Нефтегазовые проекты в Арктике не рентабельны и опасны для рыболовства

ingressimage_torskerogn1-fanget-210508-1..jpg Photo: Tone Foss Aspevoll

Арктические моря являются богатейшими по запасам рыбы, лишь в Баренцевом море сосредоточено 5% мировой добычи морских и океанических рыб. «Однако в настоящее время отсутствие эффективной системы сохранения водных биоресурсов при осуществлении нефтегазовой деятельности, а также технологий безаварийной добычи углеводородов и суровый климат, ставят под угрозу исчезновения многие рыбопромысловые виды», — считает координатор энергетических проектов «Беллона-Мурманск» Нина Лесихина.

Три дня российские и норвежские специалисты по добыче нефти и газа, рыболовные компании, а также экологи говорили о последствиях добычи углеводородов в арктических морях.

«На данном этапе важно сконцентрировать все усилия на предотвращении загрязнения и разрушения экосистемы. Для этого необходимо выделить в Арктике наиболее значимые с точки зрения сохранения биоразнообразия зоны и сделать их запретными для нефтегазодобычи, а также четко определить маршруты прохождения танкеров, на достаточном для своевременного реагирования расстоянии», — уверена эксперт Беллоны.

Разливы нефти — основная опасность для рыболовства

«За все годы своего существования в мире нефтегазовая отрасль не доказала, что может ликвидировать разливы в условиях арктических морей, а также, что может работать без разливов, — заявил координатор программ WWF по экологической политике нефтедобывающей промышленности Алексей Книжников. — Пока этот вопрос не решен, нефтегазовая экспансия в Арктике не допустима», — считает эксперт.

По мнению Нины Лесихиной, правительство должно взять на себя обязательство по организации спутникового мониторинга загрязнения в Баренцевом море, а нефтегазовые компании выделять финансирование на развитие системы предотвращения и ликвидации аварийных разливов нефти.

Так, созданная в Мурманске лаборатория по анализу качества нефти до сих пор не работает, компании попросту отказываются предоставлять образцы перевозимой нефти для анализа и создания базы данных (по закону они не обязаны это делать), а ведь от этого во многом зависит эффективность ликвидационных операций. Кроме того, Правительство Мурманской области отказывается финансировать деятельность лаборатории, оборудование для которой было подарено региону норвежской компанией Статойл.

По словам председателя Союза рыбопромышленников Севера Василия Никитина, пока в этом регионе добыча углеводородов не ведется, «нам удается сохранить рыбу. Другой вопрос — какого качества эта рыба будет, — заявил он. — На сегодняшний день, имидж северной рыбы хороший, она считается качественным продуктом, что доказывается ростом ее цены», — рассказал он.

Некоторые российские регионы уже столкнулись с проблемой снижения качества рыбы из-за развития нефтегазовой промышленности. В частности, на Сахалине нефтяные компании работают всего пять лет, однако, качество Сахалинского лосося значительно снизилось, как и цена на него. «Сахалинский лосось не пользуется спросом, потребители отдают предпочтение более чистому Камчатскому», — объяснил Книжников.

«Плюсы» разработки шельфа

Руководство любого региона, как и нефтегазовых компаний, любят рассказывать о том, какие перспективы и развитие ожидает регион с приходом нефтегазового комплекса.

Мурманской области предстоит стать плацдармом в освоении Штокмана. Финансовые выгоды региону от этого будут минимальные — налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) почти целиком (а с 1 января будущего года — целиком) зачисляется в федеральный бюджет. Зато область сполна получит все связанные с этим риски: нагрузка на окружающую среду, на транспортную и жилищную инфраструктуру, рост цен, увеличение социальных диспропорций, приток мигрантов и т.д.

Объясняя причины того, что «Газпром» просит у правительства России налоговые льготы для реализации проектов в Арктике, заместитель исполнительного директора «Штокман Девелопмент» Геннадий Зайцев заявил, что «все проекты в Арктике будут убыточными».

«Это действительно так», — читает Алексей Книжников. Затраты на обеспечение технологической, технической и экологической безопасности крайне велики, а цены на углеводороды пока очень низки, такие проекты экономически себя не окупают.

Ханты-Мансийский опыт

Проводя встречи с населением и экологами в Мурманской области, компания «Штокман Девелопмент» часто ссылается на опыт Ханты-Мансийска, который стал стремительно развиваться благодаря нефтегазовой промышленности. Бюджет города — второй по величине в России после Москвы.

В то же самое время, площадь замазученых земель в области составляет десятки гектаров. «Это целые нефтяные болота, ликвидация которых — крайне дорогой, долговременный и трудоемкий процесс», — рассказал эксперт WWF в интервью Беллоне.ру.

По его словам, вторая существенная проблема региона — сжигание попутного газа на факелах (что уже давно запрещено в Норвегии). За год факела сжигают столько газа, сколько достаточно для энергообеспечения Москвы в год.

«А в Западной Сибири объем сжигаемого попусту газа сопоставим с годовой добычей газа на Штокмане», — рассказал Книжников.

Возможен и нужен ли диалог?

По мнению представители организации «Друзья Земли» Гуннара Албума (Gunnar Album), в установлении диалога между нефтяниками и рыбаками самым важным является вопрос власти, а именно, за кем останется последнее слово? Рыбаки хотят, чтобы безопасность нефтегазовых проектов была доказана, чего нефтегазовые компании сделать не могут.

С другой стороны, нефтегазовые компании могут самостоятельно принимать решения, не спрашивая чьего-либо мнения. «А если нефтяники идут на диалог с рыбаками, то это общение носит не паритетный характер,  от мнения рыбаков мало что зависит», заявил Албум.

Анна Киреева

anna@bellona.ru