Беларуси не удалось убедить Литву в безопасности АЭС

Слушания по оценке воздействия белорусской АЭС проходили в Литве не только потому, что власти Беларуси решили строить свою АЭС близ чужой столицы. Беларусь и Литва являются участниками конвенции Эспоо «Об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте». Поскольку АЭС предполагают построить на островецкой площадке в 23-х километрах от границы Литвы, очевидно, что воздействие на станции на жителей соседнего государства будет весьма существенным.

На слушания вынесли уже раскритикованный документ

На слушания был вынесен 131-страничный документ под длинным названием «Заявление о возможном воздействии на окружающую среду белорусской АЭС (предварительный отчет об ОВОС белорусской АЭС». Этот документ был впервые обнародован осенью и по оценкам экспертов в нем отсутствует действительно полная и научная оценка воздействия. Значительная часть документа — это воспроизведение рекламы ОАО «Атомстройэкспорт», которое надеется получить контракт на строительство АЭС.

Еще в сентябре прошлого года Белорусская партия «Зелёные», группа «Экозащита!», Движение «Учёные за безъядерную Беларусь» и общественная организация «Экодом» подготовили и распространили «Критические замечания к ОВОС». Эксперты пришли к выводу, что официальный ОВОС дезинформирует как общественность, так и лиц, принимающих решения. «Если будет проведена беспристрастная оценка воздействия всех аспектов влияния АЭС на окружающую среду и здоровье людей, станет ясно, что от опасного проекта следует отказаться, что единственное взаимоприемлемое для заказчика и общественности решение, способное предотвратить неблагоприятное воздействия на окружающую среду – отказ от деятельности по сооружению АЭС» – считают они. «Критические замечания» содержат 23 пункта, указывающих на ошибки составителей ОВОС. Этот отчет не раскрывает правду об опасностях, которую бы представляла АЭС, построенная под боком у Литвы. Главный вывод состоит в том, что существенно занижено воздействие АЭС на окружающую среду и здоровье людей, как при нормальной эксплуатации, так и при возможных авариях. С сентября ни разработчики ОВОС, ни госорганы Беларуси не дали никакого ответа на «Критические замечания».

Литве и Беларуси предлагают стать испытательным полигоном Росатома?

На слушания в Вильнюс приехало около 20-и представителей министерств и ведомств Беларуси, разработчики ОВОС. И для убеждения литовцев в безопасности своей затеи они использовали все тот же одиозный «предварительный отчет об ОВОС». Литовские экологи и депутаты сейма в день слушаний провели пресс-конференцию, на которую пригласили экспертов из России и Беларуси, которые рассказали о своем мнении об официальной оценке воздействия. Георгий Лепин, доктор технических наук, участвовавший в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, а также участвовавший в 1998 году в работе государственной комиссии по строительству атомной электростанции и соавтор «Критических замечаний» сказал на пресс-конференции: «Мы относимся к народу Литвы как к своему братскому народу, скрепленного с Беларусью многовековой историей. И мы, поэтому беспокоимся о том, чтобы вред, который пытаются принести нам этой атомной станцией, не распространялся бы еще и на наших добрых соседей. У нас есть очень серьезные возражения против размещения этой станции». Он рассказал об опасных выбросах, которые АЭС будет производить ежедневно, даже работая в безаварийном режиме, о воздействии на реку Нярис (Вилия), воду которой будут использовать для охлаждения реакторов, и в которую будут поступать сточные воды АЭС.

[picture3]

В день слушаний литовские экологические активисты раздавали на улицах Вильнюса листовки с призывом остановить опасные планы и сказать «нет» белорусской АЭС на слушаниях. «Всего в 50 километрах от Вильнюса Беларусь собирается построить атомную электростанцию по экспериментальному российскому проекту «АЭС-2006», который еще нигде в мире не был испытан. Реактор российского проекта ВВЭР 1200, который хотят установить на белорусской АЭС, никогда не был построен, и нет опытных доказательств его надежности и удачности предлагаемых технических решений», – говорится в листовке.

В случае аварии будет уничтожена столица Литвы

В официальной ОВОС утверждается: «загрязнение территории Литовской Республики долгоживущими радионуклидами в результате ЗА [запроектной аварии] на белорусской АЭС будет отсутствовать». Этот же тезис повторяли на слушаниях в Вильнюсе белорусские атомщики. Это вызвало возмущение аудитории.

[picture2]«В случае, не дай Бог, аварии, у нас будет уничтожена столица, территория страны загрязнена на 80%. Почему ничего этого нет в отчете [об оценке воздействия АЭС]? Это же геноцид литовского народа!» — возмущенно заявила заместитель председателя комиссии развития Вильнюсского городского совета Раса Навицкене (Rasa Navickienė). «Почему нам говорят, что нет вообще никакой опасности? Это такое отношение к литовскому народу, что мы такие необразованные и ничего не понимаем? Буду делать все возможное, чтобы Литва не одобрила такой отчет ОВОС», — говорила она.

Её поддержал председатель экологического общества «Атгайя» Саулюс Пикшрис: «Я подготовил немало вопросов, но увидел, что нет смысла их задавать. То, что тут говорилось, вызывает просто смех — много стройных и долгих речей ни о чем, на конкретные вопросы ответ дан не был. Слушание ОВОС нельзя признать действительными».

