Европейский суд защитил право на пикет

ingressimage_IMG_8988.JPG Photo: Rashid Alimov/Bellona

На прошлой неделе Европейский суд по правам человека рассмотрел жалобу жителя Екатеринбурга, привлеченного российским судом  к административной ответственности за нарушение порядка проведения пикета, и признал нарушение права на свободу выражения мнения и свободу собраний (жалоба № 10877/04, постановление от 23.10.2008).

Россия как сторона Конвенции о защите прав человека и основных свобод обеспечивает каждому права и свободы, перечисленные в Конвенции. Именно в целях соблюдения обязательств сторонами Конвенции и учрежден Европейский суд.

Данное решение Европейского суда имеет практическое значение для граждан при отстаивании своих прав на свободу выражения мнения и свободу собраний. 

Мы публикуем перевод фрагментов постановления Европейского суда.

Фактические обстоятельства
18 марта 2003 заявитель Кузнецов подал уведомление главе администрации Екатеринбурга о проведении с 25 по 28 марта 2003 серии пикетов перед Свердловским областным судом. Заявленной целью пикета было «привлечение общественного внимания к нарушению права на доступ к правосудию».    

На полученное уведомление городская администрация указала, что пикет вызовет блокирование доступа в здание суда и ухудшит его обычное функционирование. Но на следующий день начальник милиции отдал приказ поддерживать общественный порядок и безопасность дорожного движения во время пикета.

25 марта 2003 состоялся пикет, на котором заявитель и другие распространяли газетную статью и листовки о коррупционном скандале, связанном с председателем Свердловского областного суда и собирали подписи за его отставку.

На третий день пикетирования первый заместитель председателя суда направил письмо начальнику отделения милиции, где просил возбудить административное производство в отношении организаторов и сообщить о принятом решении:

«Вместо заявленной цели пикета «привлечение общественного внимания к нарушению права на доступ к правосудию», участники пикета раздают листовки и материалы клеветнического и оскорбительного характера о председателе суда. Распространяемая статья из «Новой газеты» двухгодичной давности была признана клеветнической Квалификационной коллегией судей и Генеральной прокуратурой РФ, о чем Кузнецову известно. Это обстоятельство подтверждает, что организаторы пикета сознательно и умышленно изменили цель акции. Тем самым, организаторы нарушили п. 1 ст. 20.2 Кодекса об административных правонарушениях РФ – нарушение установленного порядка организации собрания, митинга, демонстрации шествия или пикетирования».

В отделении милиции в отношении заявителя был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном п. 1 и п. 2 ст. 20.2 КоАП РФ. Согласно протоколу уведомление о пикете подано с нарушением сроков, на пикете распространялись оскорбительные материалы о председателе суда, также пикет затруднял проход граждан в здание суда. В качестве свидетелей были указаны судебные приставы.

Решением суда заявитель признан виновным в совершении административного правонарушения по трем основаниям:

1.    Нарушена процедура организации пикета, поскольку заявитель подал уведомление за 8 дней вместо установленных 10 дней (по ранее действовавшему законодательству);
2.    Заявитель нарушил общественный порядок при проведении пикета, блокировал вход в здание суда;
3.    Изменены цели пикета, указанные в уведомлении.

Законность данного решения была подтверждена вышестоящим судом.

Право
Заявитель жалуется на нарушение ст. 10 и ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Оценка суда
В своем решении Европейский суд указывает, что подчинение публичных мероприятий процедуре санкционирования или уведомления обычно не посягает на существо права до тех пор, пока целью процедуры является предоставление власти возможности принять разумные и подходящие меры, чтобы гарантировать беспрепятственное осуществление любого публичного мероприятия.

1. Заявитель уведомил о пикете за 8 дней вместо установленных 10 дней.

Из этого не следует, что двухдневный срок умалил возможности властей сделать необходимые приготовления к пикету. Получив меньший срок перед планируемым мероприятием, городская администрация, тем не менее, не указала на обоснованность и важность утверждаемой просрочки подачи уведомления.  
И не только не заявила этого в кратчайший срок после вручения уведомления, но и поручила милиции охранять общественный порядок на мероприятии.

Пропуск срока подачи уведомления не был установлен ни в одном официальном документе и не повлиял на законность пикета.

