Проект Международного уранового банка готов к реализации, а России не терпится играть ведущую роль

frontpageingressimage_ElBaradei.jpg Photo: http://www.iaea.org/

В середине марта Международное агентство атомной энергии (МАГАТЭ) объявило, что собрало необходимые фонды для того, чтобы запустить проект создания Международного банка уранового топлива. По замыслу МАГАТЭ, подобная система контроля над мировым ядерным топливным циклом позволит странам развивающегося мира отказаться от производства ядерного топлива на собственных предприятиях взамен на гарантии обеспечения своих атомных электростанций топливом из общего, международного запаса. Таким образом международное сообщество надеется предотвратить использование технологий получения обогащенного урана в оружейных целях. В начале марта к общим усилиям присоединился Кувейт, выделив МАГАТЭ на цели создания новой системы 10 млн. долларов.

Тем временем Россия продолжает настойчиво выдвигать свою кандидатуру в качестве страны, на чьей территории предполагается разместить мультинациональный концерн по производству обогащенного урана и переработке отработанного ядерного топлива. Россия предлагает использовать для этого ФГУП «Ангарский электролизный химический комбинат» (АЭХК). АЭХК занимается обогащением урана для последующего производства ядерного топлива для атомных электростанций.

Госкорпорация Росатом, управляющая активами ядерной отрасли в России, уже немало усилий потратила на развертывание планов будущего развития АЭХК. На самом объекте уже побывали инспекторы МАГАТЭ, которое предварительно одобрило комбинат в качестве возможного места дислокации нового концерна.

Как заявил генеральный директор МАГАТЭ Мохамед Эль Барадей, агентство планирует представить разработанный проект Международного уранового банка на рассмотрение 35 стран-членов Совета управляющих в ходе очередной сессии в июне.

В рамках разработанной МАГАТЭ концепции, все будущие предприятия по производству расщепляющихся материалов будут, видимо, переданы под международный контроль, а существующие предприятия будут постепенно переходить в совместное управление международным сообществом.

Возвращение к «атому в мирных целях»
Идея банка уранового топлива, функционирование которого находилось бы под надзором МАГАТЭ, была предложена еще пятьдесят лет назад бывшим президентом США Дуайтом Эйзенхауэром. Возрождая старую концепцию гарантированных поставок реакторного урана, МАГАТЭ надеется, что у таких государства как Иран в будущем не останется причин развивать свои собственные программы производства уранового топлива, которые можно было бы потенциально использовать для обогащения урана до оружейной степени.

«Идея топливного банка – это смелый план, и, естественно, он не осуществится за один день», – сказал Эль Барадей в заявлении Совету управляющих  в середине марта.

«Но нам критически необходимы смелые меры, такие как гарантированные поставки ядерного топлива и передача стратегических аспектов ядерного топливного цикла в мультинациональное управление, если мы хотим увеличить вклад атомной энергии в дело продвижения мира и улучшения здоровья и благополучия мирового населения, одновременно стремясь не только предотвратить дальнейшее распространение ядерного оружия, но и полностью его ликвидировать», – продолжил Эль Барадей.

«Беллона» ставит под сомнение обоснованность замысла МАГАТЭ
Однако эксперт по вопросам ядерной энергетики «Беллоны» Игорь Кудрик выразил сомнение относительно основной цели концепции ядерного банка – лишить так называемые «страны-изгои», в первую очередь, Иран, возможности получить в свое распоряжение технологии переработки. Этот подход уже доказал свою несостоятельность, так как «Иран уже дал понять, что хочет собственными силами развить полный топливный цикл», – сказал Кудрик.

Тем временем, по словам Кудрика, страны, у которых пока нет атомных электростанций, начнут закупать топливо для строящихся реакторов напрямую у производителей топлива, нежели из топливного банка. Кроме того, напомнил Кудрик, те государства, у которых нет своих технологий по переработке, имеют доступ на топливный рынок, а контракты по поставке ядерного топлива обычно содержат условие, по которому отработанное ядерное топливо должно быть возвращено поставщику или остается в собственности поставщика.

План России
В конце февраля Россия представила МАГАТЭ официальный план проекта создания международного центра по обогащению урана на Ангарском комбинате. В проекте уже участвуют Армения, Казахстан и Украина, хотя по условиям участия от них не требуется свернуть собственные программы обогащения урана.

«Мы надеемся увидеть какой-то осязаемый результат прежде чем текущая эпоха руководства МАГАТЭ подойдет к концу», – такова была позиция Соединенных Штатов в обращении к Совету управляющих агентства. США напомнили, что в следующем ноябре, после 12 лет службы на посту генерального директора, глава МАГАТЭ Эль Барадей должен уйти в отставку.

США поддерживают предложение российской стороны, хотя и добавляя при этом, что идея организации топливного банка вовсе не предполагает всего лишь одного варианта исполнения.

США пользуются большим влиянием в МАГАТЭ в вопросе выбора возможного объекта – или объектов – для размещения Международного уранового банка. В 2006 году готовность спонсировать первый в мире топливный банк выразила программа «Инициатива по Сокращению Ядерной Угрозы», или NTI (Nuclear Threat Initiative) – вашингтонская неправительственная организация, работающая в сфере нераспространения ядерного, химического и биологического оружия. Тогда один из главных советников NTI, миллиардер Уоррен Баффетт, выделил МАГАТЭ 50 млн. долларов в качестве первого взноса для создания резерва низкообогащенного урана. Эта сумма была предоставлена агентству при условии, что МАГАТЭ сумеет собрать дополнительные 100 млн. долларов из других источников.  

