«Большая Двадцатка» о вопросах климата и энергетики

ingressimage_g20Seoul.jpg Photo: www.seoulsummit.kr

В официальном сообщении о Саммите, размещенном на сайте президента России, говорится: «Основное внимание лидеры «двадцатки» уделили вопросам глобальной экономики, международной торговли, а также изменению климата». Однако найти упоминание о климатических проблемах в документах Саммита было непросто, а найденное разочаровало.

Документов принято много – лидеры «двадцатки» приняли Декларацию саммита, Рамочное соглашение по обеспечению уверенного высокоустойчивого и сбалансированного экономического роста, Сеульский план действий, документы о реформировании международных финансовых организаций, модернизировании системы МВФ, по борьбе с протекционизмом и поощрении торговли и инвестиций. Приняты также три приложения к Декларации: Сеульский консенсус в области развития для обеспечения всеобщего роста, Антикоррупционный план действий «Группы двадцати» и Планы действий в области развития, рассчитанные на несколько лет.

Обозреватель Беллоны.ру внимательно изучил принятые на саммите документы, выискивая все упоминания про климат и энергетику. Основное внимание, конечно, в них уделяется вопросам мировой финансовой системы и мировой торговли. Там говорится о мерах бюджетного и денежно-кредитного стимулирования, о создании устойчивой международной валютно-финансовой системы, новой система финансового регулирования, контроле за действиями хедж-фондов, внебиржевых производных инструментов и кредитных рейтинговых агентств и даже о сокращение средней стоимости перевода денежных средств работниками-мигрантами.

Цель Саммита: «внести свой вклад в восстановление мировой экономики таким образом, чтобы обеспечить ее быстрый, устойчивый, всеобъемлющий и надежный рост». Почти везде в документах говорится: «рост», «рост», «рост»… По большей части речь идет об экономическом росте и о мерах, его обеспечивающих. Но в самом конце документа «Рамочное соглашение «Группы 20» по обеспечению уверенного, устойчивого и сбалансированного экономического роста» есть раздел «Изменение климата и «зеленый» рост». В нем всего три параграфа. Цитирую по официальному переводу с сайта Кремля.

Климат

Параграф 65. «Предотвращение угрозы изменения мирового климата является насущной приоритетной задачей для всех стран. Мы вновь подтверждаем свою решимость принимать серьезные и действенные меры и по-прежнему полностью привержены проведению в рамках ООН переговоров по изменению климата (РКИК). Мы подтверждаем цель, положения и принципы РКИК, включая общую, но дифференцированную ответственность и соответствующий потенциал. … Все мы стремимся достичь успешного и сбалансированного результата, включающего ключевые вопросы уменьшения последствий изменения климата, повышения транспарентности, финансирования, технологий, адаптации и сохранении лесов…»

Про климат, больше ничего, лишь декларирование очевидного – что все страны участвуют в Рамочной конвенции ООН по изменению климата и в переговорах по климату в рамках этой конвенции. В тексте нет упоминания про Киотский протокол, про то, что первый срок обязательств по сокращению выбросов истекает в 2012 году и что переговоры призваны выработать новые механизмы сокращения воздействия на климат для пост-киотского периода.

Все лидеры Двадцатки знают об этом, но они не смогли даже согласовать хоть какое-то упоминание о Киотском протоколе и будущих обязательствах по сокращению выбросов. Получилось, что переговоры приветствуются, а сокращения выбросов – нет… Вот такой сигнал для переговорщиков. Надежды на то, что как когда-то, лидеры подтолкнут переговоры и дадут указания переговорщикам не переговариваться, а договариваться – провалилась.

bodytextimage_vseule.jpeg Photo: www.kremlin.ru

«Соглашение Двадцатки по климату – это бессмысленная риторика до тех пор пока лидеры не согласятся создать климатически-дружественную экономику с существенно пониженными выбросами парниковых газов, – говорит Яспер Инвентор (Jasper Inventor) из международного Гринпис, – В сегодняшнем заявлении Группы Двадцати нет ничего, что способствовало бы успеху глобальных переговоров по климату, которые продолжатся через две недели в мексиканском Канкуне».

На пресс-конференции президента Медведева по окончании саммита вопросов про климат и энергетику задано не было, и это понятно – Медведев никак не подходит под определение «климатического лидера».

Биоразнообразие

Параграф 66. «Продолжающаяся утеря биоразнообразия – глобальный экологический и экономический вызов. Изменение климата и уменьшение биоразнообразия находится в неразрывной взаимосвязи. Мы принимаем к сведению выводы глобального исследования по экономике экосистем и биоразнообразию. Мы приветствуем успешное завершение 10-й Конференции Сторон Конвенции по биоразнообразию в г.Нагоя».

