Японские радионуклиды могут достигнуть России в составе морепродуктов

ingressimage_map-fallout.jpg Photo: Australian Radiation Services

На правительственном совещании по ситуации, складывающейся вокруг АЭС в Японии, прошедшем 15 марта пришли к выводу, что даже худший вариант развития событий на АЭС в Японии не представляет угрозы российскому Дальнему Востоку.

bodytextimage_Map-dist.jpg Photo: Гринпис России

Дело не в том, что аварийные выбросы в Японии закончились, просто ветер в районе дымящих ректоров дует не в сторону России. В первые дни радиацию сносило в Тихий океан, выбрасываемые с паром из реакторов радиоактивные цезий и йод уносились с территории многострадальной Японии. Но радионуклиды никуда не исчезали – выпадения идут в океан, морепродукты, рыба, морская капуста теперь должны подвергаться тщательному радиоактивному контролю, наряду с черникой из Чернобыльской Зоны. Это относится и к продукции российских предприятий на Дальнем Востоке. Возможно, вслед за ставшими привычными изъятиями на московских рынках радиоактивной черники и клюквы настанет очередь морской капусты.

Облако накроет Северную Америку

Дальнейший ход облака спрогнозировать трудно. Австралийская радиационная служба опубликовала прогноз выпадений после первого массивного выброса радиации 12 марта. Прогноз таков: на шестой день облако может дойти до Аляски, а на десятый день, то есть к 22 марта повышения радиоактивного фона можно ожидать почти на всём тихоокеанском побережье Северной Америки – от Аляски до Мексики. Радиоактивные выпадения следует ожидать в Британской Колумбии (Канада) и в США, в штатах Вашингтон, Орегон, Невада, Аризона, Калифорния и ряде других. Остаётся надеяться, что службы радиационного контроля Канады, США и Мексики смогут своевременно обнаружить опасность и предупредить население.

ОБНОВЛЕНО: Позднее АРС отказалась от авторства этого прогноза, но эксперты в области физики атмосферы подтвердили, что радионуклиды, выброшенные из японских реакторов могут достичь территории США, как в своё время Чернобыльские выпадения происходили за тысячи километров от места катастрофы.

Что в выбросах?

Ясно одно, выброшенные из аварийных реакторов опасные радионуклиды никуда не денутся. Часть из них попадёт в пищевые цепочки и на наш стол. Примером полного непонимания ситуации стал диалог премьер-министра Владимира Путина и главного атомщика России Сергея Кириенко на совещании 15 марта. Эти господа, как видно, не осознают разницы между менее опасным облучением от внешних источников, как на гранитной набережной или в салоне самолёта, и разрушительным для здоровья внутренним облучением, когда радионуклиды с водой, воздухом, пищей попадают в организм и радиоактивный распад происходит внутри.

С.В.Кириенко: Это в основном короткоживущие изотопы…

В.В.Путин: Период полураспада у них несколько часов, да?

С.В.Кириенко: Там несколько часов, Владимир Владимирович. Основной здесь – это йод-131: у него восемь суток. Но всё равно это восемь суток. С учётом того, что в основном это уносится в сторону океана, то это довольно быстропроходящий след. Облако после взрывов на первом, третьем и втором шло в сторону Токио. До Токио дошло на уровне максимально тихом – в Токио было 400 микрорентген в час, – это примерно как в салоне самолёта.

Через несколько часов после прохождения этого пика в Токио было 40 микрорентген – это всего в 2 раза выше природного фона, как на любой гранитной набережной. Примерно такой уровень.

В.В.Путин: Это никак не угрожает жизни и здоровью людей?

С.В.Кириенко: Нет, никак. Если это 400 микрорентген краткосрочных – это вообще никак не угрожает, а уж 40 – это вообще нормальная ситуация. Люди живут на территориях, где выше этого, всю жизнь.

Вот так, небольшая манипуляция с понятиями – и как бы не существует угрозы попадания вырвавшихся из реакторов радионуклидов в организм… Всё же – на гранитной набережной природные торий и уран прочно удерживаются внутри гранита, а в Японии искусственные радионуклиды – йод, цезий и другие находятся в воздухе, воде, почве, на одежде, коже и  волосах людей…

Ещё несколько комментариев. Да, у относительно короткоживущего йода-131 период полураспада 8 дней, но полностью безопасным он станет, согласно действующим нормативам, только по прошествии десяти периодов полураспада – то есть через 80 дней, через 2,5 месяца. Шансы того, что на наш стол попадёт морская капуста из Тихого океана, содержащая опасный йод-131 существует и от премьер-министра следовало ожидать указаний об усилении радиоактивного контроля морской продукции, а не голословных заверений, что нам ничего не угрожает. Конечно, отведав радиоактивных морепродуктов никто, возможно, и не умрёт, но здоровье подорвать и получить проблемы с щитовидной железой вполне реально.

