Взаимодействие или взаимоисключение?

ingressimage_jad_forum_.jpg

От секретности – к технологиям

Взаимодействие с общественностью для Росатома – вопрос непростой. Немалую роль здесь играет историческое прошлое – с момента создания атомного ведомства его деятельность находилась под грифом секретности. Только в самом конце 80-х информация об атомных объектах мирного назначения предстала на суждение общественности. Но, несмотря на минувшую почти четверть века, о полной открытости перед населением Росатому говорить еще рано.

Второй «отяжеляющий фактор» – Чернобыль. Оправиться от последствий случившейся около 25 лет назад ядерной катастрофы атомщикам вряд ли когда-либо до конца удастся. Но свой «комплекс неполноценности» атомное ведомство к концу 90-х приспособилось прикрывать агрессивным пиаром, который во всем блеске расцвел в бытность главой Минатома Евгения Адамова. Столь грубые приемы привели к определенному раздору в отношениях с «зелеными» и другими общественными группами, которые пострадали от ядерного наследия .

Но работать с населением необходимо – таковы современные требования, в том числе – и международного рынка ядерных технологий, на котором Росатом позиционирует себя крупным игроком. И для упрощения процедуры диалога последние годы на первый план, похоже, выходят технологии. Таково впечатление общественности, пытающейся взаимодействовать с Госкорпорацией «Росатом» по вопросам безопасности.

И в самом деле, с одной стороны, Росатом уделяет немалое внимание работе с общественным мнением. В ведомстве создано новое управление по работе с регионами, нацеленное на «взаимодействие с местными органами власти и общественными организациями в регионах расположения объектов атомной энергетики по созданию благоприятного общественно-политического и социально-экономического климата…». Под его патронажем проводятся региональные общественные слушания, молодежные акции, конкурсы, ознакомительные поездки, автопробеги… Вот и состоявшийся круглый стол в рамках V Международного ядерного форума – работа Управления.

С другой, у защитников природы возникают вопросы к эффективности проводимых мероприятий, целям и задачам, которые ставит при их организации ведомство. На эту деятельность наверняка тратятся немалые деньги. А вот сдвиги во взаимопонимании сторон пока идут с трудом.

И дискуссия, состоявшаяся в рамках вышеназванного круглого стола в этом плане, весьма симптоматична.

Зачем тратить время на «зеленых»? Их вычеркиваем.…

bodytextimage_jad_forum.jpg

Любопытную теорию «Управления информацией о ядерных рисках в эпоху Интернет» изложил президент Всемирного совета трудящихся ядерной промышленности Андрэ Маиссо из Франции. По его данным, 95% общественности использует в обиходе язык символов, а не язык фактов. Хиросима, Чернобыль – это бывшие «факты», превратившиеся в общественном сознании в «символы». Одного только упоминания этих слов достаточно, чтобы перед глазами возникла картина глобальных разрушений. Переход от «факта» к «символу» и есть тот самый основной процесс в работе с общественным мнением, которым должны заниматься атомщики, считает господин Маиссо.

Да, в обществе существуют малые группы, которым удается именно с помощью этого метода привить населению свою точку зрения. (По-видимому, господин Маиссо имел в виду «зеленых».) При этом сами участники этих групп переубеждению не поддаются. Поэтому атомщикам, по мнению докладчика, не следует тратить время и деньги на работу с «зелеными» – это нерезультативно. Лучше напрямую работать с широкими массами людей, охватывая максимально большие секторы общества. В этом случае «зеленые» окажутся в меньшинстве и будут бессильны что-либо сделать.

Методика, преподнесенная господином Андрэ Маиссо, не умозрительна. Она основана на математических и статистических моделях, доказательно подкреплена выкладками математических формул. Одним словом, гость из Франции предложил российским коллегам новую технологию воздействия на умы людей, не ангажированных и не связанных с ядерными технологиями. Судя по реакции присутствующих, доклад гостя из Франции не произвел эффекта разорвавшейся бомбы. Скорее всего, они ознакомились с очередной тактикой предлагаемой Росатому. Суть её проста – зеленых и других общественных анти-атомщиков из взаимодействия исключаем, остальным промываем мозги .

Промывка мозгов? Спасибо, не надо!

– Я, как жительница атомного города, промывке мозгов предпочла бы решение накопившихся проблем, – сказала в своем выступлении Лина Зернова.

В Сосновом Бору, к примеру, действуют 4 блока Ленинградской атомной станции, научный институт с 4 экспериментальными реакторами, хранилище радиоактивных отходов «Радон», в которое свозят РАО со всего Северо-Запада, завод по переплавке радиоактивных металлов «Экомет-С» – сюда уже везут не только из России. Плюс ко всему началось строительство двух новых блоков АЭС 2, запланировано сооружение еще двух блоков. На побережье Балтики нет другого такого места, где концентрация ядерных объектов достигала бы такой плотности.