Ситуация та же – лидеры знают об опасностях утери биоразнообразия, но ничего конкретного пообещать сделать не хотят.

«Зеленый» рост

Более интересно появление в документах Двадцатки упоминания «Зеленого» роста. Бычно эта концепция включает в себя не рост, а сокращение потребления ресурсов, в том числе энергоресурсов, так называемый «не-рост», «de-growth». Однако, чтобы избежать разговоров об ограничении своего роста, богатые страны Двадцатки, как это часто бывает, прикрылись интересами бедных – им-то необходим именно рост…

Параграф 67. «Мы подтверждаем поддержку принимаемых на уровне стран мер «зеленого роста», способствующих экологически устойчивому мировому росту наряду с созданием рабочих мест и обеспечением доступа к энергии для беднейших слоев населения. Мы признаем, что «зеленый рост», поскольку он по сути является частью устойчивого развития, представляет собой стратегию высокого качества развития, позволяет странам во многих секторах перейти сразу на новые технологии, минуя устаревшие, благодаря использованию энергоэффективных и чистых технологий. С этой целью мы примем меры по созданию, в соответствующих случаях, условий, способствующих разработке и внедрению энергоэффективных технологий и чистой энергетики, в том числе политические и практические меры в наших странах и за их пределами, включая передачу технологий и развитие потенциала. Исходя из этого, мы поддерживаем имеющиеся инициативы в рамках Конференции на уровне министров по чистой энергетике и поощряем дальнейшее обсуждение, совместно с лидерами бизнеса, вопросов сотрудничества в НИОКР и нормативных мерах, и предлагаем нашей Группе экспертов по энергетике отслеживать прогресс и представить нам доклад на саммите 2011 г. во Франции. Мы также обязуемся поощрять инвестиции в чистые энергетические технологии, эффективное использование энергии и ресурсов, развитие «зеленого» транспорта и «зеленых» городов путем мобилизации финансирования, введения четких и последовательных стандартов, разработки долгосрочной энергетической политики, поддержки образования, предпринимательства и НИОКР и дальнейшей работы по созданию глобальной системы, направленной на международное сотрудничество и координацию национальной законодательной практики.»

Тут, по сравнению с климатическим разделом, вроде слов больше, но смысл их не ясен. Возможно, некоторые из членов Двадцатки действительно хотят сделать экономику «зеленой». Но для других это не повод что-то менять, а лишь способ наклеивания зеленых ярлыков на старые и опасные технологии, вроде «чистого угля» или «безопасной ядерной энергетики».

Скандальным является тот факт, что говоря о «чистой энергетике» лидеры не указали, что именно они подразумевают под этим. Почему ничего не сказано о возобновляемой энергетике?

«Двадцатка заявила, что будет стимулировать инвестиции в технологии чистой энергетики, но насколько это серьезно? Восемь миллионов рабочих мест может быть создано к 2030 г. если правительства действительно поддержат возобновляемую энергетику и энергоэффективность. В Сеуле они в основном пытались представить старые экономические идеи как что-то новое, добавляя к ним зеленый соус», – комментирует произошедшее Даниель Миттлер (Daniel Mittler), политический директор международного Гринпис.

Возобновляемая энергетика

Все же каким-то чудом упоминание о возобновляемой энергетике проникло в документы Саммита. В Приложении к Декларации «Группы двадцати» «Планы действий в области развития, рассчитанные на несколько лет» в разделе «инфраструктура» содержится обещание – к ноябрю 2011 года «расширить доступ к энергии, в том числе путем поддержки более устойчивых схем, максимально использующих экономически эффективные возобновляемые источники энергии и ресурсы, поддерживать энергосбережение и повышать эффективность».

Отмена субсидий на ископаемое топливо

Но в документах Саммита кроме слов и деклараций содержатся и конкретные обещания – добиваться отмены субсидий на ископаемое топливо. В Рамочном соглашение «Группы 20» по обеспечению уверенного, устойчивого и сбалансированного экономического роста говорится:

57. «Мы вновь подтверждаем наше обязательство рационализировать и поэтапно ликвидировать в среднесрочной перспективе неэффективные субсидии на ископаемое топливо, стимулирующие расточительное потребление, основывая сроки ликвидации субсидий на национальной специфике отдельных стран, и обеспечивая целевую поддержку беднейшим слоям населения. Мы поручаем министрам финансов и энергетики наших стран на саммите 2011 г. во Франции отчитаться о прогрессе, достигнутом в осуществлении специфических для каждой страны стратегий и в реализации целей, которые мы согласовали в Питтсбурге и Торонто».

