Белорусский парламент ратифицировал межправительственное соглашение о строительстве белорусской АЭС втайне от своей общественности

ingressimage_npp-construction-in-belarus-1.jpg Photo: Татьяна Новикова

Закрытость вызвана… государственной безопасностью

Палата представителей Национального собрания республики Беларусь приняла законопроект о ратификации Соглашения между правительством Республики Беларуси и правительством Российской Федерации о сотрудничестве в строительстве на территории Республики Беларусь атомной электростанции 20 октября на закрытом заседании. Как сообщает сайт Национального собрания Республики Беларусь, данный законопроект представлял депутатам заместитель Министра энергетики Республики Беларусь Михаил Михадюк. Как сообщает БелаПАН, «принятие данного документа в закрытом режиме в пресс-службе нижней палаты объясняют тем, что вопросы, которые в нем затрагиваются, связаны с интересами государственной безопасности».

Текст Соглашения, подписанного сторонами 15 марта этого года, не был опубликован и не был предоставлен представителям общественности по их запросу. Беллона.ру уже писала о том, что Общественное объединение «Экодом», получило отказ в предоставлении текста этого документа.

Россия не ратифицировала Соглашения, но «временно» его применяет

Российская сторона опубликовала текст Соглашения на сайте МИДа Российской Федерации. У Соглашения странный юридический статус «временно применяется», а в пункте 1. его статьи 21. значится: «Настоящее Соглашение временно применяется с даты подписания и вступает в силу с даты получения по дипломатическим каналам последнею письменного уведомления о выполнении Сторонами внутригосударственных процедур, необходимых для его вступления в силу».

Логично было бы предположить, что если в Беларуси Соглашение проходило процедуру ратификации Парламентом, то есть было внесено в Палату представителей на правах законопроекта, то такая же процедура должна производиться и в России. Однако данное Соглашение отсутствует в базе документов законопроектов на официальном сайте Государственной Думы, то есть, не было внесено в качестве законопроекта.

Статья 5. Соглашения определяет, что Сотрудничество по строительству белорусской АЭС осуществляется на основе договоров (контрактов), заключенных между заказчиком и генеральным подрядчиком. Что означает «временное применение» Соглашения до его вступления в силу в России? Дает ли этот статус мандат генеральному подрядчику, ЗАО «Атомстройэкспорт», на подписание контрактных соглашений и Генерального контракта? Это открытый юридический вопрос, но ответ на него, исходя из общепринятой практики – скорее нет, чем да.

Юрист: при подписании и ратификации белорусского-российского соглашения о строительстве АЭС нарушен ряд законов

Беларусь является стороной международных экологических конвенций Орхусской и Эспоо, которые обязывают обеспечивать доступ общественности к информации, затрагивающей ее экологические интересы. Однако общественности было отказано в предоставлении такой информации. На запрос текста Соглашения между правительством Республики Беларуси и правительством Российской Федерации о сотрудничестве в строительстве на территории Республики Беларусь атомной электростанции, направленный в Совет Министров Республики Беларусь, белорусское Общественное объединение «Экодом» получило отказ. Мотивация излагается в письме Экодому от Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Беларуси: «Вместе с тем, сообщаем вам, что проект Соглашения представляет собой документ, регламентирующий условия по выполнению работ на данном объекте и не является экологической информацией».

По мнению председателя Совета ОО «Экодом» Ирины Сухий, Соглашение регулирует вопросы обращения с отработавшим ядерным топливом белорусской АЭС, и поэтому, безусловно, содержит экологическую информацию. «Как мы узнали из российской прессы, в межправительственном соглашении говорится об обращении с отработавшим ядерным топливом (ОЯТ) белорусской АЭС, что имеет самое непосредственное отношение к окружающей среде», – комментирует Сухий для Беллоны.ру.

