Очередной раунд переговоров по климату. Когда в России заработают «киотские рычаги»?

ingressimage_globus-climate.jpg Photo: www.russia-ic.com

Наша страна согласилась с планами по сокращению эмиссий вместе с другими членами Большой Восьмерки на встрече в Японии в июле 2008 года. Но многие государства до сих пор по-разному представляют себе пути выхода из климатического кризиса, а некоторые на практике вообще игнорируют этот процесс.

Итоги переговоров глазами экологов
По итогам мероприятия в Гане российское отделение Всемирного фонда дикой природы (WWF) подготовило и опубликовало специальный обзор. WWF России был единственной российской некоммерческой организацией, принявшей участие во встрече.

По мнению экологов, встреча в Аккре «заложила хорошую основу для эффективной работы в Познани» (Польша), где с 1 по 12 декабря этого года пройдет 14-я конференция сторон Рамочной конвенции по изменению климата (РКИК) ООН и 4-е Совещание сторон Киотского протокола. На них будут рассматриваться практически все блоки нового соглашения, в том числе намеченные на встрече в Бали.

Пока не определено, каков будет формат нового соглашения. Однако очевидно, что это будет либо поправка к Киотскому протоколу, либо новый протокол, либо поправка к РКИК. Возможно также и сочетание этих вариантов. В любом случае, этот документ должен стать логическим продолжением Киотского протокола. Многие надеются на принятие более сильного документа. По мнению WWF, «в нем должны быть и основополагающие черты, кардинально отличающие его от Киотского протокола». А именно: новые обязательства должны представлять собой промежуточные меры по достижению уже поставленной глобальной цели двукратного сокращения выбросов к 2050 году; ведущие развивающиеся страны должны принять обязательства по снижению (ограничению) выбросов в том или ином, но обязательно «численном», формате и США должны стать участником соглашения (также, в едином для всех развитых стран, численном формате).

Эксперты также считают, что позитивным моментом явилось объявление намерений принять обязательства по снижению выбросов сильнейшими развивающимися странами: ЮАР и Южной Кореей.

Энергоэффективность как вклад в дело Киото
По мнению экологов, у России, в свою очередь, есть все возможности внести принципиально важный вклад и в выработку нового соглашения, и в снижение выбросов.

«Планируется к 2020 году на 40% снизить энергоемкость нашей экономики, что значительно уменьшит выбросы. Это сложная, но посильная задача», – считает Алексей Кокорин, руководитель Климатической программы WWF России.

Об энергоэффективности в России с недавних пор на официальном уровне говорится как об основном факторе снижения выбросов. Беречь энергию даже в такой богатой ресурсами стране, как Россия, действительно жизненно необходимо. По данным British Petroleum, объемы ископаемого топлива в мире уменьшаются: нефти осталось на 40 лет, природного газа на 62 года, угля на 224 года, ядерного топлива на 40 лет.

«По потерям энергии в тепловых сетях наша страна занимает первое место в мире. Это плохой рекорд. Что же касается уровня энергоэффективности, то по большинству производств оно отстает от современного в 10-20 раз. Поэтому к 2020 году и была поставлена задача по снижению энергоемкости практически наполовину», – сказал Дмитрий Медведев вскоре после своей инаугурации, обозначая ряд приоритетных задач, стоящих перед государством.

Есть также и прогнозы, что без внедрения мер по энергоэффективности в 2050 году Россия станет крупнейшим не экспортером, а импортером энергетических ресурсов – нефти, газа, и даже угля. Но одних мер по сбережению энергии для перспективного развития все же недостаточно.

Какие же альтернативы сырьевому развитию энергетического сектора предлагает Россия? Какие технологии помогут, по ее мнению, сократить выбросы углекислого газа?

Атом и новые недра
Как сообщается, у участников Киото и будущих соглашений нет единого мнения, следует ли включать проекты в сфере атомной энергетики в новый документ в качестве мер по сокращению выбросов CO2. Не договорились об этом и в Аккре. Одним из основных сторонников атомной энергии как «механизма чистого развития» выступает Россия. Чиновники надеются на поиск новых месторождений урана и уверяют, что атомный комплекс спасет мир от глобального потепления.