[picture4 right]Серьезность возможного воздействия АЭС на Литву подтверждается даже самими разработчиками проекта, исходящими из заниженных в сотни раз объемов выбросов при возможной аварии. В Ответах Беларуси на замечания и предложения Министерства окружающей среды Литовской Республики, имеющихся в распоряжении Беллоны.ру приводятся карты, на которых след радиоактивного выброса доходит до Вильнюса. Прогнозируемая плотность загрязнения территории близ Вильнюса йодом-131 — до 1 Кюри на кв. км, цезием-137 — до 0,1 Кюри на кв. км. Это не смертельно, но вполне может оказать существенное влияние на жителей столицы Литвы. Но если правы экологи и проектировщики АЭС в сотни и тысячи раз занизили объем возможного аварийного выброса, то, действительно, в результате аварии не только Вильнюс, но и значительная часть территории Литвы попадет в зону отселения.

Трудности перевода

Но не только голословные заявления о, якобы, полной безопасности АЭС вызвали возмущение аудитории. Ни белорусская сторона, ни литовские со-организаторы слушаний не обеспечили профессионального перевода выступлений белорусских гостей на литовский язык. Сначала вообще предложили прослушать доклады только на русском языке. Но в зале было много молодежи, студентов, понимающих по-русски только на бытовом уровне, но не готовых обсуждать серьезные экологические вопросы на не понятном им языке. Таковых оказалось около трети собравшихся. Была приглашена переводчица, приехавшая с атомщиками Минска, но она оказалась не готова к переводу специфической терминологии, путалась, запиналась, просила помощь зала, передавала смысл высказываний общими словами, пропуская технологические тонкости.

Как издевательство собравшиеся восприняли предложение белорусских атомщиков «рассказать все по-простому, чтоб даже домохозяйке было понятно». Ведь среди участников слушаний были физики, эксперты-экологи, депутаты сейма.

Это — театр абсурда

По просьбе корреспондента Беллоны.ру по окончании слушаний депутат Сейма Литовской республики Гинтерас Сонгайла (Gintaras Songaila) рассказал о своих впечатлениях от произошедшего.

[picture1]«Это театр абсурда. Не было никакой дискуссии конкретно по вопросу оценки воздействия. Начали говорить какие-то абстрактные вещи — об их [белорусской] политике никак не ничего не доказывающие. А про главную тему не было приведено никаких нормальных фактов. Не произошло нормальной дискуссии. На вопросы об отходах ничего не ответили. Не ответили на вопрос о радиоактивных стоках, о тритии – ничего не ответили, и не думаю, что что-то хотят ответить. Хотя много сюда приехало разных людей. Впечатление, что они приехали на какое-то рекламное мероприятие, шоу. И, как тут уже говорилось, чтобы «птичку поставить», что они тут что-то представили общественности.

В зале среди участников было много физиков, много специалистов, они задавали нормальные вопросы и хотели получить нормальные ответы. А вместо этого получали разглагольствования на десять минут и никакой конкретики.

Я буду выступать против этого проекта, и в сейме буду выступать. Мы постараемся организовать группу членов парламента для серьезного разговора с нашим министерством охраны окружающей среды. Потому что как они вместе с белорусской стороной организовали это обсуждение — это хуже, чем ужасно.»

Таким образом, все вместе — низкое качество представленного на обсуждение документа, неподготовленность организаторов, пропагандистский, демагогический стиль презентаций, белорусских агитаторов за АЭС — все это не позволяет утверждать, что литовская общественность должным образом была проинформирована о воздействии АЭС. То есть, требование конвенции Эспоо не соблюдены, возможно, будут организованы новые слушания.

Демократия в действии

Но собравшимся все же удалось переломить ситуацию. Зал взял власть в свои руки — и началось интенсивное обсуждение, что же делать в этой ситуации? Договориться удалось за полчаса, и слушания продолжились, но на других условиях. Во-первых, представитель министерства окружающей среды Литвы должен будет составить совместно с представителями участников слушаний официальный протокол, где должен быть отражен результат, негативное отношение участников в АЭС. Во-вторых тут же была избрана рабочая группа из 17-и человек, которой собрание поручило написать свое мнение о слушаниях и направить его в Европарламент, депутатам Сейма, в министерства Литвы. Возглавляющий рабочую группу Саулюс Пикшрис считает, что Литва даст негативную оценку островецкой АЭС.

Все это было полной неожиданностью для белорусских атомщиков. Ведь литовцы, фактически, взяли власть в свои руки и не спрашивали у президиума, что им делать.

Произошедшее вызвало возмущению белорусского посла Владимира Дражина: «По какому праву вы проводите голосование? Мы еще не принимаем решения». «А мы, собрание, уже приняли», — заявила Навицкене.

Саулюс Пикшрис сообщил в интервью для Европейского радио  «Это целиком возможно, что литовская сторона даст негативную оценку этого проекта. Министерство поставит множество технических вопросов, потому что, к примеру, нет раздела о хранении отработанного ядерного топлива и отходов. Или то, что занижены нормы загрязнения и проектной, и внепроектной аварии. Мы насчитали свыше 20 таких серьезных пунктов, по которым этот Отчет является попросту какой-то детской бумажкой, а не действительно техническим документов, иллюстрирующим суть такого серьезного объекта».

Как учесть отказ?

Наверное, большинство литовских участников слушаний согласно с оценкой депутата Сонгайла. Но официальные органы Беларуси предпочитают делать хорошую мину при очень плохой игре. «Замечания и предложения литовской стороны будут учтены при доработке отчета об оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС) белорусской АЭС», — говорится в сообщении пресс-службы Министерства энергетики Беларуси. Как можно учесть четкий отказ соседей согласиться с реализацией опасного проекта? Беларуси надо или отказаться от строительства АЭС близ Вильнюса или идти на конфликт с соседней страной.

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com