Григорий Федоров, юрист ОО «Экодом» считает, что отказ в предоставлении текста Соглашения является прямым нарушением статьи 8 Орхусской конвенции «Участие общественности в подготовке нормативных положений, имеющих непосредственную исполнительную силу и/или общеприменимых юридически», которая гласит: «Каждая Сторона прилагает усилия для содействия эффективному участию общественности на соответствующем этапе, пока остаются открытыми возможности для выбора, в подготовке государственными органами нормативных положений, имеющих непосредственную исполнительную силу, и других общеприменимых юридически обязательных правил, которые могут оказать существенное воздействие на окружающую среду». Данная статья Конвенции обязывает публиковать или предоставлять общественности иным образом проекты данных нормативных положений или юридически обязательных правил и учитывать в максимально возможной степени результаты участия общественности. «Здесь стоит вопрос об участии общественности в принятии экологически значимых решений. Статья 8 Орхусской конвенции у нас реализуется хуже всего, это отмечено даже в проекте Национального Отчета по выполнению Конвенции», – говорит юрист.

«Публикация законопроектов в Беларуси не носит обязательного характера», – комментирует для Беллоны.ру Ольга Смолянко, юрист, директор Центра правовой трансформации (Беларусь). В этом, по ее мнению, содержится большая проблема – из-за того, что законопроекты не публикуются, граждане не могут участвовать в их обсуждении и государство принимает законы без обязательного учета их мнения. Здесь, как считает Смолянко, существует противоречие конституционным нормам: «Не предоставление гражданам информации, которая затрагивает их права и законные интересы, противоречит Конституции Республики Беларусь. Основной закон нашей страны предусматривает право граждан на получение информации, которая затрагивает их законные права и интересы».

При подписании и ратификации Соглашения между правительством Республики Беларуси и правительством Российской Федерации о сотрудничестве в строительстве на территории Республики Беларусь атомной электростанции, по мнению Смолянко, нарушен и действующий в Беларуси Закон «Об использовании атомной энергии». Закон предписывает «предоставление полной достоверной и своевременной информации, связанной с деятельностью по использованию атомной энергии».

Межправительственное соглашение усиливает зависимость Беларуси от России

Энергетическая независимость, этот излюбленный аргумент в пользу строительства АЭС в Беларуси, лишается всякого смысла принятием межправительственного соглашения о строительстве белорусской АЭС – такого мнения придерживается Юрий Воронежцев, кандидат технических наук, ответственный секретарь Комиссии Верховного Совета СССР по рассмотрению причин аварии на Чернобыльской АЭС.

«Реализация положений Соглашения закрепляет полную энергетическую зависимость Беларуси от России. К углеводородной монополии добавляется атомная. Связанные с АЭС финансирование, строительство, поставки оборудования, топлива и утилизация отходов – все это осуществляется одной страной, даже одной корпорацией – Росатом. В этих условиях говорить об увеличении степени энергонезависимости страны просто смешно», – комментирует Воронежцев для Беллоны.ру.

Действительно, в соответствии с пунктом 1. Статьи 9. Соглашения, Белорусская Сторона обеспечивает закупки белорусскими ядерного топлива в виде готовых тепловыделяющих сборок, произведенных в Российской Федерации в течение всего периода эксплуатации энергоблоков АЭС, на долгосрочной договорной (контрактной) основе по согласованным ценам (с учетом мировых цен).

Таким образом, эксплуатируемый белорусским атомным лобби тезис о том, что к российской АЭС пойдет любое топливо, становится несостоятельным с опубликованием текста Соглашения.

Официальная белорусская пропаганда провозглашала АЭС как средство повышения энергонезависимости страны на протяжении нескольких последних лет. Так, 30 июня прошлого года на совместном заседании палат Национального собрания первый заместитель премьер-министра Беларуси Владимир Семашко заявил, что производство топлива для белорусской АЭС могут создать Китай, Казахстан, которые обладают урановыми запасами. «Таким образом, к моменту введения в строй белорусской АЭС урановое топливо можно будет покупать не только в России», – резюмирует его слова газета Знамя Юности со ссылкой на информационное агентство БЕЛТА.

На кого будет работать объединенная энергетическая система Росси и Беларуси?

Соглашение между правительством Республики Беларуси и правительством Российской Федерации о сотрудничестве в строительстве на территории Республики Беларусь атомной электростанции были подписаны и ратифицированы белорусской стороной в одном пакете с другим немаловажным документом – Соглашением между Правительством Республики Беларусь и Правительством Российской Федерации о некоторых мерах по обеспечению параллельной работы объединенной энергетической системы Республики Беларусь и Единой энергетической системы Российской Федерации.

