Фегершёльд против Швеции: Европейский суд впервые рассмотрел жалобу о вредном шумовом воздействии на человека

Фактические обстоятельства
Заявитель из Швеции в своей жалобе ссылается на то, что имеет в собственности загородный дом. На соседнем участке, в 400 метрах от его дома были установлены три ветряные турбины, которые производят беспрерывный шум и световое воздействие.

Муниципальный комитет по окружающей среде указал на то, что турбины действительно производят шум, однако его уровень не является достаточным основанием для переноса турбин в более отдаленное место. Согласно проведенному тесту, уровень шума в границах собственности составляет 39.4 децибел при государственно установленном максимально допустимом уровне шума в 40 децибел в местах проживания людей.

Обращаясь в Европейский суд по правам человека, заявитель сослался на то, что ветряные турбины ограничивают его право пользования собственностью, стоимость которой снизилась в результате шумового воздействия.

Позиция Правительства
Правительство утверждало, что ограничение в правах заявителя основано на праве и настаивало на признании неприемлемости жалобы поскольку:

  • заявитель не исчерпал необходимые внутригосударственные средства защиты;
  • заявителем не представлены доказательства причинения ему морального либо физического вреда;
  • собственность используется для целей, связанных с отдыхом и не подпадает под действие ст. 8 Конвенции в которой говорится о «жилище».

Решение суда

Европейский суд указывает, что ст. 8 Конвенции применяется к серьезным загрязнениям окружающей среды, которые влияют на благополучие граждан и препятствуют в пользовании жилищем таким образом, что это наносит ущерб личной и семейной жизни.

Суд признает, что заявитель пострадал от наличия ветряных турбин, однако в данном деле вред не подпадает под понятие «серьезного загрязнения окружающей среды» и достаточных доказательств воздействия на физическое состояние заявителя не представлено.

Также, рассмотрев аргументы Правительства о том, что собственность в данном деле не подпадает под понятие «жилище», суд указал, что заявитель ссылается на право о «частной и семейной жизни», а не о своем жилище.

Ст. 8 Конвенции предусматривает защиту от произвольного вмешательства публичной власти, таким образом, суд понимает «жилище» в широком смысле.

Суд также установил:

  • жалоба в части светового эффекта от ветряных турбин не подтверждена доказательствами;
  • ссылка заявителя на вред, причиненный вследствие ограничения в праве пользования собственностью, недостаточно обоснована, чтобы подпадать под действие ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции о праве на защиту собственности;
  • заявитель не представил доказательств цен на недвижимость для установления влияния ветряных турбин на стоимость его дома.

Суд не счел необходимым рассматривать вопрос не исчерпания внутригосударственных средств защиты, так как жалоба неприемлема по другим основаниям.

Ольга Кривонос

olga@ecoperestroika.ru