Завтра будет поздно

ingressimage_fsb.gif

17 апреля 2000 года оправдательный приговор Никитину был оставлен в силе Верховным судом РФ, а 24 апреля 2010 года правительство Владимира Путина внесло в Госдуму проект закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О Федеральной службе безопасности» и Кодекс РФ об административных правонарушениях». Правительство мотивировало необходимость принятия законопроекта ростом «радикальных проявлений в российском обществе» и необходимостью бороться с экстремизмом. На самом деле, речь идет вовсе не о борьбе с экстремизмом, а исключительно о борьбе с политической оппозицией.

11 июня законопроект был принят в первом чтении – и вызвал крайне негативную реакцию не только у правозащитников и оппозиционных партий («Яблоко» уже начало сбор подписей против законопроекта), но и у профессиональных юристов.

Главное в законе – это статья «Применение органами федеральной службы безопасности мер специальной профилактики», в которой говорится о том, что поводом для этих мер может стать деятельность любых физических или юридических лиц, которая пока не вышла за рамки закона, но уже представляет, по мнению спецслужб, угрозу безопасности России. Первые в этом случае получат от ФСБ «представление», а вторые — «официальное предостережение».
 
При этом неопределенными остаются основания для вынесения официального предостережения, а также срок его исполнения, зато совершенно определенной является ответственность за действия, которые не являются правонарушениями. Поправка к Кодексу об административных правонарушениях говорит о том, что при «неповиновении законному распоряжению или требованию сотрудника органов ФСБ» гражданам грозит штраф от 500 до 1000 руб. или арест на срок до 15 суток, а должностным и юридическим лицам — только штрафы соответственно от 1 тыс. до 3 тыс. и от 10 тыс. до 50 тыс. руб.

В пояснительной записке к проекту указывается, что «Отдельные средства массовой информации, как печатные, так и электронные, открыто способствуют формированию негативных процессов в духовной сфере, утверждению культа индивидуализма и насилия, неверию в способность государства защитить своих граждан, фактически вовлекая молодежь в экстремистскую деятельность». Как именно они это делают, не уточняется, но любой чекист, если закон будет принят, сможет заставить редактора СМИ или журналиста выполнить свои требования под угрозой штрафа или ареста на 15 суток. Также к СМИ может быть предъявлено требование прекращения публикаций, обнародование которых представляется нежелательным, хотя они не являются секретными.

Для чего это нужно – не вызывает сомнений: вовсе не для борьбы с терроризмом или экстремизмом, а для подавления инакомыслия и преследования граждан, занимающихся оппозиционной деятельностью. Все это усугубляется непрозрачностью и бесконтрольностью российских спецслужб, возможностью расширительного толкования понятия «экстремистская деятельность» и систематическими запретами на проведение митингов и пикетов – в этих условиях путинский законопроект дает почти неограниченные возможности для произвола неподконтрольных обществу спецслужб.

«Основания для вынесения предостережения настолько размыты, что любое действие при желании можно будет объявить «вызывающим возникновение причин и создающим условия для совершения преступлений», при этом не предусмотрена процедура обжалования подобного представления в судебном порядке. Законопроект не способен остановить потенциальных террористов. Его цель – облегчить превентивные репрессии против оппозиции», – говорится в заявлении «Яблока».

При этом, согласно экспертному заключению, которое подписал известный юрист, профессор Высшей школы экономики Сергей Пашин, законопроект неправомерно расширяет компетенцию ФСБ, дублируя полномочия прокуратуры. Недопустимо, по мнению Пашина, давать полномочия «предупреждать и предостерегать нарушителей» органам исполнительной власти. Кроме этого, полагает Пашин, «недопустимо и опасно игнорирование процессуальной формы деятельности, подмена негласными «оперативно-служебными» мероприятиями полноценного расследования причин и условий, способствующих совершению преступлений». Наконец, по его мнению, законопроект противоречит конституционным нормам, поскольку лишает заинтересованных лиц права на обжалование в суд представлений и предостережений, нарушает право на свободу и личную неприкосновенность (при вызове в ФСБ для объявления предостережений вне связи с уголовным делом), возлагает на граждан ответственность (своеобразную «черную метку) и обязанности при отсутствии какого-либо правонарушения. «По сути, возрождается недоброй памяти практика преследования людей за нежелательные для властей высказывания, нелояльное поведение, «голый умысел», – считает Сергей Пашин.

Принятие этого закона, возрождающего сталинские традиции, – наступление властей на гражданские права и свободы, от которых в современной России уже и так почти ничего не осталось. Завтра любой из нас может получить клеймо «потенциального экстремиста» – врага народа.

Если сегодня не остановить этот чекистский проект – завтра будет поздно.

Борис Вишневский