Повышение тепловой мощности реакторов РБМК на АЭС России – опасный эксперимент ОАО «Росэнергоатом»

Приход капитализма в атомную отрасль России проявляется не только в расформировании Федерального агентства по атомной энергии и создании госкорпорации «Росатом» и превращению многочисленных ФГУП в ОАО. Закон капитализма: главное – прибыль. Именно этот закон породил безумную на первый взгляд идею – эксплуатировать реакторы на мощности, превышающей проектную. Ужас в том, что под этот опасный эксперимент попадают не только пока не взрывавшиеся у нас реакторы типа ВВЭР, но и чернобыльские реакторы РБМК-1000. В настоящее время 11 таких реакторов работают на Ленинградской, Курской и Смоленской АЭС. Опасные реакторы после катастрофы 1986 года остановлены не были. Сначала по рекомендации МАГАТЭ их мощность была ограничена. Они подверглись модернизации, и им разрешили работать не только на полной мощности, но и стали продлевать срок эксплуатации сверх 30-и лет, установленных проектом. Теперь первый энергоблок Курской АЭС объявлен пилотной площадкой для повышения тепловой мощности реактора.

Вскоре ОАО «Росэнергоатом» обратится в Ростехнадзор за получением лицензии на эксплуатацию энергоблока на повышенной мощности. Материалы обоснования лицензии повышения тепловой мощности энергоблока имеются в распоряжении редакции. Их анализ позволяет сделать вывод, что речь идёт о крупномасштабном опасном эксперименте, который может закончиться подобно эксперименту на четвёртом энергоблоке Чернобыльской АЭС.

ОАО «Росэнергоатом» «разгоняет» реакторы

Казалось бы, раз основной работой ОАО «Росэнергоатом» является производство электроэнергии, то вполне логично, что ОАО стремится к увеличению её выработки. Для этого разработана «Программа увеличения выработки электроэнергии на действующих энергоблоках АЭС концерна «Росэнергоатом» на 2007-2015 годы» (№ ПРГ 609М07).

Увеличивать выработку можно без риска для безопасности АЭС, например, повышая коэффициент использования установленной мощности (КИУМ) за счёт повышения коэффициента полезного действия не ядерной части АЭС – турбоустановок и генераторов. Но атомные капиталисты решили идти по более простому, но и более опасному пути. Повышать прибыль Росэнергоатом желает за счёт повышения тепловой мощности реакторных установок, проще говоря, реакторы будут «разгонять», заставлять работать в режимах повышенных нагрузок.

Почему из этой программы не были исключены 11 чернобыльских реакторов РБМК, вобщем, понятно – в гонке за прибылью должны участвовать все, в том числе и реакторы, уже доказавшие на практике свою своенравность и опасность. В 2007 году ОАО «Росэнергоатом» была принята «Подпрограмма повышения тепловой мощности энергоблоков АЭС с РБМК концерна «Росэнергоатом» на 5 % на 2007-2015 годы (№ АЭС.РБМК ПРГ-85 к(1.9)2007). Существуют планы в дальнейшем мощность реакторов РБМК повысить на 10%… Пионером в этом опасном начинании выступает Курская АЭС.

Общественное обсуждение

В конце января в г. Курчатов Курской области прошли общественные слушания по вопросу деятельности Курской АЭС по эксплуатации энергоблока №1 на мощности выше номинальной. К сожалению, руководство АЭС не сочло возможным разместить документы, вынесенные на общественные слушания в открытом доступе в Интернете. «Материалы лежат у нас в библиотеке, в городе Курчатов – приезжайте, читайте», – разъяснили корреспонденту Беллоны.ру представители Центра общественной информации Курской АЭС. Приехал, почитал, нашёл много интересного и удивительного: реакторы АЭС уже работают на повышенной мощности, технические решения, обеспечивающие «разгон» реакторов сомнительны, выбросы АЭС будут значительно расти, а безопасность снизится, но атомщики как всегда уверены, что Чернобыль не повторится.

АЭС уже работает на повышенной мощности 

Главный инженер станции Александр Владимирович Увакин на слушаниях рассказал, что на АЭС действует «Программа по повышению тепловой мощности». Ещё в марте-апреле 2009 года на первом энергоблоке Курской АЭС выполнена «Комплексная программа поэтапного (ступенчатого) повышения тепловой мощности первого энергоблока Курской АЭС на 5 % выше номинальной» (№ КуАЭС ПРГ-55К(3.7) 2008)».