Как сообщает сайт Палаты представителей Беларуси, «указанным Соглашением регулируется проведение согласованной политики в совместном развитии и эксплуатации существующих и вновь сооружаемых объектов электроэнергетики в целях создания условий для стабильного электроснабжения потребителей двух государств».

Однако несмотря на заявленную цель, данное соглашение, по официальной информации Палаты представителей, предусматривает создание совместного предприятия, деятельность которого ориентирована в том числе, «на осуществление и развитие экспорта через созданную этим совместным предприятием электросетевую инфраструктуру электрической энергии белорусского и российского производства».

Подобное объединение не случайно создается синхронно с попыткой реализации планов по строительству в Беларуси атомной электростанции, его возможная цель: обеспечение контроля российской стороны за экспортом электроэнергии белорусской АЭС, – полагает Юрий Воронежцев. Появление такой новой генерирующей мощности как атомная электростанция в Беларуси, по его мнению, автоматически потребует проведения модернизации линий электропередачи и подстанций. «Однако то, что в Соглашении о работе объединенной энергосистемы акцент делается именно на трансграничных объектах, на «реализации совместных проектов по реконструкции и строительству объектов генерации электрической энергии, а также электросетевой инфраструктуры с граничащими энергосистемами» свидетельствует, конечно же, о заинтересованности российской стороны в участии в экспорте электроэнергии. Ведь в регионе планирующейся Островецкой АЭС Россия не граничит с Беларусью – речь явно идет о поставках в третьи страны», – поясняет эксперт.

Отработавшее ядерное топливо белорусской АЭС может стать предметом торга

Пункт 2. Статьи 9. межправительственного соглашения о сооружении белорусской АЭС оговаривает возврат в Россию отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) белорусской АЭС: «Отработавшее в реакторах энергоблоков АЭС ядерное топливо, приобретенное у российских исполняющих организаций, подлежит возврату в Российскую Федерацию для переработки на условиях, определяемых Сторонами в отдельном соглашении».

Этот пункт, по мнению президента ЗАО “Атомстройэкспорт” Александра Глухова имеет двойное прочтение. В своем интервью БЕЛТА в августе этого года он говорит: «У белорусской стороны есть два варианта. Либо принимается решение и формируется отдельный документ на вывоз отработанного ядерного топлива на территорию Российской Федерации с возвратом обратно продуктов переработки, о чем говорится в межправительственном соглашении. Либо белорусская сторона может принять решение о сооружении на территории станции сухого хранилища для ОЯТ».

Остается неясной правомерность второго варианта, исходя из того, что Статья 9. остается в силе даже в случае прекращения действия Соглашения. Поэтому первый вариант – вывоз ОЯТ для переработки в Россию с возвратом ее отходов – это наиболее реальный сценарий возможного развития событий. И в этом случае фраза «на условиях, определяемых Сторонами в отдельном соглашении» играет ключевую роль.

Еще в феврале прошлого года российские экологи, как сообщает сайт  Naviny.by выразили свою обеспокоенность возможностью отправки на переработку ОЯТ белорусской АЭС в связи с отсутствием даже в планах предприятия по такой переработке и переполненностью российских хранилищ.

Однако, по их мнению, это не единственная проблема: стоимость услуги по российской  «переработке» ОЯТ может оказаться не по карману белорусам. Как прокомментировал для «Европейского радио для Беларуси» директор пресс-службы Росатома Сергей Новиков, «Это абсолютно рыночная услуга, и международная практика такая существует, что топливо забирается на переработку по согласованной цене».

Показателен в этой связи опыт Украины, для которой возврат ОЯТ в Россию оказался непомерно дорог. Как отмечают Владимир Сливяк и Петер Диль, исследовавшие ситуацию с ввозом в Россию ОЯТ, «Стоимость хранения украинского отработавшего ядерного топлива в России с 1995 года возросла на 70%, а долги Украины Красноярскому краю (место временного хранения ОЯТ — ред.) составляют на данный момент около 10 млн. долларов. Украина намерена прекратить вывоз в Россию ОЯТ».

По оценкам российских экспертов, стоимость рыночной услуги по переработке ОЯТ может составить более трех миллиардов долларов за все время службы белорусской АЭС. Именно поэтому условия отдельного соглашения по вывозу в Россию ОЯТ могут стать предметом отдельного торга между Беларусью и Россией, подобного газовому и нефтяному.

Беллона