На Кольском полуострове скрываются аварии на опасных объектах?

ingressimage_0f416be90ca4fde485556fd2a2b2b59d.jpeg

Десятый судоремонтный завод принадлежит Министерству обороны РФ. С 2004 года предприятие выполняет международную программу по утилизации и сортировке твердых радиоактивных отходов. Поэтому любое происшествие на таком объекте  несет непосредственную опасность и население имеет право о нем знать.

Первое сообщение о пожаре на заводе появилось в эфире и на сайте ГТРК «Мурман» в пятницу, 27 августа. Информация была скудной. «Сегодня утром на судоремонтном заводе №10 в городе Полярном загорелся цех по хранению ядерных отходов. Сигнал о ЧП поступил на пульт “01” в 10 часов 48 минут. На место прибыли шесть пожарных расчетов. В 12 часов 30 минут огонь удалось локализовать. Жертв нет. Сейчас на месте происшествия работают дозиметристы. На территории завода уровень радиации составляет 17 микрорентген в час. В городе природный радиационный фон в норме. Причины ЧП выясняются».

Более подробные сообщения в Интернете стали появляться через несколько дней. Журналисты разузнали, что сгорел терминал между цехами сортировки и утилизации. Во время пожара повысился уровень радиации до 40 микрорентген в час. На месте происшествия работала следственная комиссия из представителей Министерства обороны, штаба Северного флота, «Росатома» и следственного комитета прокуратуры Мурманской области. О замерах в акватории Баренцева моря, степени радиационного загрязнения питьевой воды в водоемах не сообщалось.

Все эти сведения были не из первых рук. Видимо собирались из разных источников, потому что журналистов и общественников на место происшествия не допускали. Такое поведение руководства завода наводила на мысль, что им есть что скрывать. Ведь сам факт возгорания помещения, где хранятся радиоактивные отходы, опасен для самого предприятия и окружающей среды. СРЗ находится близко от жилых домов города, в котором живет 16 тысяч человек. Если выбросам в атмосферу сопутствует сильный ветер, то приборы не сразу фиксируют повышение уровня радиации.

— Нет ничего удивительного в том, что администрация предприятия, имеющая в своем составе потенциально-опасное производство, задерживает или замалчивает информацию о происшествиях, — говорит председатель экологической организации Беллона-Мурманск Андрей Золотков. — Все это перешло к ним по наследству от структур бывшего СССР — Минсредмаша (дедушка Росатома) и строгого Минобороны. Не привыкли и, по всей видимости, не желают военные и атомщики работать в атмосфере открытости. Эти факты в очередной раз свидетельствуют — нет гарантий получения честной и правдивой информации в будущем.

Официальные комментарии стали появляться намного позже. Причем совершенно другие. Так, в главном управлении МЧС России по Мурманской области нам сообщили, что на СРЗ номер 10 горел бокс, где содержится вилочный погрузчик. Тушили его не 2 часа, а всего 15 минут. Эту же информацию подтвердил Главный инженер СРЗ 10 Владимир Смирнов. Так же он сообщил, что никакого превышения фона приборы не показали, комплекс по переработке радиоактивных отходов огнем не затронут. Дым и копоть в цеха не просочились.

Интересно, а что мешало сделать эти заявления сразу 27 августа. До того, как в Интернете появилась другая версия событий? Или официальную информацию пришлось выдать только потому, что шило не удалось утаить в мешке? В результате мы видим к чему приводит отсутствие своевременной информации.

А между тем, пожар на десятом судоремонтном заводе близ военного городка Полярный — второй серьезный случай в этом году. В июне недалеко от десятого СРЗ затонула плавбаза «Северка». Судно использовалось для транспортировки отработавшего ядерного топлива и радиоактивных отходов. После его гибели общественность получила заверения, что «Северка» не создаст реальной опасности, корабль поднимут и утилизируют. Однако, по сей день полузатопленное судно находится рядом с доками завода и несет потенциальную опасность.

Тут же можно вспомнить и историю с взорвавшемся трансформатором на Кольской атомной. Тогда тоже информация скрывалась много дней, и стала известна случайно, благодаря болтливости высокого чиновника администрации области. В итоге ничего страшного не случилось, но нехорошие слухи о взрыве на АЭС всё же поползли.

Алексей Павлов