Спецоперация SOCHI-2014

ingressimage_nophoto.jpg Photo: photo: sla_kondor.lj

Четырнадцать человек – это мы – группа журналистов и сотрудников Всемирного фонда дикой природы (WWF), решившая ознакомиться с одним из объектов Олимпиады-2014 на территории Сочинского национального парка. Вокруг цвела и благоухала щедрая кавказская природа. Но даже ее буйство не могло отвлечь от ощущения зоркого ока, взявшего нас под наблюдение. Молодцеватая охрана встретила и наверху, на вершине Псехако, куда мы поднялись на подъемнике. Глазу открылись спускающиеся с хребта широкие просеки и еще не вывезенные склады кругляка…

На «Площадке Псехако»

Практически все объекты SOCHI-2014 приходятся на территорию Сочинского национального парка. Один из них, хребет Псехако, – бывший особо ценный участок парка (подобных мест в нем – наперечет). Но именно здесь в августе 2008 года крупнейшая государственная компания ОАО «Газпром» приступила к строительству горнолыжного комплекса.

– Строительство объекта началось незаконно, – говорит директор по природоохранной политике WWF Евгений Шварц. – Как нижняя часть комплекса – коттеджный поселок «Лаура», так и верхняя, названная инвестором «Площадка Псехако», строились без проектной документации, необходимых разрешений. Не была осуществлена процедура оценки воздействия на окружающую среду, не проведены общественные слушания и государственная экологическая экспертиза.

bodytextimage_olympic.jpg Photo: photo: mail.ru

Могущественная корпорация начала строительство, по сути, в режиме спецоперации: забор, военизированная охрана, мощная строительная техника и – никаких контактов с «посторонними», то есть представителями общественности. Забегая наперед, скажу: под особый режим охраны взяты все объекты SOCHI-2014.

Справедливости ради следует заметить, что заказчик лыжного комплекса ООО «Газпром-Социвест» был все-таки вынужден провести слушания и экспертизу. (Олимпийская хартия требует проведения Олимпийских игр «в соответствии с требованиями экологии».) Но они были сварганены вдогонку, формально, после того, как на хребте Псехако были уже вырублены десятки тысяч деревьев, уничтожены места зимнего скопления бурого медведя, серны, благородного оленя, перемещающихся сюда из расположенного по соседству Кавказского государственного биосферного природного заповедника.

Откровенно говоря, и сам скоростной подъемник, и открывающиеся из гондол виды, и здания туристической инфраструктуры, в том числе на вершине Псехако, – слов нет, как хороши. Россияне, несомненно, имеют право на качественный отдых, отвечающий самым современным требованиям. Вопрос в другом: насколько оправдан строительный размах и экономические затраты? насколько стройка отвечает законодательству и минимизирован ли ущерб природе? насколько безопасными окажутся олимпийские объекты?

Опасной дорогой

Но более серьезные опасения экологов вызывает строящаяся совмещенная автомобильная и железная дорога «Адлер – Красная Поляна». Оценить масштабы проекта может каждый, кто следует по ныне действующей автомагистрали Адлер-Сочи. Стройка проходит по самому низменному и ровному участку – руслу реки Мзымта. Создается впечатление, что все оно разрыто – работает техника, сооружаются сваи, мосты, напорные стенки. И хотя за данный объект отвечает уже другое юрлицо – ОАО «РЖД», – принцип спецоперации налицо.

– Строительство этой дороги также было начато без проектной документации, – говорит исполнительный директор WWF Петр Горбуненко. – Строители работают непосредственно в русле , располагая на берегах и технику, и вагончики-бытовки, и склады строительных материалов, напрочь забыв о Водном кодексе и водоохраной зоне. Местами русло реки уже отсечено от поймы бетонными сооружениями, и никто не задумывается, что этим самым существенно снижается буферная емкость поймы, принимающей на себя во время паводка основную часть стока. Полное разрушение штормом строящегося грузового порта 14 декабря 2009 г. и затопление строительных площадок, расположенных вдоль Мзымты, 29 декабря того же года – свидетельство того, что строителями должным образом не оцениваются не только экологические, но и технологические риски. Согласно официальным источникам, разрушение порта привело к убыткам до 1 миллиарда рублей.

– Строительство дороги осуществляется при острой нехватке базовых геологических исследований – продолжает Петр Горбуненко. – Так и не были проведены столь необходимые системные изыскания под объекты Олимпиады-2014 по всей площади, а их раздробили на многочисленные лоты, по которым нет никакой общей картины. Режим спецоперации просто не дает на это время. Впоследствии спешка не сможет не сказаться на безопасности олимпийской инфраструктуры.

Такой факт: оценка экологического воздействия дороги «Адлер – Красная Поляна» – самой масштабной олимпийской стройки стоимостью в 240 миллиардов рублей – основана на зоологическом и ботаническом исследовании, которое сделали менее 10 человек за пару недель.

