Александр Никитин VS Евгений Адамов: Насколько безопасны атомные станции в России?

ingressimage_vs.jpg

Е. Адамов:

Из всех технических объектов с точки зрения жизни людей и вреда для здоровья наименьший ущерб нанесла именно ядерная энергетика. Безопаснее только телефон.

А. Никитин:

Ядерная энергетика по сравнению со всеми техническими объектами несет самую большую потенциальную опасность и не только для людей, а для всего живого вокруг. Это факт. Ущерб измеряется не только количеством погибших и пострадавших людей во время, каких либо инцидентов (например, ДТП) а и тем, какое влияние этот инцидент будет оказывать на будущие поколения людей и на живую природу. Так вот ущерб от Чернобыльской катастрофы, (при которой сразу погибло только лишь 30 или 40 человек) до сих пор до конца не посчитан, поскольку через 25 лет после аварии выявляются все новые и новые последствия чернобыльских событий, а это значит, что ущерб все нарастает и нарастает. И нет экономистов, которые способны сегодня этот громадный ущерб посчитать, поскольку он исчисляется здоровьем людей и окружающей среды. Чернобыль выбросил в атмосферу 50 млн. кюри радиоактивности в виде долгоживущих радионуклидов и они никуда не делись, они еще долго будут оказывать свое негативное влияние на окружающую среду.

Япония скрыла многие факты последствий хиросимской бомбардировки на здоровье будущих поколений. И это их трагедия. Если бы они не скрывали всего этого, то возможно они бы не увлекались так атомной энергетикой и сегодня мы бы не имели того, что имеем.

Е. Адамов:

В Японии, когда произойдет успокоение, когда не с воспаленными эмоциями, а спокойно люди оценят, что произошло в результате этих событий, вывод будет тот, о котором я сказал – атомная энергетика является самой безопасной. И ни одного человека, который бы потерял жизнь сейчас, или впоследствии, в ближайшем или в отдаленном будущем, в результате событий на японских АЭС, не будет.

А. Никитин:

Уже сейчас есть люди, которые в результате происходящего получили приличные дозы. Япония маленькая страна – и если выбросы, например, Цезия-137 с периодом полураспада 30 лет, которые наблюдаются сегодня из аварийных реакторов, осядут на территорию, то это не воспламененные эмоции – это полумертвая зона, совершенно непригодная для проживания. И я уверен, что японская трагедия очень серьезно повлияет на жизнь атомной промышленности и на сознание людей.

Е. Адамов:

Не надо запугивать людей. В отчете Комитета ООН по действию атомной радиации ясно написано, что именно испуг, то, что пугают людей радиацией, привел к реальным заболеваниям – сердечно-сосудистой системы, нервным, желудочно-кишечного тракта, что никакой связи здесь с радиацией нет. И ответственность людей, которые несут информацию, особенно недостоверную и непроверенную, это ответственность в жизнях людей. Убивает не радиация, убивает неправильная информация.

А. Никитин:

Доказано, что результаты негативного воздействия доз радиации наблюдаются во всем живом мире, а не только у людей. По логике г-на Адамова получается, что неправильная информация влияет на животных, птиц, рыб, растения и т.д. У них что, тоже радиофобия, которая появилась от неправильной или непроверенной информации? Интересно, кто ее до них доносил? Они ее по телевидению получили? Или из Интернета?

Е. Адамов:

У нас есть возможность для повышения безопасности атомных станций, которые я характеризую сегодня как достаточно технически безопасные, техногенные объекты.

Е. Никитин:

С возрастанием количества технических средств обеспечивающих безопасность, надежность системы в целом снижается. Это известные выводы из теории надежности. Системы безопасности начинают работать сами на себя, обеспечивая, прежде всего, свое функционирование, в то время как основной объект остается не защищенным. Нет 100% надежности, а, следовательно, и нет 100% безопасности. Ядерная энергетика относится к категории тех потенциально опасных объектов, которые в случае аварий наносят непоправимый ущерб всему живому. Если у человека разумного есть альтернатива, при которой он и его поколения не пострадают, то он должен выбрать альтернативу.

Е. Адамов:

Ядерная энергетика будет востребована, потому что она безопаснее других технологий и экологичнее других технологий. А доказать обратное нельзя.

А. Никитин:

Доказать это голословное утверждение тоже нельзя. Не существует никаких доказательств того, что ядерная энергетика безопаснее прочих.

