В Мурманске побывали аудиторы счетных палат России и Норвегии

ingressimage_03_25.11.10.JPG Photo: Murmansk Duma

Ликвидация последствий «холодной войны» в сфере ядерной и радиационной безопасности только по Мурманской области оценивается в сумму около 4 миллиардов долларов. В 1990-х годах прошлого века первой руку помощи предложила Норвегия. По официальным данным, в течении 2001-2009 годов правительство Королевства выделяло средства в размере около 100  миллионов крон ежегодно. Если перевести эту сумму на наши деньги, то получается, что каждый год норвежцы давали России по полмиллиарда рублей. Для того, чтобы помочь утилизировать атомные подводные лодки, надежно хранить отработавшее ядерное топливо, ликвидировать последствия радиоактивного загрязнения бывших баз Северного флота. Деньги получали организации, входящие в систему  «Росатома» и органы исполнительной власти региона. И вот пришло время проверить, как они потратили эти средства.

— Счетная палата России и управление генерального аудита Норвегии осуществляет несколько контрольных мероприятий, – поясняет начальник инспекции Счетной палаты Российской Федерации Сергей Антонов. — Кроме оценки эффективности достижения результатов конкретных мероприятий в области радиационной безопасности, в этом году завершается другой проект. Это проверка эффективности использования водных биоресурсов Баренцева и Норвежского морей. Общий отчет по нему будет весной следующего года.

Проверяющие из ведомства Сергей Степашина и Управления Генерального аудитора Королевства Норвегия обещают подвести совместные итоги работы. Но один из них уже очевиден — аудиторам удалось создать эффективную систему совместной работы.

— Аудиторы сначала собирают весь материал, делают анализ, а потом уже готовится заключение — поясняет заместитель директора управления Генерального аудитора Норвегии Тронд Сулос. — Сейчас мы собираем воедино данные российской стороны и работаем с норвежскими организациями. Мы полностью уверены в том, что результат будет хорошим.

bodytextimage_05_25.11.10.JPG Photo: Murmansk Duma

Проверка началась в рамках Меморандума о сотрудничестве, подписанного главами Счетных организаций  двух стран. В нём сразу было отмечено, что за годы нашего сотрудничества произошло повышение уровня безопасности Кольской АЭС, проведены полезные совместные учения. Но самое главное — уменьшено радиоактивное загрязнение Кольского полуострова и риски с ним связанные. Имеется в виду вывоз отработавшего ядерного топлива и радиационно-опасных отходов из бывшей базы флота Гремиха, который пока не завершился, но близится к концу. А также реабилитация другой базы атомных подлодок — в губе Андреева. Там, правда, нужно ещё много сделать.

— Сейчас самая большая и технически сложная задача — это Губа Андреева, — подчеркнул на встрече с аудиторами руководитель экологической организации Беллона-Мурманск Андрей Золотков. — Там процесс выгрузки отработавшего ядерного топлива из баков сухого хранения ещё даже не начинался. А в 2012 году заканчивается программа «Глобальное партнерство», по которой идет основное финансирование. Тогда возникает вопрос — будет ли после 2012 года международная помощь? Так Великобритания уже отказала в финансировании строительства основного здания для выгрузки ОЯТ в губе Андреева. Поэтому  «Беллона» считает, что Норвегия ни при каких обстоятельствах не должна выходить из проекта. 

Лидер Беллоны–Мурманск сильно сомневается, что без участия иностранных партнеров Росатом сам сможет довести дело до конца — ведь на это понадобятся сотни миллионов евро. Взять их явно не откуда, потому что сейчас Росатом увлекся строительством плавучих атомных станций, продолжает возводить новые энергоблоки на суше. Всё это уже обходится российскому бюджету в огромные суммы. Так что, для него международные деньги — это великолепный шанс двигаться вперед в деле ликвидации последствий гонки вооружений и при этом экономить свои средства.

— Вообще интересно будет узнать, как всё же были потрачены средства. Потому что мне приходилось участвовать в операциях по выгрузке отработавшего ядерного топлива из атомных подлодок — продолжает Андрей Золотков. — Я знаю, что стоимость операции по выгрузке топлива измеряется в сотнях тысяч евро. И я знаю, какую премию получал экипаж — несколько процентов от данной суммы. Поэтому меня всегда интересовал вопрос — куда остальные деньги идут?

Кроме того, общественности важно знать по каким расценкам выполняются работы — европейским или русским. Если по второму варианту, то можно смело предположить, что расценки могли быть завышены. Именно из-за этого там, где есть бюджетные или спонсорские деньги, возникают скандалы – соблазн то велик! А Росатом уже давал повод сомневаться в эффективном использовании денег.

Итоги проверки расходования норвежских денег будут рассмотрены в конце декабря на заседании коллегии счетной палаты России, после чего их опубликуют в СМИ. Скорей всего произойдет это в начале следующего года.

Алексей Павлов