Навести порядок на своей земле

ingressimage_nikitin-1..JPG Photo: photo: Aleksandra Solokhina

СКЕЛЕТ В ШКАФУ

– Вспоминать минувшее, конечно, не просто, хотя после моего оправдания прошло уже больше 10 лет. В «разоблачительную кампанию» против «Беллоны» были вложены такие ресурсы, что до сих пор за этой историей тянется «шпионский» шлейф. Парадокс, но и сейчас ни у кого нет никаких аргументов, что «Беллона» – враждебная России организация, а Никитин – главный шпион. Суд полностью меня оправдал, автоматически сняв и все обвинения с «Беллоны». А ведь до сих пор постоянно приходится встречаться с подозрениями, тянущимися из прошлого.

Их помнят старые бюрократы, сидящие в органах власти. Приходишь, к примеру, с хорошим предложением – начать проект по энергосбережению или создать программу по развитию альтернативной энергетики, и видишь, что в глазах чиновника сквозит недоверие: «ну-ну, знаем-знаем, кто к нам пришел и с какими целями»… Дело в том, что сегодня во властных структурах России очень много людей, работавших раньше в КГБ/ФСБ. И не только во властных – они в банках, коммерческих структурах, везде. Они-то и создают определенную психологическую обстановку. Создается впечатление, что существуют черные списки организаций и отдельных людей, и ты числишься в этих списках.

Понятно, что при таком подходе на наших предложениях нередко ставится крест. В ущерб интересам экономики, экологии, местного населения. «Шпионский фантом» продолжает разрушительную работу. Но вот что характерно: когда проекты пахнут большими деньгами, у чиновников отшибает память о «скелетах в шкафу».Есть такой анекдот. В семью пришли

гости, был очень хороший вечер, но после того как все разошлись, выяснилось: пропал набор серебряных ложек. Обзвонили всех гостей, но никто не видел. Чуть позже ложки нашлись – завалились за шкаф. На следующий день обеспокоенные гости интересовались, нашлись ли ложки. Да, ответили хозяева, нашлись, но осадок остался… Так и у нас.

НЕ ВРАГИ

То, что «Беллона» – не вражеская организация, раньше всех начали понимать в бывшем Минатоме, а теперь – Росатоме. Все дело в том, что атомное ведомство России получило от нашей деятельности максимум дивидендов. После публикации ряда докладов «Беллоны», рассказавших миру о возможной ядерной опасности в Арктике из-за катастрофического состояния выведенных из эксплуатации АПЛ Северного военно-морского флота, накопленных за время холодной войны ядерных и радиоактивных отходах, в ликвидации ядерной свалки приняли участие около 20 мировых держав. В общей сложности в «экологию» Севера России было вложено несколько десятков миллиардов долларов.

Осуществлены и сегодня продолжают осуществляться проекты утилизации АПЛ, строительство новых хранилищ, монтаж и пуски нового оборудования, проведена дезактивация территорий – всего не перечислить.

Поначалу бюрократы из Росатома не знали, как вести себя с нами – вчерашними «шпионами». Мы же просто продолжали свою деятельность, направленную на снижение ядерных и радиационных рисков. Сегодня многие понимают, что мы не враги, но… несмотря на то, что все «шпионские страсти» завершились 10 лет назад, осадок остался.

PRO & CONTRA

Четыре года назад, после того, как мы обострили ситуацию с Андреевой губой, заявив СМИ, что ситуация в хранилищах с ОЯТ на берегу Баренцева моря критическая, в Росатоме решили, что мы содействуем прекращению финансовых инвестиций со стороны Норвегии. А на самом деле, накануне визита премьер-министра Норвегии Йенса Столтенберга мы подняли эту тему, чтобы активизировать действия наших атомщиков.

Не секрет, что в госкорпорации есть структуры и отдельные люди, которые заинтересованы в неторопливом развитии событий по совместным проектам. Сотрудники получают зарплаты и дивиденды, начальники катаются в зарубежные командировки, конечно не за свой счет. Куда торопиться? А у нас понимание другое: надо, и как можно быстрее, убрать ядерные проблемы в Арктике. Так вот сроки не в ущерб безопасности – одно из наших противоречий с Росатомом. Еще мы высказали свои аргументы против нынешней редакции закона о РАО. Они тоже не совпадают с позицией Росатома. Но, несмотря на это, создается впечатление, что в Росатоме к нашей позиции прислушиваются.

Любопытный факт: несколько лет назад «Беллона» написала «красный» доклад, в котором изложила свой взгляд на те изменения, которые нужно осуществить в системе Росатома для более эффективной работы самого ведомства. Мне как-то рассказали, что в Росатоме новым сотрудникам, пришедшим на работу в управление по взаимодействию с общественностью, рекомендуют посмотреть наш труд, чтобы знать позицию общественных организаций.

К «ЗЕЛЕНОЙ» ЭКОНОМИКЕ

Тот самый «скелет в шкафу» – помеха в нашей работе. Но мы не намерены снижать темпы. Главная задача «Беллоны» – исследования в области энергосбережения и возобновляемой энергетики, юридические экспертизы, технический и технологический анализ. Мы планируем предлагать регионам Северо-Запада проекты, которые будут содействовать выводу экономики региона на «зеленые» рельсы. Наши предложения выдвигаем, и будем это делать дальше – либо региональным властям, либо ведомствам, таким, как Росатом.

Не все идет гладко. К примеру, «Беллоной» совместно с другими организациями подготовлен проект региональной программы по развитию возобновляемой энергетики Мурманской области. Около двух лет назад этот проект был поддержан губернатором области. Но затем пришел новый губернатор, и наши договоренности повисли в воздухе. Имей «Беллона» собственные ресурсы, мы бы не ждали – проведенные нами исследования показали, как высок у области в этом плане природный потенциал. Но столь большими средствами наша организация не располагает.

Мы хотели бы иметь больше возможностей и ресурсов для осуществления активной деятельности на Севере России и внедрения лучших технологий с учетом опыта Норвегии и других стран. Надеемся, что результаты не заставят себя долго ждать.

Bellona

info@bellona.no