Первый день Конгресса: Возобновляемая энергетика может создать новую экономическую платформу.

ingressimage_5-2..JPG Photo: Беллона

Выступая на международном конгрессе «Дни чистой энергетики в Петерубрге», он отметил, что в развитие стратегии не были определены годовые ориентиры и ориентиры по типам генерации. В результате в 2010 году выйти на заданные показатели, скорее всего, не удастся.

«По биотопливу промышленность развивается достаточно бурно – просто потому, что это экспортная продукция, которую выгодно выпускать. Солнечное направление тоже востребовано – опять же потому, что на зарубежном рынке есть определенный дефицит. Второе направление – это солнце. Все остальное привязано к внутреннему рынку. По нашим расчетам производство генераторов для тех же ветровых электростанций позволит создать новую экономичскую платформу – это будет сигнал не только для энергетического машиностроения, но и для смежных отраслей», – пояснил Понкратьев. И добавил, что пока, к сожалению, пилотные проекты не только в области ветроэнергетики, но и в области малой гидроэнергетики экономического эффекта не дают.

Причина состоит в отсутствии ряда нормативных документов, регулирующих цены полученной на таких станциях энергию. С экономической точки зрения более успешны геотермальные станции на Камчатке. Используя энергию недр, «РусГидро» могла бы полностью обеспечить регион дешевым электричеством, но… делать это не будет. Ведь, если использовать недра «по полной программе», то энергия, вырабатываемая традиционными станциями, окажется лишней.

Об отсутствии работающей законодательной базы и других проблемах, сдерживающих развитие рынка, говорил и вице-президент союза энергетиков Северо-Запада Владимир Маркин. Главной из этих проблем, по его мнению, является неопределенность. «Никто не знает, каковы будут внутренние цены на топливо, например, на метан, в 2015 году. А, если мы этого не знаем, как можно прогнозировать доходность проектов в биоэнергетике? Эта непредсказуемость рынка многократно увеличивает риски инвестора, зачастую заставляя его отказываться от реализации тех или иных проектов», – поясняет он.

Серьезные нарекания вызывает и закон об энергосбережении. С одной стороны, руководство страны, по-видимому, придает особое значение его реализации – не случайно контроль за его исполнением поручен администрации президента. С другой стороны, из доклада начальника отдела перспективного развития организации коммунального комплекса Комитета Санкт-Петербурга по энергетике и инженерному обеспечению Анатолия Тарасова следует, что на сегодняшний момент никаких конкретных шагов по реализации закона не сделано – пока вся работа ведется исключительно силами сотрудников комитета.

Еще одной бедой многие участники конгресса называли незаинтересованность чиновников в развитии новых технологий. Заместитель директора Центра физико-технических проблем энергетики Севера рассказал, что по заказу администрации Мурманской области была разработана программа развития станций, работающих на возобновляемых источниках энергии. Ученые выделили тринадцать малых рек, на которых можно строить гидроэлектростанции, нашли площадки. Предполагалось также использовать приливную энергию – по расчетам приливная станция, построенная в одном из створов, может вырабатывать до 2 млрд кВт в год. Программа была принята, но потом губернатор области сменился, к власти пришла новая команда, и разработанные документы положили в долгий ящик…

«У России потенциал безбрежный, потому что только треть территории обеспечивается электроэнергией централизованно, а две трети – на автономном обеспечении. Но при этом у нас нет стандартов, у нас нет субсидированных цен, низкие тарифы, нехватка длинных денег», – говорит президент инвестиционной группы «Планета Капитал» Ирина Веселова. Тем не менее, по ее мнению, при росте тарифов биомасса и ветровые электростанции могут занять свою нишу на рынке. Правда, Веселова отмечает, что строительство энергетических мощностей в России обходится в два раза дороже, чем в Европе и в три с половиной раза дороже, чем в Китае.

Веселова напомнила, что только за прошлый год в мире было реализовано много проектов в области возобновляемой энергетике. В их числе – самая большая в мире ветряная станция в Техасе, приливная станция в Ирландии, геотермальная станция в Калифорнии. Теоретически возможны попытки привлечь инвесторов для реализации таких проектов в России, но, скорее всего, шансы есть только у проектов, ориентированных не только на внутренний спрос.

Впрочем, по словам менеджера по инвестициям NEFCO, они участвовали в переговорах по финансированию ветропарка в Мурманске. К сожалению, переговоры эти закончились безуспешно. Куда более успешным была работа в прибалтийских республиках – на территории Литвы и Эстонии было построено шесть ветропарков и еще пять строятся. В Прибалтике компания вкладывала также деньги в строительство малых гидроэлектростанций. А вот в России пока «пошли» только проекты, связанные с производством и экспортом биомассы…

Виктория Работнова