Из представленных на общественное обсуждение документов видно, что при номинальной нагрузке в 4000 МВт, реальная нагрузка АЭС, как правило, превышает 4150 МВт, максимум в 4204 МВт был достигнут 4 февраля 2010 г. Электрическая мощность отдельных энергоблоков зачастую превышала 1060 МВт, (106% от номинала) максимум был у второго энергоблока, 20 января и 1 февраля 2010 г. – 1070 МВт (превышение номинальной нагрузки на 7%).

Опасность этого эксперимента состоит как в росте выбросов радионуклидов через вентиляционные трубы, так и в повышении нагрузок на элементы конструкции и изменении режимов эксплуатации реактора, что может привести к повышению вероятности аварий и катастроф.

Рост дозовых нагрузок

В документах, вынесенных на обсуждение, показано, что при работе первого энергоблока на мощности 110 % суммарный выброс Курской АЭС увеличивается (в самом наихудшем случае) по инертным радиоактивным газам в 1,2 раза, по йоду-131 в 1,5 раза. При этом годовые допустимые выбросы по СП АС-03 превышены не будут, но опасность значительного повышения выбросов очевидна. И если эксперимент будет признан удачным и на повышенной мощности станут работать все четыре энергоблока, то выбросы ИРГ должны возрасти на 80%, а радиойода и вовсе в 3 раза!

Понять, почему именно при, казалось бы, незначительном подъеме мощности существенно растут выбросы именно радиоактивного йода, вызывающего рак щитовидной железы, не сложно. В реакторе канального типа общая тепловая мощность повышается только при повышении тепловой мощности каждого из каналов. Радиоактивный йод образуется в тепловыделяющих элементах (ТВЭЛах) в результате ядерных реакций деления. Пока ТВЭЛы герметичны, йод никому не угрожает. Но при повышении мощности растёт и вероятность разгерметизации ТВЭЛа и тепловая нагрузка на негерметичные ТВЭЛы. Продукты деления, в том числе и йод, намного быстрее попадают в теплоноситель, часть их удерживается фильтрами, часть через вентиляционные трубы выходит в атмосферу – выбросы растут. По данным экспертов повышение средней мощности негерметичного ТВЭЛа на 10 % приводит к удвоению активности йода-131 в воде контура охлаждения и увеличению его концентрации в полтора раза в выбросах АЭС.

Однако атомщики считают это безопасным: «При увеличении мощности энергоблока № 1 Курской АЭС возможно повышение выброса ИРГ, йода и радиоактивных аэрозолей в окружающую среду, однако оно не приведет к статистически выявляемому изменению загрязнения окружающей среды и доз облучения населения, проживающего вблизи КуАЭС».

«При совместной работе трёх энергоблоков Курской АЭС на номинальной мощности и работе первого энергоблока на повышенной мощности на границе СЗЗ (1.7 км) и в г. Курчатов будет наблюдаться рост дозовой нагрузки на население примерно на 0,03 мкЗв или на 18% по сравнению с существующим значением», утверждается в документах по обоснованию лицензии.

Следовательно, можно ожидать, что при повышении мощности всех трёх энергоблоков можно ожидать рост дозовых нагрузок для населения на 72% – на 0,12 мкЗв в год, а это уже вполне серьёзная проблема, ведь речь идёт не о дозе от внешних источников, а о внутреннем облучении щитовидной железы попадающим в организм радиоактивным йодом.

Опасность выбросов йода, к сожалению, реальна. Именно выброс йода в ноябре 1975 году при аварии на РБМК-1000 на ЛАЭС стал причиной роста числа заболеваний в Ленинграде…

Выбросы АЭС долетали до Курска

Уже давно не секрет, что высокие трубы нужны АЭС, чтобы организовать поступление опасных искусственных радионуклидов в атмосферу. Город-спутник Курской АЭС отмечен в государственном докладе «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2009 году», подготовленном Министерством природных ресурсов и экологии Российской Федерации.

[picture2]«Повышенные, по сравнению с фоновыми, среднемесячные объемные активности 137Cs в 2009 г. наблюдались … в Курчатове (Курская АЭС) в апреле – 42*10–7 Бк/м3. Повышенные … в 6,5 раза по сравнению с фоновыми среднегодовые объемные активности 137Cs наблюдались: … в Курчатове – 15*10–7 Бк/м3. … Кроме того, в 2009 г., как и в предыдущие годы, отмечен ряд случаев появления в атмосфере городов Курск, Курчатов … некоторых продуктов деления и нейтронной активации». «Появление следов этих радионуклидов в атмосфере указанных городов однозначно связано с деятельностью расположенной поблизости Курской АЭС», – делает очевидный вывод Минприроды. Курск расположен примерно в 40 километрах от АЭС и то, что радиация от АЭС, пусть и в малых количествах, достигает областного центра, говорит о серьёзности проблемы.

