Местные жители не верят в абсолютную безопасность Балтийской АЭС

ingressimage_017-small.jpg Photo: Galina Raguzina

Мероприятие заменило собой общественные слушания, назначенные местным советом депутатов на 14 октября, а затем отмененные по рекомендации областного правительства, — по такой же схеме развивались события в августе в городе Советске.

В слушаниях принимали участие вице-губернатор области Ю. Шалимов, депутат Госдумы К.Зайцев, главный инженер проекта БалтАЭС И. Грабельников, представитель «Росатома» И. Конышев, главы администраций Краснознаменского и Неманского районов.

В зале присутствовали около 200 жителей Краснознаменска и поселков Краснознаменского района, выказавшие весьма критическое отношение к «мирному атому». Однако в ответ на свои вопросы они получали рекламные лозунги, сводящиеся к утверждениям об абсолютной безопасности Балтийской АЭС и, следовательно, к отсутствию мер по защите населения.

«Краснознаменцы спрашивали о лейкемии, которую, по мнению ученых, вызывает даже штатная работа атомных станций, о мерах безопасности для населения, которые должны быть разработаны, о влиянии градирен, о хранении и транспортировке отработавшего ядерного топлива, о планах эвакуации, о воздушном коридоре, проходящем над выбранной для станции площадкой, — говорит Александра Королева, сопредседатель группы Экозащита. — Словом, демонстрировали подготовленность, понимание вопроса и надежду на то, что на свои правильно поставленные вопросы они получат столь же грамотные, исчерпывающие ответы. Увы, этого, как обычно, не произошло».

Вопрос из зала: «Представьте план эвакуации населения, какие меры безопасности предусмотрены в случае аварии?»

Грабельников: «В этом нет необходимости. Это реактор совершенно новый, абсолютно безопасный, поэтому граница санитарной зоны совпадает с границей промплощадки. Выхода радиации не будет, отселять никого не будем, эвакуировать тоже».

В самом начале знакомства калининградской общественности Грабельниковым, когда 24 октября прошлого года он в составе делегации Росатома приезжал в Калининград и докладывал в Правительстве об этом новом проекте, что-то, возможно профессионализм или совесть, мешало ему делать столь огульные заявления. Тогда он говорил: абсолютно безопасных АЭС не бывает. То ли за год они появились, то ли господин Грабельников поднаторел в атомном пиаре.

Вопрос из зала: «Что будет, если на станцию упадет самолет? Там же проходит воздушный коридор, террористам даже сворачивать не надо…».

Конышев: «Над атомными станциями самолеты не летают. Там нет никакого воздушного коридора».

Зал даже притих. Благодаря «Экозащите», карта Калининградской области, на которой отмечены три площадки, выбранные под строительство АЭС, а также воздушный коридор, их накрывающий, размещена в Интернете, а чтобы ее увидели местные жители, не пользующиеся Интернетом, позаботились здешние активисты… Собравшиеся, большинство из которых слышит представителя Росатом впервые, начинают постигать его способности.

Вопрос из зала: «Как будут возить отходы, отработавшее ядерное топливо?»

Этот вопрос повторяется часто. И неудивительно: в материалах ОВОС эта тема освещается скупо и, в основном, в декларативных выражениях: «Все операции с отработавшим топливом исключают его контакт с окружающей средой». Не указаны характеристики приреакторного бассейна выдержки и сроки выдержки в нем ОЯТ. Не рассмотрены возможные аварии, связанные с перегрузками ОЯТ, с протечками бассейна выдержки. Такие аварии происходили на других АЭС, их нельзя исключить и на БалтАЭС. Не приведены вероятности возможных аварий при транспортировке, меры по минимизации их последствий. Не ясно, куда именно будет вывозиться ОЯТ. Туманно упоминается «предприятие по переработке ядерного топлива».

Конышев ясности не вносит: «Будем возить водным, наземным, воздушным транспортом – каким понадобится, таким и будем возить. Во всем мире ежесекундно перевозятся огромные объемы ядерных материалов».

