Кириенко Путину: «Спасибо, что государство помогает отрасли»

ingressimage_pu-kir-2010-05-1.jpeg Photo: http://www.premier.gov.ru/

4 мая Председатель Правительства Российской Федерации Владимир Путин провел рабочую встречу с руководителем Государственной корпорации «Росатом» Сергеем Кириенко. Казалось бы Премьер должен интересоваться общегосударственными вопросами, связанными с деятельностью Росатома. Это и безопасность действующих и строящихся реакторов, вывод из эксплуатации отработавших АЭС, проблема накопленных ранее и производимых сейчас ядерных и радиоактивных отходов, работы по ликвидации загрязнений, возникших в результате аварий в Чернобыле, на комбинате «Маяк», на СХК близ Томска…

Но нет, это не было интересно государственным мужам – они обсуждали чисто коммерческие вопросы – как подкинуть ненасытному Росатому еще больше бюджетных денег, как вовлечь в атомную сферу новых зарубежных партнеров, как обеспечить реакторы сырьем, запасы которого на исходе. Это был разговор двух коммерсантов, решивших продвигать свою отрасль во что бы то не стало. Похоже, в словосочетании «Государственная корпорация «Росатом» главное слово – «корпорация». А «государственная» – так, прилагательное. К сожалению, глава Правительства России пока ставит корпоративные интересы атомщиков выше общегосударственных интересов. Долго ли это будет продолжаться?

Возможно, действительно ключевые вопросы атомной индустрии обсуждались во время закрытой для прессы части рабочей встречи. Неужели дела с безопасностью стареющих реакторов, с ядерными отходами столь плачевны, то о них нельзя даже намекнуть обществу? Но мне не верится, что Путин и Кириенко уделяют внимание этим вопросам. И тот и другой не имеют профессионального образования в атомной сфере, и тот и другой много раз демонстрировали, что продолжают верить в придуманную в 60-х годах в США сказку о том, что именно атомная энергетика принесет всем счастье и процветание.

Жаль, что они не задумываются над простыми вопросами: «Почему же этого до сих пор не случилось?», «Сколько еще денег способна поглотить бездонная пасть атомпрома?», «А не пора ли перестать холить и лелеять атомную энергетику и заняться поддержкой того, что работает по всему миру – энергетикой, на основе возобновляемых источников?»…

Попытаемся все же проанализировать сказанное. Цитируем по официальной стенограммеа начала встречи.

Что было в прошлом году?

С.В.Кириенко: Владимир Владимирович, докладываю. Мы в корпорации «Росатом» подвели итоги деятельности за 2009 год. Год, конечно, непростой – кризисный. И тем приятнее доложить, что мы справились со всеми задачами. В соответствии с Вашим поручением Наблюдательный совет установил нам ключевые показатели эффективности. К ним относится доход, очень важная вещь. Нам была поставлена задача – чтобы в этот кризисный год мы не потеряли объема внешнего рынка. Поэтому нам в качестве важнейшей задачи был определен портфель заказов на пятилетний период.

Мы перевыполнили показатели по госкорпорации в среднем на 112%, а по ключевым – доход на 20% выше, чем в предыдущем году, несмотря на кризис, и портфель заказов не только не потеряли, но и нарастили на 12%.

В.В.Путин: Хороший показатель, особенно для кризисного года.

С.В.Кириенко: Важнейшая вещь – это эффективность. У нас есть два показателя. Это сокращение постоянных затрат, – поскольку переменные зависят от объема работ, а постоянные – это как древо вечное. Нам удалось в прошлом году сократить постоянные затраты на 17%. Это более 30 млрд рублей сэкономленных. И почти в два раза мы перевыполнили показатели по росту производительности труда.

Мы посчитали, чтобы выйти на уровень самых передовых корпораций по отрасли – нам надо расти не меньше, чем на 12% в год. В прошлом году мы выросли на 21,7%.

Задачи на 2010 год у нас поставлены еще более амбициозные.

Что хотел продемонстрировать Кириенко, вобщем, понятно. Хотел глава атомной корпорации показать, что, якобы, кризис атомщиков не коснулся. Но его выступление оставило очень много вопросов.