По данным Ростехнадзора в 2009 году Курская АЭС через вентиляционные трубы выбросила в атмосферу 297,3 Террабеккерель (ТБк) инертных радиоактивных газов, 1,32 ТБк йода-131, 0,333 ТБк кобальта-60, 50,7 МБк цезия-137. Это не полный список опасных искусственных радионуклидов, выбрасываемых АЭС. К примеру, выбросы трития (радиоактивного водорода) вовсе не контролируются…

Методом проб и ошибок?

Удивительно, но сами сторонники проведения опасного эксперимента по повышению мощности реакторов РБМК осознают, что оборудование не готово к подъёму мощности, что дополнительные нагрузки опасны.

Вот, к примеру, как по мнению экспертов НТЦ ЯРБ может отреагировать на эксперимент барабан-сепаратор (БС), устройство, где пар, направляемый на турбину, отделяется от воды: «При повышении мощности энергоблока до 110 % от номинального уровня увеличивается нагрузка по влажности пара «зеркала испарения» БС … Кроме того, в действующем проекте в ВКУ БС имеется угроза захвата пара в опуск, что может привести к срыву ГЦН [главный циркуляционный насос] при срабатывании аварийной защиты на номинальной мощности. Существующие ВКУ не обеспечивают также равномерное распределение пара по ширине погруженного дырчатого листа и надежную работу гидрозатворов на сливе воды с него».

Но экспериментаторов не остановить, они самостоятельно модернизировали устройство барабан-сепаратора на нестандартную конструкцию: «На энергоблоке № 1 КуАЭС выполнена замена ВКУ БС проектной конструкции на систему с коллекторной раздачей пароводяной смеси внутри БС». Уверенности в работоспособности нововведения нет, поэтому надо проводить испытания: «Заявитель планирует при подъеме мощности до 110 % проводить сепарационные испытания после каждого подъема мощности реактора на 2÷3 % в связи с ограниченными возможностями БС по обеспечению нормируемой влажности пара и имеющейся крутой сепарационной характеристикой. По мнению Заявителя, результаты испытаний на энергоблоке позволят найти предел, до которого можно будет поднять мощность РУ, и уточнить значения уставок аварийных защит по изменению уровня воды в сепараторах».

Вобщем, методом проб и ошибок, методом доработок и усовершенствований придётся работать чуть ли не на каждом элементе АЭС, чтобы всё же заставить её работать на повышенной мощности.

Вот и деаэраторы требуют реконструкции, врезки не предусмотренного проектом клапана: «Поскольку при работе блока на повышенной мощности увеличивается поступление «горячих» потоков питательной воды в деаэраторы, необходима реконструкция системы защиты деаэраторов от превышения давления, т.е. врезка в схему резервного предохранительного клапана».

Насколько обоснованы и продуманы все эти новшества, усовершенствования, изменения, вносимые на ходу, покажет только эксперимент. Но о том, какие аварии могут произойти на «разогнанном» чернобыльском реакторе, надо задумываться уже сейчас.

Ржавые АЭС…

Два факта подтверждают, что планы по повышению мощности РБМК – опасная авантюра.

[picture4]Во-первых, происшествие 5 октября 2010 года на уже остановленной в Литве Игналинской АЭС, где контур охлаждения реактора РБМК не выдержал промывки дезактивационным раствором и произошёл разлив 300 тонн высокорадиоактивной жидкости. Хотя реактор Игналины и не доработал до проектного, 30-летнего срока, оборудование контура оказалось в плачевном состоянии, а владелец станции даже не догадывался отб этом, пока не пролилось.

Во-вторых, данные годового отчёта Ростехнадзора, опубликованные в прошлом году и говорящие, что у собственников российских АЭС просто нет информации о состоянии многих важных для безопасности элементах конструкции: «Для сварных соединений аустенитных трубопроводов Ду300 реакторов РБМК-1000 вопрос о достоверности эксплуатационного контроля следует дифференцировать в зависимости от методов эксплуатационного контроля и места расположения сварных соединений (часть их не контролируется)».

Давайте же не делать вид, что наши РБМК в хорошем состоянии и о них всё известно. Тогда станет понятно, что эксперименты с подобными реакторами – это авантюра, граничащая с преступлением.

Анализ последствий запроектной аварии неадекватен 

Вопрос о возможности повторения катастрофы, подобной Чернобылю сотрудники ОАО «Росэнергоатом» обошли при помощи простого приёма – умолчания. Просто невозможно такое, и всё тут. Всё же есть определённый прогресс, по сравнению с 1980-ми годами: если тогда атомщики утверждали, что РБМК столь безопасен, что его можно строить на Красной площади в Москве, то теперь признают, да, может при авариях воздействие и будет – но не далее 1,7 и 2,6 км. И это не шутка.

