Климат в Дурбане пока без изменений

frontpageingressimage_cop17.jpg Photo: unfccc.int

Основная цель текущего раунда — выработать план действий на ближайшее будущее, не дав переворному процессу умереть окончательно, продвинуться дальше в вопросе обеспечения новых финансовых институтов (втч, фонда адаптации), а также попытаться сохранить наилучшие механизмы Киотского протокола (механизм чистого развития, проекты совместного осуществления). По сути дела, речь идет о том, чтобы подготовить “отступные пути” (на случай, если новое соглашение не появится в течение ближайших нескольких лет), которые в перспективе могут стать основой для дальнейшего движения вперед.

Призрачные перспективы для Киото-2

Несмотря на то, что большая часть экспертов (в том числе международная сеть НКО Climate Action Network — CAN) призывает страны в условиях отсутствия нового всеобъмлющего юридически обязательного соглашения хотя бы присоединиться к автоматическому продлению текущего (подчеркивая недопущение временного разрыва в обязательствах), на данный момент перспективы Киото-2 выглядят довольно сумрачно. Наиболее категорично против второго периода Киото выступают Канада (заявившая уже в первый день конференции о желании официально выйти из Киотского протокола уже в декабре), Япония и Россия. Так, как заявил координатор российской официальной делегации Олег Шаманов во время неофициальной встречи с НКО, “Россия не против КП-2, Россия не видит для себя возможности участия в нем”.

Из крупных блоков стран однозначно за Киото-2 выступает только Евросоюз (заявивший о поддержке второго периода до 2020, за время которого должно быть подготовлено новое всеобщее соглашение). Страны, выступающее только за новое соглашение мотивируют свою позицию тем, что договоренности, достигнутые в Канкуне и Копенгагене уже являются хорошим основанием для будущего всеобъмлющего климатического режима, покрывая более 80% мировых вопросов (сейчас КП покрывает только около четверти).

Политика — отдельно, финансы — отдельно

На фоне неопределенности всеобъмлющего политического соглашения, ряд стран активно выступают за сохранение “лучшего наследия” Киотского протокола — речь идет прежде всего о так называемых механизмах гибкости – механизме чистого развития (МЧР) и проектах совместного осуществления. Так, в среду и четверг на пленарной сессии развивающиеся страны озвучили позицию крайней заинтересованности продолжения функционирования МЧР — без которого низкоуглеродное развития для большинства из них становится невозможным. Бразилия также присоединилась к развивающимся странам, призвав развитые страны к принятию Киото-2 и дальнейшей поддержке МЧР.

Интересно, при этом, что если большая часть развивающихся стран не видит перспектив МЧР в отсутствие второго периода КП, то, например, Россия, также выступившая на пленарной секции, официально объявила о том, что по-прежнему крайне заинтересована в продолжении проектов совместного осуществления, несмотря на то, что не поддерживает автоматического продления соглашения. Представители российской делегации не видят в подобной позиции конфликта интересов, говоря, прежде всего, о важности вовлечения бизнеса в климатический процесс путем поддержки и дальнейшего развития его экономических мезанизмов. Так, по словам Шаманова, “конференция в Дурбане должна дать четкий сигнал бизнесу по продлению механизмов КП после 2012 года — эти механизмы, включая ПСО, играют центральную роль в создании стимулов для снижения выбросов, и останутся после 2012 года”. Отметим, что в поддержку ПСО после 2012 года активно высказалась и Украина — впрочем, она выступает и за второй период Киотского протокола.

За время первой недели работы конференции прозвучали и предложения новых финансовых механизмов — так, Япония продолжает предлагать двусторонние механизмы торговли квотами (и, соответственно, билатеральную систему обязательств стран друг перед другом). Подобное предложение критикуется НКО, которые выступает исключительно за многосторонние соглашения и за выполнение странами взятых на себя обязательств. По мнению CAN, предложение Японии может привести к неконтролируемому получению прибыли без какого-либо учета потенциального влияния на климат, и созданию, в результате, “карбонового” пузыря.

Среди финансовых вопросов ключевым остается и вопрос финансирования адаптационных мер для развивающихся стран, а также предоставление помощи наиболее уязвимым странам.

Так, группа африканских стран представила данные расчетов, в соответствии с которыми из заявленных еще с 2009 года почти 30 млрд долларов, пока гарантировано только меньше половины, в то время как менее 2 млрд долларов будут реальной дополнительной помощью (остальные средства уже учтены в других программах гуманитарной помощи).

Злодеи и герои

Как и на прежних конференцих сторон, ежедневно в Дурбане вручается награда “Ископаемое дня” — пока чемпионом по анти-наградам стала Канада — за целый ряд поводов: от заявлений о ненужности нового соглашения, до нежелания признавать историческую ответственность перед развивающимися странами и за стремление продолжать разработку битумных нефтеместорождений. Из стран Восточной Европы “ископаемое дня” уже также получила Польша — за поддержку угольной промышленности.

Позиция России

Кроме уже упомянутых выше нежелания присоединяться к Киото-2, а также выступления в поддержку дальнейшего функционирования проектов совместного осуществления, Россия по-прежнему выступает за право переноса квот в полном объеме на следующий период обязательств. В свою очередь, африканские страны также выступили с совместным заявлением по квотам, призвав сократить максимально возможный объем переносимых квот — с 5% до 1%, притом что, половина от этого количества должна быть передана в адаптационный фонд.

Еще одно предложение России — поправка, согласно которой приложения 1 и 2 к конвенции (списки стран, которые определяют, какие обязательства несет та или иная страна) должы регулярно пересматриваться.  По мнению представителей российской делегации, при составлении новых классификаций стран обязательно должны приниматься во внимание важнейшие социально-экономические факторы, такие как членство в ОЭСР, показатели ВВП на душу населения и тд. “Наша задача — сломать непроходимую стенку между теми странами, которые имеют обязательства и теми, которые не имеют. Предыдущая классификация составлялась 20 лет назад — с тех пор многое изменилось”. По мнению представителей России большая часть технического и финансового содействия досталась в результате развивающимся страны, в то время как страны с переходной экономикой не получили доступа к подобным механизмам.  Даже если для России подобные программы сейчас могут быть не столь актуальны, то для Белоруссии, Украины, Казахстана измение статусы страны может сыграть существенную роль в вопросе дальнейшего развития, полагают российские переговорщики.

Ангелина Давыдова