Также важно отметить, что лукавый Кириенко «забыл» упомянуть про содержащийся в выбросах и уже зарегистрированный в выпадениях цезий-137, период полураспада которого 30 лет. Этого радионуклида хватит надолго, на 300 лет.

Сегодня появились сообщения, что власти ряда азиатских стран вводят усиленный радиационный контроль рыбы и продуктов питания из тихоокеанского региона. На совещании у Путина эта простая и логичная мера не обсуждалась.

Российские ядерные пропагандисты едут в Японию

Внимание Путина привлекла также странная ситуация – японцы, приняв помощь от МЧС, как-то не хотят пускать к себе сотрудника ОАО «Росэнергоатом», который особенно усердствовал в попытках доказать недоказуемое – что АЭС безопасны и радиация не вредна…

В.В.Путин: У меня в этой связи вопрос. Наши специалисты, которые готовы выехать в Японию, допущены до работы на станции?

С.В.Кириенко: Нет, Владимир Владимирович. Плохая ситуация. Наши специалисты больше 10 часов сидят в Хабаровске, потому что японцы не принимают самолёт. … Возглавляет делегацию первый заместитель генерального директора концерна «Росэнергоатом» (это наша эксплуатирующая организация), доктор наук, профессор, человек, который прошёл всю Чернобыльскую катастрофу, один из ведущих специалистов в мире. Его готовы принять в токийском центре Всемирной ассоциации – организации, эксплуатирующей атомные энергостанции. Но вот они уже 10 часов находятся в Хабаровске вместе с техникой, со спасателями на борту. Их не принимают в Токио. Они могли бы оказать серьёзную, по крайней мере консультативную, помощь.

Сайт Росэнергоатома уточняет, что 14 марта «для оказания консультативной помощи японским атомщикам и оперативного получения данных о развитии событий на АЭС в Токио вылетели первый заместитель генерального директора ОАО «Концерн Росэнергоатом» Владимир Асмолов и заместитель директора Института проблем безопасного развития атомной энергетики Российской академии наук (ИБРАЭ РАН) Валерий Стрижов».

bodytextimage_likvidators.jpg Photo: Reuters

Собственно, именно господин Асмолов заявил 11 марта: «В принципе атомная станция – это наиболее защищенный объект с точки зрения любых внешних воздействий. … Все АЭС Японии рассчитаны на максимально расчетное землетрясение в 9 – 10 баллов по шкале Рихтера. 11 марта сила землетрясения в эпицентре (который находился далеко в море) составляла 8,9 балла. При этом выход активности даже в случае если землетрясение достигает максимально расчетного уровня невозможен». Вчера, 14 марта, в интервью газете Известия господин Асмолов убеждал читателей, что наблюдаемый в Японии уровень фона в 100 милирентген в час (примерно в 5000 раз выше природного фона, составляющего около 20 микрорентген в час) не опасен, что власти Японии напрасно объявили эвакуацию: «На «Фукусиме» загрязнение на границе станции – 100 миллирентген. По нормам МАГАТЭ это не представляет серьезной угрозы здоровью. К тому же радиационный фон, в отличие от Чернобыля, дают короткоживущие радиоизотопы благородных газов ксенона и криптона. Паника и радиофобия – самые страшные для человека факторы. Уверен, на «Фукусиме» можно было не трогать население, не отселять десятки тысяч людей. Но это решение правительства Японии».

Очевидно, Японии нужна реальная помощь трезво мыслящих специалистов, а чиновник-атомщик, постоянно твердящий сказку про то, что радиация не опасна и ставящий под сомнения действия по защите населения, им мог показаться неадекватным.

Токио под угрозой?

По последним данным ветер поменял направление и стал гнать новые выбросы в сторону Токио, где уровень радиации уже повысился. Придётся ли эвакуировать тринадцатимиллионный мегаполис, станет ясно в ближайшее время.

 

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com