Поддержка в Соединенных Штатах – частная и государственная
В том же году Конгресс США проголосовал за то, чтобы выделить МАГАТЭ грант на ту же сумму, какую пообещал Баффетт – 50 млн. долларов. В последние три года американские политики открыто выражают свою поддержку предложению России о размещении нового уранового банка в Ангарске, и эта идея не встретила большого сопротивления и при вновь избранной администрации США, возглавляемой президентом Бараком Обамой.

Госсекретарь США Хиллари Клинтон недавно возвратилась из поездки в Россию, где обсудила с российским Министром иностранных дел Сергеем Лавровым широкий круг вопросов в области контроля над вооружениями, – включая и возможные способы воздействия на Иран с целью убедить эту страну отказаться от своих очевидных оружейных амбиций, в чем США придется заручиться помощью России.

Как сообщил «Беллоне» сотрудник Госдепартамента США, близко знакомый с ходом переговоров, прошедших между Клинтон и Лавровым в Москве, идея создания уранового банка не была одним из вопросов на непосредственной повестке дня, но голос США в пользу кандидатуры Ангарского комбината «мог бы стать дополнительным стимулом для того, чтобы вновь привлечь Россию к обсуждению проблем контроля над вооружениями».   

Концепция Международного топливного банка уже получила поддержку Ричарда Лугара, одного из высокопоставленных членов сенатского Комитета по иностранным делам, и Сэма Нанна, бывшего сенатора-демократа от штата Джорджия, нынешнего сопредседателя фонда NTI. В 1991 году Нанн и Лугар стали соавторами прорывного законодательного акта, ставшего основой для программы «Совместное сокращение угрозы» (CTR).

По «идеальному сценарию», как выразился Эль Барадей, Международный урановый банк будет обеспечивать ядерным топливом все государства, обязующиеся выполнять требования инспекторов МАГАТЭ, которые работают вне сферы влияния каких-либо политических интересов; осуществлять поставки урана по правилам, выработанным заранее в согласии с принципами «объективности и единообразия»; и не потребует от получателей топлива отказаться от прав, гарантированных им Договором о ядерном нераспространении (Nuclear Non-Proliferation Treaty).

С тех пор, как о своем участии в создании Международного уранового банка заявили США, – двумя первичными взносами в 50 млн. долларов, со стороны NTI и одобренным конгрессом правительственным грантом, – к инициативе присоединились Объединенные Арабские Эмираты, выделившие 10 млн. долларов, и Норвегия с обещанием внести 5 млн. долларов. В Европейском Союзе было принято решение помочь МАГАТЭ суммой в 25 млн. евро – примерно 32 млн. долларов. В целом, на запуск нового проекта МАГАТЭ собрало около 147 млн. долларов.

Пропасть между «имущими» и «неимущими»
Впрочем, пополнение фондов МАГАТЭ необходимыми для развития проекта средствами пока не решает проблему раскола, образовавшегося между теми государствами, в которых существуют собственные ядерные программы, и теми, у которых таких программ нет.

Те страны, которые уже сейчас производят обогащенный уран, приветствуют идею создания Международного топливного банка, поскольку такая система может закрыть потенциальным конкурентам выход на международный топливный рынок. Около трети из всех трех десятков стран, вырабатывающих энергию на собственных атомных электростанциях, производят собственный обогащенный уран.

Остальные же полагаются на рыночные поставки из европейских государств, Японии и России. Те государства, которые еще только планируют развивать ядерную энергетику, выражают недовольство тем, что идея международного топливного банка угрожает реализации их права на производство собственного обогащенного урана, гарантированное условиями Договора о ядерном нераспространении.

Фонд «Инициатива по сокращению ядерной угрозы» уверяет, что такой угрозы не существует.

Как сказал новостному агентству «Блумберг» Чарльз Кертис, сопредседатель NTI, в отличие от первоначальной концепции, фонд не станет требовать от стран-участниц отказа от собственных программ по обогащению урана для того, чтобы получить доступ к средствам на выполнение проекта Международного уранового банка.

Фонд NTI ожидает, что Эль Барадей разработает план по управлению собранными средствами, сообщил Кертис. Впрочем, по словам Эль Барадея, такой план не будет разработан, пока Совет управляющих МАГАТЭ не одобрит получение предоставленного финансирования в распоряжение агентством.

Некоторые государства-члены МАГАТЭ не спешат вносить в общую кассу средства, превышающие чисто символические взносы, из опасений, что участие в организации Международного уранового банка закончится для них ограничениями в развитии собственных программ по обогащению, как говорит NTI.

По первоначальному замыслу, напомнил Нанн в заявлении на сайте фонда «Инициатива по сокращению ядерной угрозы», когда Баффетт и NTI впервые предложили свой пятидесятимиллионный вклад, еще в 2006 году, обогащенный уран из общего банка должен был бы предоставляться государствам, «сделавшим суверенный выбор в пользу развития ядерной энергетики на основе внешних источников топливных поставок и, соответственно, не имеющим собственных предприятий по обогащению урана».

Чарльз Диггес

charles@bellona.no