– Железная и автомобильная дороги пересекут карстовые массивы Ахштырский,
Дзыхринский и Ахцу, большая часть которых отнесена к Сочинскому национальному парку, – в разговор вступает директор WWF России Игорь Честин. – Сквозь них планируется прокладка 6 километров тоннеля. В районе Дзыхры карстовые породы – рыхлые, размываемые грунтовыми водами, с пустотами, что создаст серьезные трудности. Склон Ахтцу представляет собой оползень. Если его основание подрезать тоннелем, при сильных дождях он сойдет, перекрыв Мзымту. И еще – Сочи находится в зоне 9-бальных землетрясений…

Зона спецрежима

С атмосферой волюнтаризма и беззакония, окутывающей стройки будущей Олимпиады, не могут согласиться экологи. С WWF солидарны Гринпис, «Экологическая вахта по Северному Кавказу» и другие. Но за «особое мнение» защитникам природы приходится расплачиваться.

Так в 2009 году дважды задерживались активистов «Экологической вахты по Северному Кавказу». В частности, 12 октября 2009 группа представителей НПО и эксперт WWF пришли на церемонию посадки самшита (одну из акций компенсационной программы в рамках проекта дороги «Адлер – Красная Поляна»). На посадках было более сотни человек. И вдруг перед началом церемонии офицеры и солдаты пограничной службы задержали трех сотрудников Вахты, одного немецкого журналиста и профессора Акатова – эксперта WWF. Все были доставлены в пограничную заставу, один из них – с применением силы. На заставе им предъявили обвинение … в нарушении режима пограничной зоны. Как выяснилось, присутствие на данной территории требовало получения специального пропуска.

Таким вот экзотическим способом представители общественность вдруг узнали, что все олимпийские объекты находятся в пограничной зоне со специальным режимом. (!) И это чистая правда, поскольку адлерский суд назначил активистам Экологической вахты штраф, а апелляции в вышестоящий суд не принесли результатов.

Учитывая, что в отсутствии пропусков были обвинены лишь защитники природы, к остальной сотне присутствовавших у пограничников претензий не оказалось, впрочем, как и к толпам туристов, разгуливающих по тем же местам, можно сделать вывод: зона спецрежима – один из доселе тайных рычагов спецоперации. Очевидно: он нацелен на подавление потенциальных несогласных.

– Преследование активистов НПО только лишь за нахождение на территории олимпийского строительства, абсолютно неприемлемо, – говорит Игорь Честин. – Это привело к приостановке участия общественности в Координационном совете ГК «Олимпстрой». Мы не можем продолжать работу, если она угрожает достоинству и здоровью наших сотрудников.

Олимпийская отмычка

Возможно, с помощью силовых методов организаторы Олимпиады успеют уложиться с сооружением объектов SOCHI-2014 в сроки. Но уверенности в том, инфраструктура праздника зимнего спорта окажется надежной, экономически целесообразной и не нанесет уникальной природе Сочи ущерб, – никакой. Сдается, секретность, охрана, информационная закрытость используются организаторами для иной, совсем не олимпийской цели.

– Под предлогом Олимпиады были внесены изменения в законы по ООПТ, об экологической экспертизе, Земельный, Строительный кодексы, – рассказывает Евгений Шварц. – Были случаи, когда поправки в трех чтениях принимались Госдумой в один день! Нередко – без заключения правительства РФ, по письму-согласованию Минэкономразвития. В итоге чиновники добились разрушения законодательно закрепленной природоохранной концепции национальных парков России.

Очевидно, что пролоббированные поправки были нужны для раздачи кругу доверенных лиц стремительно растущих в цене земель одного из лучших национальных парков страны, считает Шварц. Для некоторых Олимпиада стала своего рода отмычкой к ларчику с сокровищами.

– Судите сами, в Распоряжении правительства РФ № 81-р от 26.01.2007 «определено местоположение земельных участков в Сочинском национальном парке, на которых допускается строительство и эксплуатация объектов социальной инфраструктуры», – продолжает Евгений Шварц. – Под красивым эвфемизмом замаскированы гостиничные комплексы с объектами развлечений типа гольф-клубов, то есть не имеющие прямого отношения к проведению Олимпийских игр.

Что делать

– Мы считаем, что в настоящий момент подготовка к Олимпиаде вышла из-под контроля, – говорит Игорь Честин. – Качество строительства низкое, огромный ущерб окружающей среде уже нанесен и будет продолжаться, а общественные организации лишены возможности осуществлять независимый контроль над ходом строительства.

Позицию защитников природы поддержала Программа ООН по окружающей среде ЮНЕП, побывавшая в Сочи с миссией в конце января 2010 года. Общее мнение – данные Олимпийские игры уже не смогут быть «зелеными», так как уникальным экосистемам нанесен необратимый ущерб. Однако есть шанс минимизировать дальнейшее негативное воздействие. Для чего экологи предлагают меры, часть из которых приведена ниже.

– Значительно расширить и наделить большими полномочиями государственный экологический контроль над строительными работами с правом немедленного их приостановления.

– Пересмотреть транспортные проекты, в частности, отказаться от строительства совмещенной дороги.

– Немедленно выделить средства на дополнительные изыскания в горном кластере и последующий мониторинг.

– Отменить пограничный режим на территории строительства олимпийских объектов.

Некоторые из этих решений предполагают кардинальные (в том числе законодательные) изменения и должны быть приняты на высоком федеральном уровне – уровне Президента, Правительства и Федерального собрания.

Лина Зернова