В представленных на обсуждение документах утверждается, что мер по эвакуации, укрытию населения и йодной профилактики не требуется на расстоянии свыше 1,7 км, а укрытие населения не требуется на всех расстояниях до 2,6 км. Единственное ограничение при запроектной аварии – «обязательные меры по ограничению потребления загрязнённых продуктов питания требуются на расстояниях до 25 км».

[picture3]Надо понять, что речь идёт именно о запроектной аварии, то есть аварии, развивающейся по самому тяжёлому сценарию, не предусмотренному, не угаданному, не просчитанному… Следует ли в который раз напоминать, что запроектная авария именно на таком типе реактора уже случалась однажды – 26 апреля 1986 года на четвёртом энергоблоке Чернобыльской АЭС. И её воздействие не ограничилось десятком километров – ограничения на потребление продуктов вводились, к примеру, в немецкой Баварии – более чем в тысяче километров от места аварии…

Дезинформация о возможных авариях

Беллона направила свои замечания к вынесенным на обсуждение документам. В Замечаниях подчёркивается, что разработчики необоснованно исключили из рассмотрения воздействие тяжёлых запроектных аварий:

«Рассматриваются сценарии запроектных аварий: «потеря техводы» и «одновременный разрыв девяти технологических каналов». Необоснованно исключены из рассмотрения другие возможные сценарии запроектной аварии, например, разрушение реактора, вызванное внешним воздействием – падением пассажирского самолёта, массой около 100 тонн, летящего со скоростью около 800 км/ч., разрушение реактора, вызванное внутренними причинами или действиями персонала («Чернобыльский сценарий», человеческий фактор). Рассматривается «реперная» запроектная авария только 5-го уровня шкалы INES, необоснованно исключены из рассмотрения тяжёлые аварии 6-го и 7-го уровней.

В результате этого существенно занижено воздействие тяжёлой запроектной аварии на окружающую среду и здоровье людей. На основании заниженных данных сделан ошибочный вывод о незначительности доз для населения при запроектной аварий и об отсутствии необходимости мер по эвакуации, и йодной профилактики населения на всех расстояниях более 1,7 км и защиты (укрытия) на расстояниях более 2,6 км от реактора, как это указано в документе «Охрана окружающей среды при подъеме и работе на мощности выше номинальной энергоблока №1 Курской АЭС» 01-41-01-5-ООС ОАО «Атомэнергопроект», Москва, 2006, листы 220, 221.

При таком подходе и общественность, и лица, принимающие решения могут быть дезинформированы относительно реальных последствий тяжелой запроектной аварии».

Заложники «мирного атома»

Город Курчатов с 48 тысячами жителей расположен всего в 3,5 километрах от АЭС, на берегу искусственного водоёма-охладителя. Трубы энергоблоков АЭС хорошо видны с верхних этажей зданий и из многих точек города.

[picture1]Известно, что столь близкое соседство с АЭС опасно, особенно для детей. По данным немецких исследований, о которых подробно писала Беллона.ру,  частота заболеваний лейкемией (раком крови) у детей до 5-и лет, проживающих в радиусе 5-и километров от АЭС ФРГ в 2,5 раз выше, чем у их сверстников из безъядерных районов. Очевидно, что подобного эффекта стоит ожидать и близ российских АЭС.

Но в нашей стране нет федерального реестра раковых заболеваний, поэтому единственный в районе роддом расположен в городе Курчатове, как раз в пятикилометровой зоне.

Хотя срок действия лицензии на эксплуатацию первого энергоблока истекает в декабре 2016 года, о подготовке реактора к выводу из эксплуатации речи не идёт. Не разрабатываются программы социальной поддержки – переселения и обучения новым специальностям сотрудников АЭС, создание новых производств, новых рабочих мест. Очевидно, задумка Росатома состоит в том, чтобы использовать социальные проблемы атомных моногородов для выбивание денег для строительства новых реакторов,  взамен выбывающих.

Возможно ли безъядерное будущее?

Во вторник, 1 марта на Курской АЭС состоится выездное заседание Комитета по энергетике Государственной Думы России. Атомщики будут убеждать депутатов, что безъядерного будущего не существует, что надо одобрить все их инициативы – от повышения мощности энергоблоков до строительства Курской АЭС-2.

Если депутаты столь несведущи и наивны, что поверят заклинаниям о том, что Чернобыль не повторится, то они вполне могут принять решения, приближающие новую ядерную аварию.

 

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com