Что делает Россия на переговорах ООН по климату в ЮАР?

ingressimage_cop17.jpg Photo: unfccc.int

Климатические переговоры ООН в Дурбане (ЮАР), продолжающиеся с 28 ноября по 9 декабря,  должны окончательно решить судьбу Киотского протокола, говорят одни, достичь прогресса в отношении технических вопросов, говорят другие. Однако есть еще один крайне интересный вопрос. Если Россия – по одним данным четвертый, по другим шестой крупнейший источник выбросов в атмосферу среди всех стран мира – не планирует присоединяться ко второму периоду Киотского протокола (КП), тогда что наша делегация делает в Дурбане? Нет, в самом деле, в чем тогда смысл участия в переговорном процессе по КП? Можно, как минимум, вдвое сократить делегацию и значительно сэкономить деньги налогоплательщиков. Или вовсе покинуть переговоры. Дешевле выйдет.

Благодаря России КП вступил в силу и за это мир нам должен быть благодарен, не устают повторять официальные лица. Теперь же, вместе с Канадой и Японией, мы выступаем против дальнейшего участия в этой инициативе. Если логически продолжить эту мысль, то РФ не нужны и механизмы, возникшие в рамках этого документа. И деньги, которые можно было бы извлечь от участия в этих механизмах. Или дело в том, что за этими деньгами будет контроль (их необходимо использовать на экологические программы, ведущие к снижению выбросов) и их будет труднее пилить?

Интересно, что на данный момент КП никаких обязательств на Россию не накладывает, мы выбрасываем настолько меньше парниковых газов по сравнению с разрешенными нормами, что беспокоиться о каком-либо влиянии на экономику нет оснований. И, более того, прошлогодняя инициатива президента в области энергоэффективности может привести к дополнительному снижению наших выбросов. Получается, что остаться в КП России ничем не грозит, а вот выйти – может привести к потере нашего участия в механизмах, потере прибыли от торговли парниковыми газами, которую можно было бы направить на экологическую модернизацию промышленности – крайне дорогую и амбициозную цель. Не ясно почему, но российским чиновникам все это видимо не надо. Тогда что мы делаем на переговорах? Зачем мы бьемся за учет лесов? Зачем мы объявляем о цели снижения выбросов на 15-25% к 2020 году?

Россия, Канада, Япония и др. продлевать действие КП в виде второго периода обязательств Киотского протокола категорически отказываются. Почему другие – понятно, снижение выбросов стоит очень дорого. Но почему Россия не бьется за КП в такой выгодной ситуации? Исчезнет единственный международный юридически-обязательный документ, требующий хоть как-то снижать выбросы в атмосферу. Да, он несовершенный, и да, он не накладывает обязательств на всех. Но другого на данный момент нет. И не появится, по всей видимости, еще лет 5-7, а то и 10. И если мир отвыкнет от юридически-обязательного соглашения по климату, то захочет ли кто-то его возрождать и брать на себя какие-либо обязательства? А если нет обязательств, то кому нужно соглашение, не требующее снижать выбросы в атмосферу?

«Давайте честно. Если Россия не желает, чтобы юридически-обязательное соглашение по климату, пусть и несовершенное, но единственное, продолжило свою жизнь – тогда надо вставать из-за стола переговоров в ООН и уходить, потому что смысла в таком участии  нет», – пишет сегодня «Меньше двух градусов», новостной бюллетень российских наблюдателей на переговорах ООН. Россия не получает здесь финансовую помощь и не выделяет ее. В конце концов, с какой стати деньги российских налогоплательщиков используются на протирание штанов наших чиновников в ЮАР? Надо дать возможность договориться тем, кому Киотский протокол нужен, а не блокировать их попытки. Если же мы хотим защитить климат и не допустить его катастрофического изменения – тогда необходимо участвовать и подталкивать остальных.

Климатические переговоры ООН потеряли главное – стремление решить проблему изменения климата. Здесь в Дурбане это сейчас отчетливо видно. Решения и позиции все больше выстраиваются таким образом, чтобы получать прибыль, выгоду от страдания других стран от изменения климата. Но разве в этом был смысл всего процесса?

Изменение климата происходит весьма быстрыми темпами, это видно невооруженным глазом. И от него уже страдают многие – островные государства, уходящие под воду, развивающиеся страны в Азии и Африке, испытывающие недостаток воды и продовольствия. В начале дурбанской конференции ООН были озвучены новые данные экспертов – 710 тысяч жертв и 14 тысяч стихийных катастроф за 10 лет, как следствие изменения климата на планете. В Европе и России изменения менее заметны, но это только пока. Наше сельское хозяйство более не процветает на юге, а зоны урожайности смещаются на север, где у России нет почти никакой инфраструктуры.

Либо мы стремимся достичь прогресса в снижении выбросов и  попробовать удержать глобальный рост температуры в пределах двух градусов. Либо мы не верим в то, что изменением климата есть, или в то, что на это можно повлиять. И если так, тогда давайте экономить деньги налогоплательщиков. Они нам еще понадобятся. Для адаптации к изменению климата.

Владимир Сливяк, официальный наблюдатель от неправительственных организаций на переговорах ООН по изменению климата в Дурбане (ЮАР), сопредседатель группы “Экозащита!”

Владимир Сливяк

ecodefense@online.ru