«Ядерный ренессанс» и конфликт интересов МАГАТЭ обостряют угрозу распространения ядерного оружия

ingressimage_2-2..jpg Photo: Time

На пороге новой Хиросимы
«Любая случайность или просчет может привести мир к новой Хиросиме», – заявил сопредседатель вновь созданной Международной комиссии по ядерному нераспространению и разоружению Гарет Эванс, добавив, что это «просто чудо», что ядерная катастрофа еще не случилась.

По мнению бывшего министра иностранных дел Австралии, а ныне президента Международной группы по предотвращению кризисов (International Crisis Group), проблема распространения ядерного оружия не менее актуальна, чем глобальный экономический кризис.

26 октября 1956 года было образовано Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) ООН, которое было призвано одной рукой способствовать распространению ядерной энергетики, а другой – сдерживать распространение ядерного оружия. В конце сентября 2008 года на ежегодной Ассамблее МАГАТЭ глава агентства признал неэффективность его работы.

Число стран, обладавших или обладающих ядерным оружием, за эти годы удвоилось. По оценке агентства, около 40 стран стоят на пороге создания ядерного оружия.

«Если государство, обладающее полным топливным циклом, по какой бы то ни было причине решит отказаться от обязательств по нераспространению, оно способно, по мнению большинства экспертов, произвести ядерное оружие в течение нескольких месяцев. […] Сегодня, когда таких стран 35-40, граница безопасности при существующем режиме нераспространения становится некомфортно тонкой», – признал еще несколько лет назад генеральный директор МАГАТЭ Мохаммед аль-Барадеи.

Его предшественник Ханс Бликс считает что, это чересчур алармистский подход. По его мнению, эта оценка, причисляющая к числу «гипотетически» ядерных держав такие государства, как Северные страны, Австрия, Швейцария, ошибочна.

«Для того чтобы разработать ядерное оружие, требуется не только ресурс, но и политическая воля, а страны, которые я упомянул, давно сделали заявления о том, что, несмотря на их возможности, они не будут получать ядерное оружие. Их скорее следует называть «добровольными безъядерными державами», – сообщил бывший глава МАГАТЭ, бывший главный инспектор ООН по вооружениям доктор Бликс корреспонденту «Беллоны.Ру».

Риск ядерного терроризма
Однако в ситуации, когда для изготовления так называемой «грязной бомбы» нужно всего несколько килограммов сырья, контроль над которым не исключает возможность кражи, а технологии ее создания находятся в открытом доступе, обоснованную тревогу вызывает возможность распространения ядерного оружия криминальными негосударственными субъектами.

Согласно данным, обнародованным МАГАТЭ в 2006 году, за последние четыре года удвоилось число случаев конфискации нелегально перевозимых радиоактивных материалов: за этот период в мире было перехвачено более 300 попыток контрабанды ядерных материалов.

«Опустошительный эффект одного крупного инцидента с использованием ядерного оружия может переместить события 11 сентября 2001 года в США, как и любые другие, в категорию незначительных», – сказал Эванс на первой встрече Международной комиссии по ядерному нераспространению и разоружению, состоявшейся 20-21 октября в Сиднее, передает AFP.

bodytextimage_G_Evans_stor.jpg Photo: www.wmdcommission.org

Новая комиссия обновит ДНЯО
Цель комиссии, возглавляемой им совместно с бывшим министром иностранных дел Японии Йорико Кавагучи, состоит в возрождении международной дискуссии и политических действий, направленных на предотвращение распространения ядерного оружия, в преддверии Обзорной конференции по Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) в 2010 году, когда исполнится 40 лет с момента вступления договора в силу.

В состав комиссии входят представители пяти ядерных держав – США (бывший министр обороны Уильям Перри), России (академик Алексей Арбатов), Китая, Великобритании и Франции, а также Индонезии, Мексики, Германии, Южной Африки и Норвегии (бывший премьер-министр Гро Харлем Брундтланд) и, кроме того, Индии и Пакистана.

Комиссия, созданная по инициативе премьер-министра Австралии Кевина Рудда после посещения им в июле этого года Хиросимы, будет собираться в течение двух ближайших лет, чтобы выработать рекомендации по укреплению ДНЯО. По мнению Рудда, Договор подвергается испытаниям по мере того, как все больше стран хотят владеть ядерными технологиями, которые могут использоваться как для производства энергии, так и для изготовления ядерного оружия.

Нет энергетики – нет оружия
«Главная проблема, которую продемонстрировала ситуация как с Северной Кореей, так и с Ираном, заключается в том, что совершая полностью разрешенные Договором о ядерном нераспространении вещи, а именно используя энергию атома для мирных целей, можно получить возможность очень быстро создать материал для изготовления бомб», – цитирует Эванса Voice of America.

По мнению многих экспертов, в этом заключается главное противоречие, лежащее в основе деятельности Международного агентства по атомной энергии и делающее невозможным нераспространение ядерного оружия. Распространяя, в согласии со своими уставными целями, технологии двойного назначения, МАГАТЭ способствует распространению ядерного оружия. Следовательно, реального режима нераспространения и последующего разоружения можно достичь только при отказе от использования его сиамского близнеца: ядерной энергетики.

Пока будет существовать ядерная энергетика, мир будет находиться под дамокловым мечом ядерной войны, считает советник РАН А.В. Яблоков. «Хотя «мирное использование атомной энергии» упоминается обычно последним из условий ДНЯО, именно оно, скорее всего, было и есть на самом деле главная причина краха режима нераспространения», – пишет ученый в своем опубликованном «Беллоной» докладе «Неизбежная связь ядерной энергетики с атомным оружием».

bodytextimage_Buster-Jangle_1951_dog5.jpg Photo: ruatom.ru

По данным Фонда «Общественное мнение», в сознании широкой общественности развитие ядерной энергетики неотделимо от разработок ядерного оружия. Отвечая на открытый вопрос, что первое приходит им в голову, когда они слышат о ядерной энергетике, каждый десятый участник опроса называл в первую очередь ассоциации с ядерной бомбой и ядерной войной (Всероссийский опрос ФОМ, февраль 2006 года).