– При этом Росатом перед строительством не провел углубленного исследований состояния окружающей среды, сочетанного воздействия всех факторов загрязнения на здоровье местных жителей, – продолжает Лина Зернова. – Не заинтересовался и наблюдениями Росгидромета, обнаружившего в Финском заливе зоны устойчивого накопления радионуклидов.

«Это говорит о существующих в настоящее время источниках поступления Cs137», – сказано в ежегодном отчете Росгидромета за 2008 год. «Высокие радиоактивности (более 1000 Бк/кг) были зафиксиро­ваны на станциях в Выборгской, Копорской и Нарвской губах Финского залива». Разве этим кто-то озаботился? Никто не озадачился и тем, что «среди работников предприятий атомного комплекса отмечается выраженная тенденция к росту злокачественных новообразований. Особо настораживает рост детской заболеваемости за счет новообразований».*

Более того, именно в результате деятельности Росатома, места жительства «54% населения Северо-Западе России оказались в зонах возможного поражения (зонах риска)» при ЧП ядерного или радиационного характера.** Однако в России, в отличие от Франции, отсутствует система страхования от соответствующих рисков.

Все эти и многие другие проблемы психологическим воздействием на население не решить. Это целое направление большой работы, которую, к слову говоря, нужно проводить совместно с общественностью. Местные сообщества в данном случае могут выступать в качестве экспертов, помощников, наблюдателей. Именно такое взаимодействие можно было бы назвать реальным партнерством. И тогда не потребуются никакие математические модели или законы Максвелла – жители своими глазами увидят, что атомное ведомство озабочено благополучием местного населения. Что Росатом представляет социально ответственный бизнес, а не структуру, умело использующую технологии воздействия на сознание масс.

– Прошу внести в резолюцию V Международного ядерного форума создание Общественного совета в Сосновом Бору, – заявила Лина Зернова. – Местное население имеет право участвовать в принятии решений, касающихся судьбы своего города.

У нас много общей работы

– Отказ от взаимодействия с людьми, обладающими своим видением атомной проблемы, – опасный путь, – заявил Александр Никитин. – Именно эти представители общественности, нередко, являются экспертами по многим проблемам, содействуя их решению.

Так вышедшие во второй половине 90-х доклады «Беллоны», соавтором которых являлся Александр Никитин, рассказавшие миру о возможной ядерной опасности в Арктике, привлекли к участию ликвидации аварийных АПЛ Северного военно-морского флота около 20 мировых держав. После этого в «экологию» Севера России за 15 лет было вложено несколько десятков миллиардов долларов. Это был рискованный для «зеленых» и самого Никитина, но успешный международный проект, который помог решить огромную проблему. Поэтому обсуждать новые способы борьбы с «зелеными» и технологии как их отодвинуть от ядерных проблем, по крайней мере, не дальновидно.

– Нередко Росатом ведет себя противоречиво и даже глупо, – продолжает Никитин. – С одной стороны, организует и проводит общественные слушания и форумы, тратя на это огромные средства, с другой – превращает их в «спектакль». Предоставляет проектную документацию для проведения общественных экологических экспертиз, но только непонятным – специально созданным – организациям. Один бывший депутат Госдумы, проживающий в Москве, монополизировал и поставил на поток проведение таких экспертиз на всей территории России, и по сути, с помощью «Росатома» сделал эту работу своим бизнесом. Эту двойственность общественность не заметить не может. В отношениях с общественностью «Росатом» должен отказаться от создания специальных атомных общественных организаций. Такая политика компрометирует Росатом и вынуждает общественность относиться с недоверием даже к вполне корректной информации идущей от Росатома.

Как считает Александр Никитин, у атомного ведомства есть один способ наладить взаимодействие с общественностью: относиться к общественности как к партнеру, совместно работать над решением конкретных накопившихся и вновь возникающих проблем. Есть положительные примеры – общее понимание важности ФЦП ЯРБ, понимание необходимости принятия закона по обращению с РАО и ОЯТ, строительство хранилищ для РАО и др. Технологии для одурачивания и промывания мозгов общественности не нужны, люди от них устали. Нужна честность и социальная ответственность Росатома, тем более, что его деятельность связанна с опасными для всего живого технологиями и материалами.

* – из доклада на круглом столе М.И. Рылова, Генерального директора ООО «РЭСцентр», Санкт-Петербург.

** – там же.

Bellona

info@bellona.no