На японской АЭС Фукусима Дайиши второй пожар на хранилище ОЯТ на 4-м блоке, повреждены защитные оболочки 2-го и 3-го реакторов, растет радиационный фон

ingressimage_kan.jpg Photo: NTV Japan

Вечером во вторник представители TEPCO также заявили о кипении воды в бассейне выдержки отработанного ядерного топлива (ОЯТ) четвертого энергоблока — тревожный знак, сигнализирующий о выбросе высокорадиоактивных частиц вследствие оголения и разрушения отработавших топливных сборок. Последние события на четвертом энергоблоке Фукусимы-1, ставшие результатом утреннего взрыва и пожара в хранилище ОЯТ, подтверждаются сообщениями Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), приходящими со ссылкой на заявления властей Японии.

Взрыв на четвертом энергоблоке АЭС Фукусима-1, произошедший во вторник утром, был вызван скоплением и высвобождением водорода, что, в свою очередь, привело к пожару в хранилище ОЯТ, заявила компания TEPCO, согласно Epoch Times. Утренний взрыв стал уже четвертым по счету с тех пор, как в субботу ситуация на аварийной станции стала резко ухудшаться.

Утром в среду по местному времени доступ технического персонала к некоторым участкам станции оказался сильно затруднен высокими уровнями радиации, сообщает The Financial Times. Специалистов временно эвакуировали со станции после того, как уровни радиации превысили все допустимые значения. Появилась информация о клубах белого пара над крышей третьего энергоблока, вслед за чем было отмечено сильное повышение радиационного фона.

Конкретный источник выброса пара определить не удается, но специалисты по ядерной безопасности и представители TEPCO говорят о возможной разгерметизации сталебетонной защитной оболочки третьего реактора, по информации The Financial Times.

На станции сразу же было зарегистрировано резкое повышение радиационного фона — до 6400 микрозиверт в час, что превышает норму в 10 тыс. раз.  В течение 20-30 минут после инцидента с выбросом пара на третьем энергоблоке уровень радиации вновь понизился на две трети от отмеченного пикового значения.

К этому моменту информация о повреждении защитной оболочки второго реактора вследствие взрыва водородом во вторник утром уже была подтверждена компанией-оператором. Вероятность развития такого сценария, результатом которого может стать разрушение активной зоны реактора, висела в воздухе на протяжении вторника, пока средства массовой информации ждали сообщений от TEPCO. Внутренний контейнмент реактора — основной защитный барьер, последняя линия обороны, и его разрушение означает невозможность в случае расплавления активной зоны предотвратить массивный выход радиации наружу.

MSNBC, со ссылкой на ядерное ведомство Японии, уточняет, что взрывом на втором энергоблоке во вторник мог быть поврежден бассейн-барботер системы локализации аварии — резервуар в нижней части защитной оболочки, содержащий холодную воду для конденсации пара, образующегося при срабатывании системы аварийной защиты. Бассейн-барботер также служит для деактивации радиоактивного пара.

По мнению Виктора Глински, бывшего сотрудника Комиссии по ядерному регулированию  США, подтверждение информации о повреждении бассейна-барботера второго реактора и защитной оболочки означает серьезное ухудшение и без того кризисной ситуации на станции.

“Если это правда, то это прямой путь [для радиации] в помещения управления станцией, где находится персонал, а также в окружающую среду», — сказал Глински. 

На данный момент на Фукусиме-1 остаются около 50 сотрудников. Накануне вечером TEPCO эвакуировала со станции 740 человек, не задействованных напрямую в ликвидации аварии. The Financial Times сообщает о новых травмах среди персонала.

Газета цитирует Элмера Льюиса, ядерного эксперта Чикагского Северо-Западного университета: «Они в тяжелой ситуации. Наступает момент, когда уровни радиации настолько высоки, что специалисты могут находиться в отдельных помещениях только в течение коротких промежутков времени. Возникнет необходимость в опытных сотрудниках, которые не откажутся туда входить. Это серьезная этическая проблема для руководства».