Местная жительница: «Я бы хотела видеть здесь на экране цифры: сколько энергии будет производить атомная станция? Сколько нужно Калининградской области? Сколько нужно Краснознаменскому району? У нас ведь в районе нет промышленности… А ответьте мне – в Краснознаменском районе добывают нефть? Добывают, еще как! И что жители района от этого разбогатели, как в Саудовской Аравии? Что-то незаметно…»

Глава администрации Краснознаменского района: «Да, в Краснознаменском районе нет промышленности. Это потому, что у нас нет электроэнергии. Из Краснознаменска ушли инвесторы! У нас хотели венгры построить завод по производству красок на клеевой основе (из зала: «Это тоже вредное производство!»), из Латвии было предложение построить экологическое производство полистрерола (из зала: «Только этого еще не хватало!»). Только АЭС спасет Краснознаменск, и мы о льготах на электроэнергию похлопочем».

Представитель местного здравоохранения: «Я, в принципе, не против АЭС. Но у нас очень большие проблемы в области здравоохранения, например, закрыли роддом — в связи с открытием перинатального центра в Калининграде (напомним, до Калининграда 180 км). Можно ли рассчитывать, что Росатом отремонтирует нам больницу?»

Шалимов (грозно): «А назовите-ка мне цифры – какой у вас бюджет за 2008 и 2009 годы?»

Представитель здравоохранения теряется и цифры назвать не может, говорит, что бюджет вырос на 50%.

Голос из зала: «А инфляция?»

Шалимов (еще более грозно): «Позвоните и уточните цифры, да у вас только зарплата в 2 раза выросла!»

Представитель здравоохранения: «Зарплата у нас как раз уменьшилась от перехода на подушевое финансирование…»

Вопрос жительницы одного из поселков, многодетной матери, представительницы Ассоциации многодетных матерей: «Жителей Краснознаменского района, имеющих детей, не могут не интересовать вопросы влияния атомной станции на здоровье. Не секрет, что атомные станции, работающие в безаварийном режиме, выделяют в окружающую среду радионуклиды. И исследования, сделанные в Германии, показали, что в окрестностях атомных станций дети в два раза чаще болеют раком крови. Вы понимаете, что у нас даже лечить эти болезни будет негде, у нас же больницы закрывают! Росатом будет строить больницы?».

Исследования немецких врачей господин Конышев привычно отвергает, сообщая собравшимся, что авторы работы опирались на малую выборку (обследовали недостаточное количество детей, чтобы сделать такой вывод) и что эти исследования более никакими другими не подтверждаются.

Вероятно, представитель Росатома разбирается в вопросе лучше Федерального управления радиационной безопасности Германии, по заданию которого проведены эти исследования, охватившие 16 немецких АЭС, вокруг каждой из которых обследовались дети, живущие в трех округах. Об этих исследованиях Беллона.Ру подробно писала ранее.

Результаты исследований, проведенных учеными из Медицинского Университета Южной Каролины, показали, что заболевания лейкемией выше у детей и молодых людей, живущих вблизи АЭС. Были изучены доклады о положении со здоровьем населения, живущего вблизи 136 ядерных объектов в США, Канаде, Великобритании, Германии, Испании и Германии.

Как оказалось, для детей в возрасте до 9 лет уровень смертности по сравнению с их сверстниками, живущими вдали от АЭС, выше на 5-24%. Среди людей, не достигших 25 летнего возраста, уровень смертности выше на 2-18%. В свою очередь, риск заболевания лейкемией у первой группы детей повышается на 14-21%, для второй – на 7-10%.

Результаты обширного эпидемиологического исследования состояния здоровья детей, живущих в окрестностях пяти АЭС США после их закрытия, свидетельствуют о том, что в первые два года после закрытия АЭС младенческая смертность в секторе 64 км (40 миль) с подветренной стороны от АЭС упала на 15-20 % по сравнению с предыдущими двумя годами, когда АЭС ещё работали.

