Мусор. Сжигание по-европейски?

ingressimage_SDC10559_1.JPG Photo: Александр Зимбовский

«Что касается опасений экологов относительно экологической безопасности города, то мы давно используем экологически чистые технологии и выполняем все нормативы по выбросам диоксинов», – неоднократно заявлял заместитель генерального директора ГУП «Экотехпром», доктор технических наук, профессор Московского государственного университета инженерной экологии Адам Гонопольский. 

По его   словам, требованиям  современного уровня развития цивилизации отвечает только один способ обращения с мусором – сжигание. Данный тезис, по заверениям А. Гонопольского, лучше всего подтверждают  4000 мусоросжигательных заводов, работающие по всему миру.

Так ли это? На вопросы автора статьи отвечает Алексей Киселев, руководитель токсической программы Гринпис России.


Немножко о мировом опыте

А.З. Как вы можете прокомментировать слова о том, что сжигание – наиболее приемлемый способ избавления от мусора, и это – мировая практика?

А.К. Это не совсем так. В Штатах, к примеру,  доля мусора, сжигаемого на МСЗ, составляет  только 12% от общего количества утилизируемого мусора.  В настоящее время эта доля  постепенно уменьшается. Новых мусоросжигателей в США не строят с 90-х годов, а старые постепенно выводят из эксплуатации. В некоторых штатах, Калифорнии например, нет ни одного МСЗ.

В Европе, в  разных странах, доля мусора, идущего в топку, составляет от 0 до 60%, но, говоря о европейском опыте, следует учитывать одно  чрезвычайно важное обстоятельство. Наши чиновники принимают на вооружение не всю европейской методику утилизации  мусора, а только один из ее элементов, это самое сжигание.

Про остальные элементы: раздельный сбор,  сортировку, утилизацию, захоронение они, чиновники, забывают. Не учитывают, что в европейском мусоре, идущем в печь МСЗ только после сортировки, опасных элементов, таких как, к примеру, ртутные градусники или банки с краской, уже нет. Результаты частичного заимствования европейского опыта будут весьма неблагоприятным.

Химический СПИД
А.З. А какими именно будут результаты?
А.К. Новые МСЗ добавят к таблице Менделеева, уже присутствующей в воздухе Москвы, как минимум еще  2,5 млн. тонн загрязняющих веществ (расчет выполнен по данным Ministry of housing, spatial planning and the environment. Dutch notes on BAT for the incineration of wastes, February, 2002)  .
Из них:    
двуокись углерода — 2,584 млн. тонн;
пыль — 3,21 тонны;
соляная кислота — 3,21 тонны;
фтористый водород — 407, 67 тонн;
аммиак — 3,21 тонны;
диоксид серы — 9,63 тонны;
окислы азота (NOx) – 741,51 тонны;
ртуть — 16 килограмм;
кадмий — 6,42 килограмма;
суммы других тяжелых металлов — 64,2 килограмма;
окись углерода — 134,82 тонны;
диоксины и фураны — 0,19 грамм;

И еще порядка тысячи других соединений, химические свойства которых не до конца изучены.

А.З. Какие из выбросов наиболее опасны?
А.К. Можно назвать диоксины. Их действие очень похоже на действие вируса СПИД, только имеет не биологическую, а химическую природу. В зависимости от концентрации диоксины могут вызывать как подавление иммунитета, так и онкологические заболевания, бесплодие, врожденные патологии.

А.З. А кто попадет под воздействие завода?

А.К. Под наиболее сильное воздействие попадут сотрудники МСЗ. Среди них, согласно ряду исследований, заболеваемость раком легких повысится в 3.5 раз, а раком пищевода – в 1.5 раз.  Онкозаболеваемость у жителей ближайшей к заводу зоны (в радиусе 1 км. от МСЗ) также сильно возрастет. Причем у всех, все вне зависимости от состояния здоровья и возраста.

В следующей зоне (радиус 5 км. от МСЗ) смертельному риску (двукратное увеличение вероятности развития рака) будут подвергаться в основном дети.

Третья и самая обширная зона (радиусом в 24 км.) покрывает всю Москву и часть Московской области. В этой зоне уже сложно отделить влияние МСЗ от влияния других источников диоксинов (горящих свалок, горящих мусорных контейнеров и др.) Однако несомненно, что диоксины «производства» мусоросжигательных заводов в этой зоне присутствуют. Это присутствие  нежелательно,  так как диоксины, способны годами накапливаться в организме человека, постепенно подрывая его иммунную систему, а значит крайне опасны даже в самых малых дозах.
 
Цена некомпетентности   

А.З. А как, по-вашему, можно решить проблему мусора?
А.К. Если говорить четырьмя словами: мы видим выход в раздельном сборе мусора у источников, компостировании органической части отходов, глубокой переработке и прессовании остающихся после раздельного сбора хвостов. При этом не требуется строительство МСЗ, не выжигается, при их работе, кислород, серьезно уменьшается количество выбросов. По деньгам, кстати, это дешевле в 3- 6 раз.

А.З. Почему же московские власти не идут по этому пути?
А.К. Не знаю. Подозреваю, что дело в недостаточной компетентности.

Александр Зимбовский