По сообщениям новостного агентства Киодо, TEPCO озабочена возможным перерастанием аварии в наиболее критическую — ситуацию, при которой происходит оплавление активной зоны реактора, разрушение топливных стержней и масштабный выброс радиации в окружающую среду. Именно этот, наихудший сценарий, произошел в Чернобыле. По оценкам TEPCO, появившимся в среду, в активной зоне первого реактора разрушению уже подверглось до 70% ядерного топлива, на втором реакторе степень разрушения ТВЭЛов — 33%. Проблемы с охлаждением остаются также и на пятом и шестом энергоблоках станции, которые были отключены на момент природного катаклизма в прошлую пятницу.

«Если информация [о защитной оболочке второго реактора] достоверна, это может говорить о самом тяжелом повороте в ситуации с момента появления проблем на станции в прошлую пятницу», – подтвердил специалист по ядерной физике Беллоны Нильс Бемер. — «Речь идет о последнем барьере, предотвращающем выход радиоактивных материалов из активной зоны реактора в окружающую среду».

По словам Бемера, до повреждения защитной оболочки — несмотря даже на уже отгремевшие четыре взрыва водорода и проблемы с охлаждением всех шести реакторов Фукусимы-1, а также пожар в хранилище отработанного топлива на четвертом энергоблоке, «по меньшей мере, сохранялась уверенность, что радиоактивные материалы не выйдут за пределы активной зоны. Теперь такой уверенности нет».

«Ситуация ухудшается, и кризису не видно конца», — добавил Бемер.

Тем временем, в среду утром на хранилище ОЯТ четвертого энергоблока произошел второй пожар. Хранилище ОЯТ, так же как и реакторы атомной станции, испытывает проблемы с охлаждением. Уровень воды в бассейне выдержки падает, оголяя стержни отработанного уранового топлива, что приводит к выходу радиоактивных частиц в атмосферу.

Как сообщает CNN, Агентство по ядерной безопасности Франции вечером во вторник оценило аварию на АЭС Фукусима-1 шестым из семи возможных уровней серьезности по международной шкале INES, повысив уровень опасности с четвертого, ранее присвоенного этой аварии японскими властями. В соответствии с этой шкалой, ядерные и радиационные аварии и инциденты классифицируются по степени тяжести, где первый уровень относится к инцидентам, приводящим к малым рискам для персонала и населения. Шестой — предпоследний уровень опасности по масштабам повреждений, последствий для персонала и возможных рисков для населения и окружающей среды. Седьмой уровень по классификации МАГАТЭ был присвоен только Чернобыльской катастрофе 1986 года как «тяжелой аварии», сопровождавшейся масштабным выбросом радиоактивных материалов, радиоактивным заражением окружающей среды и масштабными последствиями для здоровья населения.

«Очевидно, что сейчас мы наблюдаем аварию шестого уровня, то есть, где-то между тем, что случилось в Три-Майл Айленде и Чернобыльской катастрофой», — заявил глава французского ведомства Андре-Клод Лакост, согласно CNN.

Японские власти, как и МАГАТЭ, пока воздерживаются от новых оценок происходящего по классификации INES.

Однако во вторник официальные лица Японии впервые начали открыто говорить о возможной опасности выбросов радиации от аварийной станции для населения.

Выступая на пресс-конференции во вторник, премьер-министр Японии Наото Кан призвал население не впадать в панику несмотря на «растущую опасность выбросов радиации со станции».

Как сообщает РИА Новости со ссылкой на агентство Рейтер, уровень радиации в районе АЭС и окрестностях после взрыва во вторник повысился в четыре раза. В 08.31 утра по местному времени (02.31 мск) этот показатель составлял 8,22 тысячи микрозиверт в час, а всего 40 минутами ранее – 1,94 тысячи микрозиверт.

Доза облучения в 1-2 зиверт (1-2 миллиона микрозиверт) в час вызывает симптомы лучевой болезни. Естественный радиационный фон составляет от 0,05 до 0,2 микрозиверт в час.

Чарльз Диггес

charles@bellona.no