниями и навыками в области таких систем, но также и возможностями для хранения изолированных концентраций углерода и необходимой финансовой поддержкой, создает для Норвегии «исключительно» благоприятный шанс для развития этой технологии на промышленных предприятиях страны.

Ruth Lothe

ruth@bellona.no

Чарльз Диггес

charles@bellona.no