Субсидии на ископаемое топливо ставят различные отрасли энергетики в неравное положение, затрудняют конкуренцию и сдерживают развитие использования возобновляемых источников энергии. Поручение подготовить доклад о субсидиях на ископаемое топливо и начать работу над планом действий по отмене этих субсидий было дано на саммите «Двадцатки» в Питтсбурге, США в сентябре 2009 года.

Совместный доклад «Анализ состояния энергетических субсидий» Международного энергетического агентства, Организации стран-экспортеров нефти, Организации экономического сотрудничества и развития и Всемирного банка был представлен на Саммите Двадцатки в Торонто, Канада, летом этого года.

bodytextimage_subsidies-report.jpg Photo: www.g20.org

Вот часть информации, представленной в докладе:

• Объем субсидий на производство и потребление ископаемого топлива доходит до 600 миллиардов долларов в год.

• Отмена неэффективных, несправедливых и разрушительных субсидий на ископаемое топливо могло бы привести к сокращению к 2020 году выбросов парниковых газов на 6,9%.

Эксперты называют субсидии на ископаемое топливо разрушительными, ибо они, как правило, направлены на поддержание неэффективного использования энергии и поддержку крупных корпораций, занимающихся добычей ископаемого топлива. Экологически чистая возобновляемая энергетика тоже субсидируется, но в гораздо меньших объемах – до 100 миллиардов долларов в год. По странному стечению обстоятельств, в России и странах СНГ общественность лучше осведомлена о существовании субсидий для возобновляемой энергетики, но почти ничего не знает о более масштабном субсидировании газовой, угольной, нефтяной и урановой энергетики.

Если план Двадцатки начнет выполняется, то в России это в первую очередь затронет интересы Газпрома и угольных компаний. Но, скорее всего, все ограничится лишь подготовкой докладов и отчетов.

Отмена субсидирования атомной энергетики?

Хотя урановое топливо для атомной энергетики, безусловно, относится к ископаемым видам топлива, на встречах Двадцатки про отмену субсидирования «мирного атома» говорят не часто. Ведь многие страны-члены Двадцатки вынуждены субсидировать гражданскую атомную отрасль.

Однако данные Совместного доклада о субсидиях говорят, что по некоторым показателям субсидирование атомной энергетики намного более серьезное, чем для других видов ископаемого топлива. Например,  государственные расходы на исследования и разработки в странах-членах Международного энергетического агентства в 2008 году составляли миллмарды долларов: по ископаемому углеводородному топливу – 1 658 миллионов долларов, по атомной энергетике в три таза больше – 5 476 млн. долл., а по возобновляемой энергетике – 1 755 млн. долл.

«Страны с большими ядерными программами понесли большие издержки в форме расходов на исследования и разработки, а также на займы, кредитные гарантии и гранты для сооружения новых АЭС», – констатируют авторы доклада.

Но субсидируются не только ядерные исследования. Государственная финансовая поддержка оказывается производителям ядерного электричества. «Отмечается постоянный рост субсидирования производства энергии на АЭС», – говорится в докладе. По оценкам авторов, субсидии в странах ОЭСР составляют 1,7 американских цента на киловатт*час для АЭС и 0,8 для ископаемого органического топлива.

По данным Минэнерго в 2009 году АЭС России произвели 163,5 млрд кВт*ч электроэнергии. Если уровень субсидирования АЭС в России не превышает  показатели стран ОЭСР, то за год государственные субсидии составили 163,5 млрд кВт*ч * 0,017 $ = 2,78 млрд долларов. Скорее всего, в действительности эта сумма больше. То есть, ежегодные расходы госбюджета на поддержку АЭС России могут составлять около трех миллиардов долларов.

Эти факты весьма неудобны для сторонников ядерной энергетики, которых немало среди лидеров Двадцатки. Многие из них участвуют в пиар-кампаниях атомщиков, распространяя ложные утверждения о, якобы, экономической состоятельности АЭС. Но с данными авторитетнейших международных организаций спорить бесполезно – атомная энергетика субсидируется, субсидируется сильнее, чем углеводородная.

Остается надеяться, что раз речь зашла об отмене разрушительных и неэффективных субсидий на ископаемое топливо, то и субсидирование атомной энергетики тоже будет сворачиваться.

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com