Очевидно, что-то делать нужно. Но следует ли выбирать дорогие и опасные технологии, которые были разработаны полвека тому назад? Подобным вопросом задаются многие российские и зарубежные эксперты. Экологи неоднократно отмечали, что строительство АЭС и расходы на предотвращение аварий при её работе оказываются намного дороже, чем строительство и обслуживание станции такой же мощности на природном газе. По расчетам Европейской Комиссии, для прекращения увеличения выброса двуокиси углерода с помощью АЭС, в Европе пришлось бы построить не менее 85 новых атомных реакторов. Если учесть, что строительство одного реактора обходится более чем в 1 млрд. долларов, то на атомное решение проблемы глобального изменения климата пришлось бы затратить несколько триллионов долларов.

И в целом в России пока явно не готовы вкладываться в действительно инновационные проекты; все еще преобладает сырьевое мышление. В июле этого года была «актуализирована» «Долгосрочная программа изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы России». Соответствующий приказ подписал министр природных ресурсов и экологии РФ Юрий Трутнев. Долгосрочная программа рассчитана до 2020 года. Согласно программе, помимо увеличения объема инвестиций в разведку месторождений нефти и газа предусмотрены вложения в изучение и поиск сырьевой базы урана. А вот о вложениях в развитие и поиск альтернативных источников энергии пока, по большей части, на федеральном уровне лишь говорится.

Возобновляемая энергетика займет свое место?
По сути легитимизация возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в России произошла только в июне этого года с принятием постановления правительства РФ «О квалификации генерирующего объекта, функционирующего на основе использования возобновляемых источников энергии». Правила квалификации ВИЭ, прописанные в этом документе, вступают в силу с 1 октября. До сих пор для подключения к сети, например, ветряка (их в стране буквально единицы) приходилось, как говорят бизнесмены, каждый раз «выдумывать» документацию.

Также, согласно этому постановлению, в самое ближайшее время должен быть представлен долгожданный проект акта правительства РФ «об определении основных направлений государственной политики в сфере повышения энергетической эффективности электроэнергетики на основе использования возобновляемых источников энергии, содержащих целевые показатели объема производства и потребления электрической энергии с использованием возобновляемых источников энергии в совокупном балансе производства и потребления электрической энергии». Иными словами должны быть хотя бы запланированы показатели и меры по внедрению ВИЭ, аналогичные тем, которые Европейский Союз давно проводит в жизнь.

Хочется верить, что процесс климатических переговоров подтолкнет Россию к более четкой артикуляции своей позиции по возобновляемым источникам энергии и их активному внедрению, равно как и мер по энергосбережению.

Пока же чаще слышны заявления другого рода. 17 сентября состоялась коллегия министерства иностранных дел РФ, на котором (как сообщается на его официальном сайте) в очередной раз «констатировалась важность тесного межведомственного взаимодействия в проведении согласованной российской линии в рамках международных климатических переговоров с целью обеспечения подлинно универсального характера международного режима противодействия глобальному изменению климата».

Справка:
Россия ратифицировала Киотский протокол к Рамочной конвенции ООН об изменении климата в ноябре 2004 года, таким образом на долю всех его участников пришлось 62% мировых выбросов двуокиси углерода. До присоединения России этот документ не работал, так как мог вступить в силу лишь в том случае, если цифра выбросов стран-подписантов составит не менее 55%, без России она равнялась 44%.

Всего протокол ратифицировали 175 государств. До сих пор к этому документу не присоединились США. Согласно положениям Протокола, 36 промышленно развитых стран взяли на себя обязательства сократить или ограничить выбросы в атмосферу шести видов парниковых газов. В течение пяти лет — с 2008 по 2012 год — они должны будут снизить совокупный уровень выбросов газов на 5,5% по сравнению с показателями 1990 года.

Виктория Копейкина