Кириенко говорил про доход корпорации. Но доход, в условиях субсидирования со стороны государства зависит не от результатов деятельности корпорации, а от ее лоббистских возможностей, от способностей эти самые госсубсидии выбивать. Говорил Кириенко про портфель заказов. Но и заказы зависят тоже от государства – перед ним как раз и сидел главный заказчик то ли 26-и, то ли 36-и реакторов…

Далее – речь про сокращение затрат и рост производительности труда. Показатели это важные, но не главные… К тому же известно как именно на действующих АЭС повышают “производительность труда” – увольнениями. Достаточно приехать в любой городок атомщиков – в Удомлю, в Сосновый бор, в Волгодонск – и вам расскажут сотни историй, как увольняют специалистов, сокращают затраты на социальную сферу, повышают тарифы.

Про сокращение расходов – отдельная история. На чем можно сэкономить на АЭС? На безопасности. Вот и экономят, нарушая регламенты, сокращая время плановых ремонтов…

Казалось бы, задача Кириенко проста. Надо было назвать всего две цифры: сколько электроэнергии произведено на АЭС, и каков доход от продажи этой продукции. Цифры эти главный атомщик не назвал. Неужели они столь провальны, что лучше говорить о портфеле зарубежных заказов?

В 2009 году и установленная мощность реакторов, и производство атомного электричества в мире сократилось. Как обстояли дела в России, Кириенко Путину не доложил…

Кстати, о деньгах

С.В.Кириенко: Еще один важный показатель, о котором забыл сказать – по обеспечению сырья. С учетом программы, которую Вы нам одобрили, возможность приобретения активов за рубежом…

В.В.Путин: …и денег, которые на это выделены.

С.В.Кириенко: Да, и денег, которые на это выделены. Понимаем меру ответственности, поскольку деньги были выделены в кризисный для страны год. Было куда их тратить.

Нам нужны средства на то, чтобы увеличивать количество инвестиций. Спасибо, что государство помогает отрасли.

К вопросу обеспеченности сырьем мы еще вернемся. Этот фрагмент беседы интересен тем, что речь идет о самом больном месте атомщиков – отрасль-то убыточна, без господдержки Росатом не в состоянии обеспечит себя сырьем – топливом для АЭС…

Вот эти признания говорят сами за себя: «деньги были выделены в кризисный для страны год», «спасибо, что государство помогает отрасли». Правительство России продолжало кормить опасную, неэффективную и отсталую ядерную отрасль и в трудный, кризисный год. Но если сомнительные действия правительства по поддержке отечественного автопрома хоть как-то обсуждались в СМИ, то про атомщиков – молчок! Государственное субсидирование атомной промышленности делалось (и делается) тихо, без шума, без обсуждений. Это позволяет атомным пропагандистам поддерживать миф о выгодности АЭС, о дешевизне атомной энергии.

Атомная энергия дешева только тогда, когда, как в России, АЭС строятся за государственные деньги, а потом, тоже за счет госбюджета, государство помогает купить уранодобывающие предприятия за рубежом. «Спасибо, что государство помогает отрасли».

Еще один МЦОУ?

С.В.Кириенко: В соответствии с Вашей инициативой о создании международных центров по обогащению урана, – была непростая задача, но проголосовал Совет управляющих, Министерство иностранных дел провело большую работу, – 29 марта мы подписали с директором МАГАТЭ соглашение о создании запасов низкообогащенного урана в Ангарске.

На фоне того, что инициатив в мире обсуждается много, эта Ваша инициатива практически реализована.

Тут снова темнит Кириенко… Международный центр по обогащению урана (МЦОУ) в Ангарске, против которого выступают местные экологи еще не начал работу, а речь уже о таких «Центрах» идет во множественном числе. Означает ли это, что вслед за Ангарском еще одно из четырех имеющихся уранообогатительных предприятий России объявят Международным центром по обогащению урана? Но это будет сделать не так просто, ибо оставшиеся мощности по обогащению урана задействованы в военных программах. Это УЭХК (Новоуральск близ Екатеринбурга), СХК (Северск близ Томска), и ЭХК (Зеленогорск близ Красноярска). Переориентировать их на выполнение заказов по международным программам будет не просто и не дешево.

Об обеспеченности сырьем

Запасы урана в мире заканчивается. Без уранового топлива АЭС работать не будут – не зря в Финляндии эту отрасль более корректно стали называть: «урановая энергетика».