Фактически, сведения о нарушении срока появились впервые в протоколе об административном правонарушении, который был составлен через 6 недель после пикета.

При таких обстоятельствах суд полагает, что формальное нарушение срока подачи уведомления не обосновано и не является достаточной причиной для привлечения к административной ответственности.

В этой связи суд подчеркивает, что свобода принимать участие в мирном собрании имеет такую ценность, что лицо не может быть привлечено к ответственности – даже если она минимальная – за участие в публичном мероприятии, которое не было запрещено, до тех пор пока само лицо не совершит какое-либо предосудительное действие.    
              
2. Заявитель нарушил общественный порядок, блокировал вход в здание суда

Суд обращает внимание, что пикет, состоящий из небольшого количества участников, начался около 9 утра на лестнице в направлении входа в здание суда. Вскоре судебные приставы и сотрудник милиции попросили участников спуститься с лестницы. Требование было выполнено, пикет продолжился напротив крыльца, о чем есть свидетельские показания.

Суд счел данное обстоятельство заслуживающим внимания, и неоспоримым, поскольку никто из входящих в здание суда — ни судьи, ни персонал, ни граждане — не жаловались на затруднение прохода в здание суда.

Во-вторых, если предположить, что присутствие нескольких человек на вершине лестницы препятствовало входу в здание, позиция заявителя заслуживает доверия, поскольку он и участники пикета прилежно выполнили требование властей спуститься с лестницы.

В-третьих, предполагаемая помеха входу в здание суда длилась очень короткое время.

Наконец, суд повторяет, что любая демонстрация в публичном месте неминуемо вызовет определенный уровень дестабилизации обычной жизни, включая нарушение уличного движения и поэтому для публичных властей важно проявить определенный уровень терпимости по отношению к мирному собранию, поскольку свобода собраний гарантирована ст. 11 Конвенции.

Таким образом, суд не считает достаточно обоснованным утверждение, что имело место препятствие для входа в здание, при том что заявитель представил доказательства своей уступчивости и готовности сотрудничества с властями.

3. Изменены цели пикета, указанные в уведомлении

Суд установил, что местный суд не указал на какую-либо фактическую основу по делу. Решение суда не содержит анализа утверждаемых различий между заявленными целями пикета и содержанием статьи, которую заявитель распространял на пикете.

В этой связи суд повторяет, что любые меры вмешательства в осуществление права собраний и выражения мнения кроме как в случае побуждения к нарушению или отклонению от  демократических принципов – какие бы возмутительными и нежелательными выражаемые взгляды или слова не казались властям – оказывает демократии плохую услугу  и часто ставит ее под удар.  

В демократическом обществе, основанном на верховенстве закона, критика существующего порядка должна быть обеспечена надлежащей возможностью выражения посредством реализации права собраний, так же как и другими законными методами.

Материалы, распространяемые заявителем и идеи которые он поддерживал на пикете, не содержат какие-либо порочащие утверждения, побуждения к нарушению или отклонению от демократических принципов.

Таким образом, каким бы неприятным ни был для председателя суда призыв к его отставке и какой бы оскорбительной для него ни была газетная статья о коррупции в Свердловском областном суде, всё это не является основанием для привлечения к ответственности заявителя за осуществление права на свободу выражения мнения и собраний.

Также суд при рассмотрении вопроса, касающегося расхождения заявленной и реальной цели мероприятия, указал, что впервые это обстоятельство было озвучено в письме заместителя председателя Свердловского областного суда, где утверждалось, что  участники пикета совершили административное правонарушение, что является предвзятой оценкой фактов и устанавливает вину без ее доказанности по закону.

В этой связи, суд находит, что российские власти не приводят каких-либо существенных и достаточных причин, оправдывающих вмешательство в реализацию прав заявителя на свободу выражения мнения и свободу собраний.

То обстоятельство, что сумма штрафа относительно небольшая не умаляет того факта, что вмешательство не было «необходимым в демократическом обществе» как того требует ст. 10 Конвенции.         

Европейский суд постановил взыскать с Российской Федерации в пользу заявителя 1 500 евро.

Ольга Кривонос

olga@ecoperestroika.ru