Медведев в Давосе говорил об энергоэффективности, климате и АЭС

ingressimage_davos.jpeg Photo: www.kremlin.ru

Ежегодный Всемирный экономический форум в Давосе завершился 30 января. Как это часто бывает, участие в международных мероприятиях заставило российского президента высказаться по некоторым вопросам чуть в ином ключе – «для внешнего потребления». Президент Медведев выступил с речью на открытии Форума 26 января и дал развёрнутое интервью телеканалу «Блумберг ТВ» и, чуть ранее, газете «Ведомости». Конечно, основное внимание было уделено экономике и политике, но нас интересует, что сказал (и не сказал) президент России о вопросах климата и энергетики?

Энергоэффективность

Начнём с хорошего. Выступая в Давосе, Медведев в качестве одной из «новых возможностей, которые даёт модернизация для успешного ведения бизнеса в России», назвал энергоэффективность:

«Дополнительные возможности для бизнеса создаёт наша масштабная программа энергоэффективности. Мною утверждены чёткие количественные ориентиры и реализуются пилотные проекты во многих регионах страны. Любые новые проекты должны отвечать самым современным требованиям к эффективности использования энергии. Такие стандарты либо уже установлены, либо вскоре будут введены в действие».

Начинание хорошее, только вот до введения действительно передовых «отраслевых стандартов» энергоэффективности нам ещё далеко. Вслед за энергоэффективностью часто в качестве возможного конкурентного преимущества России называют возможности использования возобновляемых источников энергии. Медведев этого, к сожалению, не сделал. Неужели мизерная по мировым стандартам цель – выработка к 2020 году 4,5 % электроэнергии с использованием возобновляемых источников – постепенно забывается?

Климат

О вялотекущих переговорах ООН по климату Медведев высказался определённо:

«Я считаю, что медлить в этом плане дальше опасно. И речь не только о том, чтобы завершить давно идущие, долгоиграющие климатические переговоры (хотя это сделать нужно обязательно), – речь и о том, чтобы создать общую систему мониторинга окружающей среды и опасных объектов, а также общую систему предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Россия выступала с такой инициативой. И я рассчитываю на то, что наши партнёры также согласятся с тем, что этот вопрос уже давным-давно перезрел».

Однако, ни о каких конкретных новых идеях, как именно ускорить завершение климатических переговоров, президент не сказал. Не было никакой конкретики и в интервью Блумбергу и Ведомостям. Неясным осталось и то, как именно система мониторинга поможет бороться с изменениями климата. Тут надо выбросы снижать, а не на мониторинг и МЧС полагаться…

Собственно, это и ранее было ясно – Россия так и не стала лидером в области борьбы за спасения климата планеты – ни на национальном уровне, ни на международных переговорах. Существующие цели России по «снижению» выбросов парниковых газов на деле означают рост выбросов, по сравнению с текущим уровнем (См. публикации Беллоны.ру с объяснением ситуации). Климатическая доктрина осталась лишь красивой декларацией. Цели по развитию возобновляемой энергетики и повышению энергоэффективности правительство Путина, похоже, выполнять не собирается… Премьер всё еще считает ВИЭ несерьёзными игрушками…

Всё это контрастирует с мировыми тенденциями. Исполнительный секретарь РКИК ООН Кристина Фигейрес (Christiana Figueres) в Давосе отметила, что реальным климатическим лидером становится Китай: «не потому что они [китайцы] хотят спасти планету, они делают это потому что это хорошо для экономики». Китай уже несколько лет является лидером по ежегодно вводимой мощности ветроэлектростанций, в то время как сравнительно небольшие российские проекты, например в Мурманской области, пробуксовывают. Не удивительно, что Медведеву нечего было сказать об успехах в этой сфере.

Российский бренд: атомная энергетика

Выступая в Давосе, Медведев вовсе не обмолвился об атомной энергетике. Это уже хорошо. Возможно, он посчитал неуместным упоминать эту спорную технологию, а может просто забыл… Но в интервью телеканалу «Блумберг ТВ» без разговоров о «мирном атоме» не обошлось.

Д.МЕДВЕДЕВ: «Когда мы говорим в целом о модернизации как пути развития, она всё-таки включает в себя прежде всего модернизацию экономической жизни и плюс те самые пять приоритетов, о которых было сказано в прошлом году и по которым сейчас идёт нормальная работа. Я имею в виду и фармацевтику, ядерную энергетику, энергоэффективность и так далее. Всё это очень важно».

Собственно, на государственном уровне ошибка уже сделана, ядерная энергетика, эта опасная технология прошлого века, отнесена к приоритетам модернизации по-медведевски. Новым оказалось то, что президент считает атомную энергетику успешным российским брендом.

Д.МЕДВЕДЕВ: «Я понимаю, что в каких-то вопросах мы можем продвинуть наши бренды быстро, и они и так известны. Например, российская атомная энергетика известна во всём мире, мы больше всего делаем, по сути, атомных реакторов для того, чтобы поставлять их по импорту, монтировать, создавать новые атомные станции». 

Несомненно, «бренд» Чернобыля известен всему миру. Выступая в Давосе, Медведев сказал:

«Современная цивилизация технологически весьма совершенна, во всяком случае, если сравнить её с тем, что было ещё 100–200 лет назад. Но достаточно одной природной аномалии или технологической ошибки, чтобы целые регионы оказались на грани экологической катастрофы, а континенты были отрезаны друг от друга, как в прошлые века».

Как примеры глобальных катастроф он привёл исландский вулкан, разлив нефти, жару, наводнения, снегопады. А про знаменитый «бренд» – про Чернобыль – забыл. Жаль…

Атомный бред

Пока власти старательно будут забывать про ядерные катастрофы, сохраняется опасность краха модернизации энергетики России. Выступая в Давосе, Медведев объявил:

«В ближайшее время будет создан специальный суверенный фонд, который разделит риски с иностранными инвесторами путём совместных инвестиций в проекты модернизации нашей экономики».

Если в число проектов в области модернизации электроэнергетики страны войдут и проекты по сооружению АЭС, то найти иностранных инвесторов для них будет непросто, даже при условии, что государство возьмёт на себя часть рисков. Эпопея с поисками инвесторов для плавучей АЭС и для вполне наземной Балтийской АЭС даёт тому хорошее подтверждение.

Остаётся надеяться, что инвестиции пойдут не в атомную, а в возобновляемую энергетику. Но для этого нужно не только желание зарубежных инвесторов (оно есть), но и политическая воля российских властей. А вот с этим, похоже, проблема…

 

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com