Новый доклад о закупках “Росатома” показывает высокий риск коррупции и отсутствие внешнего контроля

ingressimage_kirienko-4..jpg Photo: G-8 civil summit of site

26 ноября в Москве “Трансперенси Интернешнл – Р” и группа “Экозащита!” представили  исследование “Анализ эффективности использования денежных средств при осуществлении деятельности по размещению заказов для нужд Государственной корпорации по атомной энергии “Росатом”. В рамках исследования было проанализировано 300 размещенных на официальном сайте в сети Интернет заказов, после первичного отбора 200 заказов прошли подробный анализ.

Вряд ли в кого-то можно удивить новостью о том, что в России есть коррупция. Однако, когда дело доходит до атомной промышленности, от которой зависит ядерная безопасность – мы начинаем относится к вопросу коррупции серьезно вдвойне. Не будет преувеличением сказать, что внутри атомной промышленности традиционно существует высокий риск коррупции. Чтобы не быть голословным, приведу два наиболее ярких примера из не такого уж далекого прошлого. В 2000 году нам удалось сорвать сделку, в рамках которой планировалось организовать ядерный могильник на острове Симушир (Дальний Восток) и поместить в него ядерные отходы из Тайваня и Японии. В ней участвовали высокопоставленные сотрудники Курчатовского Института, а также по крайней мере один депутат Государственной Думы РФ. Согласно документам об этой сделке, российские участники обещали за вознаграждение лоббировать изменение законодательства, запрещавшего ввоз радиоактивных отходов в Россию. Еще одной яркой иллюстрацией стала сделка с ввозом ядерных отходов из Болгарии с АЭС Козлодуй в 2001 году. Случайно попавшие в руки экологов контракты указывали на присутствие оффшорной компании в схеме оплаты сделки. Мы проверили эту компанию и оказалось, что на момент ввоза в Россию болгарских отходов она была закрыта уже полгода.

С тех пор многое поменялось: теперь вместо Минатома – госкорпорация
“Росатом”. И конечно нам крайне важно понять, что изменилось. Особенно, учитывая недавние выступления бывших атомщиков о том, что при строительстве новых реакторов, возможно, происходят хищения в особо крупных размерах. В этой связи в прессе упоминалось строительство второй Нововоронежской АЭС. Безусловно, доказать какие-либо нарушения, не имея доступа к внутренней документации и информации о ходе того или иного проекта – чрезвычайно сложно. Однако вполне возможно проанализировать законодательство и внутренние нормативы, а также открытую информацию о деятельности госкорпорации. Что и было сделано в рамках этого исследования.

В исследовании отмечается высокий коррупционный риск при закупочной
деятельности “Росатома”. На закупки осуществляемые госкорпорацией “Росатом” не распространяется действие закона No.94-ФЗ “О поставке товаров, выполнении работ, оказании услуг для государственных и муниципальных нужд”, в виду особого статуса госкорпорации. Нормы Единого отраслевого стандарта закупок (Стандарта), утвержденного “Росатомом”, содержит менее чёткие ограничения действия заказчика по сравнению с Федеральным Законом No.94-ФЗ.

Мониторинг выборки из 200 закупок показал многочисленные нарушения Стандарта, в частности: нарушения при выборе способа размещения заказа, отсутствие сметной документации при закупке работ по строительству и ремонту зданий и сооружений (присутсвует только в одном заказе), предъявление требований, содержащих указания на средства индивидуализации. Нарушения Стандарта были обнаружены в 83 закупках, это составляет в 27% от общей выборки и 41% от 200 закупок, материалы которых изучались подробно.

Отсутствует внешний контроль деятельности подразделений госкорпорации “Росатом” в сфере осуществления закупок. В отношении большинства государственных структур подобный контроль осуществляет Федеральная Антимонопольная Служба (ФАС), которая не обладает аналогичными полномочиями в отношении госкорпораций. Центральный арбитражный комитет (ЦАК) госкорпорации “Росатом”, созданный для контроля за размещением заказов, является органом внутреннего контроля и не сравним по полномочиям с ФАС. Более того, ЦАК является лишь пассивным контролером, осуществляет проверки только на основании поступивших жалоб, тогда как ФАС имеет право проводить проверки по собственной инициативе. Так же разительно отличается уровень открытости этих органов. В отличие от ФАС, ЦАК публикует не тексты решений, а лишь общую статистику поступивших жалоб.

Исследование показывает наличие высоких рисков коррупции при размещении заказов подразделениями госкорпорации “Росатом”. Их деятельность регулируется Стандартом, уступающим по своим нормам аналогичному Федеральному Закону. При этом мониторинг заказов показывает, что даже эти более слабые нормы зачастую не соблюдаются заказчиками. При осуществлении закупок отсутствует внешний контроль, а внутренний контролёр ЦАК обладает пассивной ролью и не обеспечивает должный уровень раскрытия информации Все эти факторы складываются в замкнутую систему, позволяющую заказчику допускать к закупкам лишь избранные кампании и проводить закупки по завышенной цене с нарушением правил Стандарта.

Все это в очередной раз указывает на то, что в нынешнем виде такая форма, как госкорпорация – очень удобна для злоупотреблений и лучше было бы от нее отказаться, ведь это государство в государстве, по сути неподконтрольное никому, кроме себя самого. Либо необходимо серьезно пересматривать законы, чтобы установить эффективный внешний контроль, как государственный, так и общественный, над деятельностью госкорпорации “Росатом”.

Владимир Сливяк

ecodefense@online.ru