У Росатома два выхода. Или сокращать число АЭС, или искать уран за рубежом. Поскольку Росатому удалось пробить программу строительства новых АЭС, то и остается искать, где можно уран достать. В Австралии купить не получилось – теперь идея, добывать опасное сырье на территории соседей – в Казахстане и Монголии.

С.В.Кириенко: С Казахстаном у нас выстроены взаимоотношения в соответствии с программой. У нас утверждена комплексная программа. У нас довольно большой прирост активов как раз за счет казахстанских партнеров. Но мы не ограничиваемся только добычей урана и расширением этой зоны. Хотя здесь мы еще обсуждаем создание совместного предприятия по торговле на рынках третьих стран, т.е. не только добыча, геологоразведка, но и совместное представительство в третьих странах. У нас реализуется совместное предприятие на российской территории по обогащению урана.

В наших первоначальных планах было сооружать завод «с нуля» на территории Российской Федерации. Но сегодня ситуация на рынке такая, что новый завод не очень рационально сооружать, и мы пошли навстречу нашим казахстанским партнерам – согласились с тем, что надо предоставить им возможность войти в долю в действующем предприятии. Документы соответствующие подписаны.

В.В.Путин: У нас была определена программа действий с Монголией?

С.В.Кириенко: По Монголии. Подписали соответствующее соглашение. Была пауза, видимо, связанная со сменой правительства в Монголии. Уже после выборов с новым составом правительства подписали соглашение, а в январе подписали конкретный похозяйственный протокол.

Правительством Монголии принято решение о том, что месторождение Дорнод-уран… Оно сегодня в собственности правительства Монголии. Соответствующие решения правительством приняты, подготовлены документы, мы встречались с председателем правительства Монголии 7 марта, он был в Москве. И согласовали все оставшиеся разногласия, которые там были. Уже передали монгольской стороне учредительные документы совместного предприятия.

Буквально на днях встречались с секретарем Совета безопасности Монголии. Он нам подтвердил, что в ближайшее время правительство Монголии должно принять окончательное решение о внесении этого месторождения… собственно об учреждении нашего совместного предприятия.

Это такое месторождение, на котором очень быстро можно развернуть работы. Поскольку в 300-х километрах от него, в Читинской области находится наше Приаргунское горное объединение. Т.е. мы можем взять специалистов, необходимую технику. Мы даже можем обучать монгольских специалистов в техникуме, расположенном в Читинской области.

Из этого длинного доклада видно, что пока ни с Казахстаном, ни с Монголией дело дальше обсуждений не сдвинулось. Но, и в том, и в другом случае вопрос может быть решен просто – деньгами, теми самыми «инвестициями» в приобретение «иностранных активов». Дорого это и не надежно, но чего для любимой атомной промышленности не сделаешь…

Снова новый лодочный реактор?

Говоря о проектах с Казахстаном Кириенко вскользь упомянул новый ядерный реактор.

С.В.Кириенко: И третье. У нас – предприятие по сооружению нового инновационного реактора, компактного, на базе лодочных технологий. Там идет обработка технико-экономического обоснования.

Снова не все хорошо с логикой у главы Росатома. Если это реактор старый, «лодочный», то есть устанавливавшийся на атомных подводных лодках, то он никак не может быть назван «новым инновационным». На АПЛ России новые реакторы не появлялись очень давно, с 70-х годов прошлого века.

Видимо, речь идет о попытке приспособить для мирных нужд или реактор с водой под давлением ОК-650 (устанавливавшийся в разных модификациях на АПЛ проектов 941, 945, 949, 971 в 1970-х 80-х гг) или реактор на быстрых нейтронах со свинцово-висмутовым теплоносителем ВМ-40А (АПЛ проекта 705, выпускавшиеся с 1960-х годов).

Использовать «лодочные» реакторы для энергетических нужд не просто. Да, эти реакторы работоспособны, да, они компактны. Но разрабатывались они для военных целей, поэтому являются крайне расточительными, экономически не эффективными.

Напомним, что попытка приспособить для установки на плавучей АЭС ледокольный реактор КЛТ-40С пока успехом не увенчалась. А экономические показатели такой АЭС просто провальны – ее электроэнергия будет в три раза дороже традиционной.

Может, с Казахстаном хотят расплатиться за возможность добычи урана такими, сверхдорогими реакторами «инновационными» реакторами 1960-х годов?

 

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com