Петербург вновь покушается на акваторию Финского залива

ingressimage_genplan.gif

Всего планируется намыть 376,92 гектаров. На большей части территории появятся жилые и общественно-деловые районы. Около 60 гектаров займут объекты спорта. На новых территориях, по подсчётам специалистов, смогут приобрести жильё 40-60 тысяч петербуржцев.

Так как речь идёт о расширении границ Санкт-Петербурга, то в октябре 2009 года по просьбе губернатора Петербурга Валентины Матвиенко этот вопрос обсуждался Советом Федерации. Решение было единогласным – границы Петербурга были расширены за счёт ещё не появившейся территории. 27-28 мая во всех районах города прошли общественные слушания по внесению изменений в Генеральный план Санкт-Петербурга. Изменения касаются только одного вопроса — намывных территорий у Сестрорецка. Поэтому неудивительно, что наибольший интерес к слушаниям проявили жители прибрежных районов.

В ходе слушаний жители активно выступали против реализации этого проекта. Выяснилось, что, несмотря на то, что уже принято решение о расширении границ города и вносятся изменения в Генплан, границ будущей намывной территории пока так и не существует. Существуют только точки координат, определяющие область, за которую нельзя выходить. Кроме того, инициаторам проекта указали на то, что на территории, на которой предполагается намыв земли, присвоен индекс ЗА2. А это значит, что какие-либо действия здесь можно проводить только после разработки комплекса охранно-спасательных работ. Как поясняют археологи, мнение которых приводит газета «В курортном городе С.», «место будущего намыва – предполагаемое корабельное кладбище Петровских времён, а участок побережья, предназначенный под комплексное освоение – зона возможных стоянок эпохи неолита».

Экологи также предупреждают об опасности уничтожения Тарховского лесопарка, который находится у места будущих работ. Они опасаются, что потеря береговой линии парка может изменить его ландшафт, что, в свою очередь, нанесёт вред экологии. Ещё одним важным доводом противников намыва, высказанным в ходе общественных слушаний, стало указание на то, что до сих пор не проведена Государственная экологическая экспертиза последствий намыва для общей экологической обстановки вод Финского залива.

Эксперт экологического правозащитного центра «Беллона» Михаил Амосов говорит ещё об одном аспекте этой проблемы. Он указывает на то, что намывы понятны в тех странах, где не хватает территории, но Россия к таким странам не относится: «Это понятно, когда намывают в таких странах как Япония – гористая страна и мало равнинных земель, в Нидерландах, где плохо с землей, в Сингапуре – островное государство и ему очень трудно развиваться. Но Россия все-таки немножко другая страна. С точки зрения общественных интересов это все не может быть правильным, потому что при наличии такого количества земли вокруг Петербурга засыпать Финский залив – совершенно неразумно. Не может это быть экономически оправдано», – говорит Амосов.

Сторонники проекта – а в их роли в основном выступают чиновники – говорят о строительстве новых дорог, новых очистных сооружений, которые смогут обслуживать и ближайшие посёлки. Защитники намыва указывают также на то, что массовое строительство под Сестрорецком поможет восстановить береговую линию, которая якобы разрушается. Не обошлось и без обещания тысяч новых рабочих мест – это излюбленный тезис петербургских чиновников, отстаивающих реализацию скандальных проектов, вызывающих протесты граждан. Кроме того Тарховскому лесопарку пообещали выделить до 80 млн рублей на его восстановление.

Тем не менее, эти «сладкие пилюли» не удовлетворили горожан, которые продолжают выступать против намыва под Сестрорецком. Люди опасаются, что этот проект не последний. Как пишет местный житель Михаил Волошин, «самое опасное то, что будет создан прецедент, в результате которого появляется риск намыва все новых и новых территорий вдоль всего побережья – там, где захочет конкретный инвестор». И эти опасения вполне оправданны. Ведь даже этот проект уже не первый в своём роде.

Несколько лет назад с аналогичной проблемой столкнулись жители западной части Васильевского острова в Санкт-Петербурге. Там также решили увеличить территорию путём намыва новых берегов. Многочисленные протесты, митинги, письма и даже судебные иски смогли лишь затянуть реализацию проекта, но не остановить его. Экологи тогда, кстати, не только в России, но и в соседней Финляндии били тревогу по поводу замутнения, которое возникло в Финском заливе в результате этого намыва. По мнению учёных, крупномасштабные гидростроительные и дноуглубительные работы, ведущиеся в Невской губе, стали в последние годы важнейшим фактором, отрицательно воздействующим на экосистему вершины Финского залива. «Загрязнение акватории Невской губы и восточной части Финского залива достигает 100-120 км. Число водоплавающих птиц сократилось в 200 раз, о рыбе лучше вообще забыть. Сложившаяся ситуация в скором времени начнёт задевать сопредельные страны – Эстонию и Финляндию», – говорят учёные. Но и это не смогло остановить инвесторов. Сейчас на намывных территориях Васильевского острова уже функционирует морской порт, планируется строительство жилых кварталов.

По итогам слушаний были подготовлены десятки писем и обращений не только к органам власти Петербурга и России, но даже соседних стран, которые имеют выход к Финскому заливу. В своих письмах и обращениях петербуржцы указывают на необходимость проведения оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС), которые необходимо проводить при подготовке градостроительной документации. Также говорится на необходимость проведения Государственной экологической экспертизы. До выполнения этих требований предлагается не принимать изменения в Генеральный план Санкт-Петербурга.

Тем не менее, проект закона о внесении изменений в Генплан, несмотря на протесты горожан, уже прошёл второе чтение в Законодательном собрании Петербурга. Можно не сомневаться, что в случае его принятия и подписания Губернатором, последуют обращения в суд.

Стоит также отметить, что нынешние поправки в Генеральный план Санкт-Петербурга, принятому в 2005 году – уже третьи по счёту. И все эти правки вызывали протесты горожан, которые, однако, так и не были услышаны властями.

 

Александр Шуршев