Е. Адамов:

Плутониево-урановый цикл решит энергетические проблемы и перспективы и одновременно решит проблему хвоста сегодняшней атомной энергетики, накопление высокоактивных отходов.

А. Никитин:

Это теория, которая не подтверждена практикой. Это все проекты, которые требуют огромных средств без каких-либо гарантий на успех. Те люди, которые предлагают эти проект жаждут только одного, наживы сегодня, поскольку они прекрасно понимают, что когда наступит время показать результаты, то их тогда уже не будет и спросить будет не с кого. Это принцип «после нас – хоть потоп!».

Е. Адамов:

Я далек от того, чтобы доказывать, что мы имеем дело с безопасной, не могущей привести ни к каким опасностям, технологиям. Я говорю только об обратном – что она таким образом устроена, таким образом эксплуатировалась многие годы, что от нее те потери, которые измеряются человеческими жизнями и здоровьем людей, минимальны по отношению ко всем остальным технологиям. Она такой была и она такой остается. И сейчас мы работаем над тем, чтобы она была еще более безопасной уже с этого уровня.

А. Никитин:

Эти потери не подсчитаны, поскольку они продолжаются. Сегодня можно только точно сказать, что экономические потери от использования атомных технологий огромные. Если подсчитать, сколько мы сегодня должны потратить ресурсов для того что бы убрать все радиационное наследие за те многие годы, о которых говорит Адамов, то нам не хватит бюджета страны.

Е. Адамов:

У нас экспорт электроэнергии очень низкий по отношению к производству электроэнергии, меньше процента. А ядерная энергетика имеет материал, который имеет ограниченное использование ядерного топлива. И ядерное топливо, прежде всего, может использоваться для производства электроэнергии, тем самым сохраняя для нас органические ресурсы и создавая для нас возможности.

А. Никитин:

Если речь идет о том, что нам надо наращивать производство атомной энергии, а газ и нефть экономить или продавать за рубеж, или того хуже – продавать за рубеж атомное электричество, то я бы не согласился с такой логикой. Поскольку получается, что грязное и опасное производство мы организуем у себя, а произведенную более безопасным способом будем продавать за рубеж. За рубежом нам, конечно, будут аплодировать. Но наша задача – заботиться о здоровье своих граждан, уберегая их от опасных объектов.

Е. Адамов:

Есть страны, которые отказались от атомной энергетики. Они придут к атомной энергетике неизбежно, так же, как отказалась от атомной энергетики после известных событий Армения. Она в свое время закрыла свою АЭС, а потом была вынуждена сжечь все свои бульвары, потому что нечем было топить в домах, и электричества не было, – и тогда они обратились с просьбой помочь им запустить опять АЭС. Им помогла Россия, и атомная станция была запущена. Так что в этом смысле есть опыт достаточно большой. И в Японии будет развиваться ядерная энергетика, одна из лучших ядерных энергетик в мире.

А. Никитин:

Мы сегодня видим решения Германии, Китая и даже Никарагуа. Нет смысла сегодня гадать что будет, но, судя по политическим и экономическим процессам (обвал акций урановых компаний) атомной энергетике нанесем мощный удар, сопоставимый с тем который она получила после Чернобыля.

Е. Адамов:

Сегодня маленькая Япония производит практически столько же электроэнергии, сколько производим мы – цифры почти совпадают, и в полтора раза больше производит электроэнергии на атомных станциях. И если бы не ограничения по земле, не проблемы, которые существуют с общественностью, которая исторически напугана Хиросимой и Нагасаки, а потом напугана Чернобылем, и другими событиями – было бы еще больше.

А. Никитин:

Во-первых, совершенно некорректно сравнивать экономику Японии (третья экономика мира по объему ВВП) с экономикой России. Во-вторых, если бы в Японии были такое количество запасов газа и нефти как в России и такие возможности для развития ВИЭ, например, биоэнергетики, ветроэнергетики и т.д., вряд ли бы Япония использовала дорогую и суперопасную ядерную энергетику. Дело в том, что ни одна экономически развитая страна не имеет таких стесненных условий и ограничений в энергетическом комплексе как Япония.

Примечание: Высказывания Евгения Адамова опубликованы по тексту программы «Клинч» (Евгений Адамова против Владимира Чупрова). Комментарии Александра Никитина подготовлены специально для сайта «Беллона.РУ».

Борис Вишневский