Коалиция предупреждения рака США представила результаты обследования 268 округов, располагающихся на расстоянии до 80 км вокруг военных атомных производств и гражданских АЭС. Зафиксировано существенное увеличение смертности от рака груди в обследованных районах.

Эти данные вошли в подготовленный группой «Экозащита» 22-страничный документ, озаглавленный «Критические замечания к ОВОС проекта строительства Балтийской АЭС». Несколько экземпляров этого документа были привезены на слушания и вручены представителям Росатома и главам районов, которые будут принимать на себя последствия строительства АЭС.

Озвучить их на слушаниях не удалось — не позволял регламент. Во время выступления представителя «Экозащиты» Александры Королевой ее трижды пытались прервать организаторы слушаний, и трижды зал категорично требовал дать возможность ей высказаться.

«Теперь, когда решение о строительстве Балтийской АЭС принято федеральным правительством, Росатому самое время перейти от рекламных заявлений о полной безопасности атомной станции к предметному разговору о мероприятиях, которые будут проводиться для обеспечения этой самой безопасности», — сказала Королева.

«Документ под названием «Оценка воздействия на окружающую среду проекта Балтийской АЭС» как раз и должен предусматривать такие меры, но он этого не делает, — продолжает эколог. — У меня очень длинный вопрос к Росатому и проектировщикам: почему в ОВОС в 20 раз занижены данные по выбросу радиоактивных веществ при запроектной аварии, и вообще нет данных по таким выбросам при проектной аварии? Почему ОВОС не содержит мера по защите населения? Полноценных мероприятий по обращению с ядерными отходами и снятию АЭС с эксплуатации? Почему в ОВОС не оценено воздействие сброса жидких радиоактивных отходов? Не учтено воздействие градирен…»

Конышев: «Факел от градирни не достигает и 500 метров!»

Однако, по свидетельству жителей г. Удомля Тверской области России, расположенного близ Калининской АЭС «паровой факел от градирен при определенных погодных условиях растягивается на десятки километров, накрывает плотным туманом город, который находится в 3-5 км, укутывает плотным инеем деревья зимой. Высота парового факела может достигать не менее 2 км, его протяженность — не менее 15-20 км».

Александра Королева: «Как Вы прокомментируете такой факт: в ОВОС финской станции Фенновойма говорится: «Воздействие расчетных аварий на АЭС возможно на расстоянии до 1000 км». Такой сценарий аварии установлен Правительством Финляндии с целью не дать представителям атомной промышленности приуменьшить последствия аварий на АЭС. А в ОВОС Балтийской АЭС утверждается, что радиация даже при самой тяжелой аварии не покинет территории промплощадки.

Грабельников: «ОВОС для финской АЭС готовился для широкого спектра реакторов для того, чтобы в тендере могли принять участие разные компании».

Смелое заявление, если учесть, что согласно международному и национальным законодательствам, ОВОС делается для совершенно конкретной установки, будь то ядерный реактор или молокозавод. Сначала определяется тип реактора для данного проекта, а потом разрабатывается ОВОС проекта. Сначала тендер, а потом ОВОС.

Вопрос из зала: «А кто инвесторы? Кто-то заявлялся?»

Шалимов: «Да, но даже если и не заявятся, АЭС будет построена на государственные деньги».

Реплика из зала: «А больше их не на что потратить?»

Между тем, в Калининградской области идет сбор подписей под письмом Президенту РФ с просьбой отказаться от планов строительства АЭС в Калининградской области. К настоящему моменту письмо подписали полторы тысячи жителей Советска и около тысячи краснознаменцев, в том числе 8 районных депутатов из 15.

В письме, в частности, говорится: «Решение о том, строить или не строить АЭС должно приниматься только на основе мнения населения. Иначе получается, что власти намеренно провоцируют социальную напряженность, ведь 67% населения Калининградской области и 78% населения России относятся к АЭС отрицательно».

Галина Рагузина

ragunna@gmail.com