Доктор Бликс придерживается противоположного мнения: «Отказ от ядерной энергетики некоторых или всех государств не приведет к исчезновению ни одной ядерной бомбы».

Эксперт ссылается на пример Израиля, который, не имея ядерной энергетики, обладает предположительно 200 ядерными боеголовками, и Китая, который долгое время располагал только ядерным оружием, не имея АЭС.

«Государства могут иметь ядерную энергетику без ядерного оружия, так же они могут иметь оружие без энергетики – хотя в сегодняшнем мире это не распространено, – признает Бликс. – Конечно, большинство ядерных держав, включая США, сначала получили оружие, а потом энергию».

Технологии двойного назначения
Возникновение ядерной энергетики связано с потребностью не в новом источнике энергии, а в наращивании мощности оружия во время второй мировой войны. Своим рождением она обязана разработкам первого ядерного оружия и последовавшей за этим гонке ядерных вооружений между США и Советским Союзом.

«В период создания ядерной энергетики предполагалось ее развитие наряду с дипольным (НАТО, во главе с США, и Варшавский Пакт, во главе с СССР) обладанием ядерным оружием. Позднее выяснилось, что удержание оружейных технологий в пределах пятерки государств Ядерного Клуба, не реализовалось», – признавал бывший министр РФ по атомной энергии Евгений Адамов.

В основе производства ядерного топлива и ядерного оружия лежат одни и те же технологии, распространение и использование которых разрешено Договором о ядерном нераспространении: обогащение урана и переработка отработавшего ядерного топлива, в результате которой из него выделяется плутоний.

По оценке Международной комиссии по делящимся материалам (IPFM), в мире накоплено около 1700 тонн высокообогащенного урана и 500 тонн выделенного плутония, что достаточно для изготовления более чем ста тысяч ядерных боеголовок.

По мнению экологов, декларируемый атомной индустрией «ядерный ренессанс» повышает риск распространения ядерного оружия до неконтролируемого уровня. По подсчетам Института исследований в области энергии и окружающей среды (IEER), если за следующие несколько десятилетий будет построено 2000 новых реакторов, к 2050 году объемы реакторного плутония вырастут до 20 000 тонн.

Впрочем, опасения вызывает не столько количество самих коммерческих реакторов, сколько наличие предприятий топливного цикла – уранобогатительных и перерабатывающих. Опубликованный в 2004 году отчет специальной комиссии при Генеральном секретаре ООН, в состав которой входил Гарет Эванс, определяя ядерное распространение как угрозу номер один международному сообществу, рекомендует членам ООН «воздержаться от развития предприятий по обогащению и переработке урана на своей территории».

Противоречия GNEP
В последнее время было предложено несколько схем, призванных, опять-таки, с одной стороны, способствовать использованию ядерной энергии, а с другой – препятствовать строительству предприятий топливного цикла, представляющих значительную угрозу с точки зрения распространения ядерного оружия. Одна из таких схем – Глобальное партнерство в области ядерной энергии (GNEP) – была предложена Департаментом энергетики США в феврале 2006 года.

Согласно этому предложению, только «несколько государств топливного цикла», в том числе США, обогащают уран и сдают в аренду – а не продают – топливо другим. Они забирают отработавшее топливо обратно для переработки и производства топлива для бридерных реакторов, которые имеются только у государств топливного цикла.

Программа кладет конец тридцатилетнему периоду, в течение которого США выступали против какой-либо переработки отработавшего ядерного топлива из-за рисков ядерного распространения. После проведенных Индией в 1974 году испытаний атомной боеголовки, созданной с использованием перерабатывающих мощностей, США объявили мораторий на переработку ОЯТ.

Однако, по мнению доктора Бликса, эта схема весьма гипотетична: «Конгресс США и американская общественность в целом относятся к ядерным отходам с осторожностью, кроме того, хорошо известно, что ни переработка, ни бридерные реакторы не являются экономически целесообразными».

Более того, предложенная схема усугубляет дискриминационный характер, на котором основан закрепленный ДНЯО режим нераспространения.

«На самом деле, большинство схем, направленных на препятствование развития предприятий ядерного топливного цикла в других странах, рискуют вызвать возражения, связанные с тем, что они подтверждают и углубляют разделение между государствами, которым разрешено иметь усовершенствованные технологии и ядерное оружие, и другими государствами», – считает Бликс.

Эту точку зрения разделяет бывший министр обороны США, впоследствии бывший глава Всемирного банка Роберт Макнамара: «Если Соединенные Штаты будут придерживаться такой позиции и впредь, то расползание ядерного оружия будет со временем неудержимым».

По его мнению, с большой долей вероятности ядерные программы объявят такие государства, как Египет, Япония, Саудовская Аравия, Сирия.

Криминальные организации также заинтересованы в получении соответствующих технологий и материалов.

«Буквально летом прошлого года бывший министр обороны США Уильям Перри сказал: «Я никогда не боялся ядерного взрыва так, как сегодня. Вероятность ядерного удара по целям в США в течение ближайших десяти лет составляет более 50 процентов». Я разделяю его опасения», – говорится в статье Макнамары «Код апокалипсиса. Непредсказуемые риски», опубликованной в газете Freitag 31 мае 2005 года.

Галина Рагузина

ragunna@gmail.com