15 апреля станет в России днем поминовения погибших российских НПО?

ingressimage_kremlin4-1..jpg Photo: wikimedia commons

В юридических центрах заработали телефоны горячей линии: юристы принимают звонки от организаций, пытаясь помочь им выбраться из воздвигнутого властями непроходимого лабиринта бумажной бюрократии. Тем временем Европейский Союз готовится к жестким переговорам с Москвой, надеясь донести до российского правительства свою точку зрения: требования и методы перерегистрации НПО разрушительны для российского гражданского общества.

Павел Чиков, сотрудник казанской межрегиональной организации «Агора», сказал в телефонном интервью «Беллоне», что в течение последующих нескольких месяцев и без того перегруженная система российского правосудия даст сбой, не в силах справиться с завалами жалоб о незаконном прекращении деятельности, поданных НПО на действия Федеральной службы регистрации (Росрегистрации) – ведомства, ответственного за надзор за регистрационным статусом общественных организаций в России.

Ольга Кривонос, юридический консультант по правам человека из петербургского офиса «Беллоны», согласилась с мрачным предсказанием Чикова. В телефонном интервью Кривонос сказала, что новые условия, выставленные чиновниками перед российскими НПО, разработаны таким образом, чтобы не допустить для них возможности собрать всю необходимую документацию и при этом не попасть «под обстрел» претензий со стороны Федеральной службы регистрации.

Пол Скедсмо, научный сотрудник Института Фритьофа Нансена в Осло, пристально следит за развитием российского законодательства о неправительственных организациях и был потрясен тем количеством общественных организаций, которые, по оценке Чикова, в этом году прочувствуют на себе все жернова перерегистрационной бюрократии в России.

«Обычно российские власти преследуют организации, которые, по их мнению, «создают проблемы», так что первая моя реакция на этот прогноз была: «Ну и ну!», – сказал Скедсмо по телефону в интервью «Беллоне».

«Похоже, что речь идет об очень многих организациях, а такая ситуация вызовет внимание Запада – даже слишком много внимания.»

Новый закон о неправительственных организациях вышел в России в январе 2006 года и с самого дня своего возникновения воспринимался как внутри страны, так и за рубежом как один из самых эффективных инструментов, взятых на вооружение Кремлем для того, чтобы уничтожить растущее политическое сопротивление режиму. Этот же закон помог обеспечить вхождение во власть Дмитрию Медведеву, которого уходящий президент Владимир Путин лично выбрал в качестве своего преемника, и чья инаугурация состоится 7 мая.

В ходе предвыборной кампании Медведев, которому для победы было в любом случае достаточно одного лишь слова поддержки со стороны Путина плюс сотрудничества покорных последнему средств массовой информации, делился радужными обещаниями облегчить условия существования малого бизнеса в России – и не издал ни звука о том, как Россия решит свою проблему с гражданскими свободами.

Не все так гладко в регистрационном королевстве
Один слабый луч надежды все же пробивается сквозь мрачные прогнозы о судьбе российских НПО. Согласно мнению, предположительно сложившемуся в кулуарах самой регистрационной службы, многие требования ведомства непомерно завышены. На недавней встрече сотрудников Росрегистрации сами чиновники признавались в интервью «Беллоне», что в их епархии действуют «уж слишком избирательно», проводя, как они сказали, произвольные проверки деятельности НПО.

Собеседники «Беллоны», каждый из которых попросил не называть своего имени из-за запрета разговаривать с прессой, сказали также, что в Росрегистрации наконец стали задумываться о том, чтобы дать публичный доступ к списку документов, необходимых для перерегистрации.

Начальник «просто пожал плечами»

Тем не менее, как добавил один из говоривших с «Беллоной» сотрудников службы, «демократической ее не назовешь». По его словам, Дмитрий Ермак, глава Росрегистрации, не слишком воодушевленно прореагировал на критические замечания о работе ведомства: «Когда мы обсуждали возможность [опубликовать список документов для перерегистрации], Ермак просто пожал плечами и сказал, что он в 2007 году получил всего лишь сотню жалоб».

«На самом же деле, в прошлом году служба отказала в регистрации 11 тысячам организаций, а это не создает лучшего впечатления о нас ни в России, ни в других странах», – сказал собеседник «Беллоны».

Европа беспокоится

Международная общественность настолько озабочена будущим российских НПО и гражданского общества России в целом, что назначенную на 17 апреля встречу с представителями России, организованную для диалога о правах человека, – эта дискуссия проводится каждые два года, – в Евросоюзе решили использовать как возможность прямо высказать Москве все то разочарование, которое накопилось в Европе по поводу угрозы, нависшей над российскими неправительственными организациями.

Рассказавший о Ермаке сотрудник Росрегистрации сказал, что его ведомство особенно жестко расправляется с организациями, не имеющими статуса федеральных, но распространяющими свою деятельность на регионы, в которых они официально не зарегистрированы. Подобная щепетильность также не укрылась от глаз европейских обозревателей и заслужила отдельной критики с их стороны.

«В общих чертах это значит, что под таким предлогом можно уничтожить почти любую неправительственную организацию», – сказал Беллоне чиновник.

«Поедет один активист из одного региона на встречу с другим – и все, они уже нарушили закон», – добавил он.

Горькие пилюли критики вызывают побочные реакции у российских бюрократов
февральская поездка на организованную при поддержке «Беллоны» встречу между представителями неправительственных организаций и властью Санкт-Петербурга оказалась для членов Европейского Парламента, представителей Германии Ребекки Хармс и Гизелы Калленбах уникальной возможностью стать непосредственными свидетелями плачевной картины, которую представляет собой гражданское общество в России – и привезти свои впечатления обратно в Брюссель.

Но даже Игорь Михайлов – не кто иной как уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге, – позволил себе поднять на смех озабоченность Европы жесткими последствиями законодательства об НПО.

Михайлов, бывший член Либерально-демократической партии России, чей лидер Владимир Жириновский своим мракобесием и клоунадой только подчеркивает нелепое несоответствие названия партии ее политике, сказал во время визита членов Европарламента: «Нельзя перенести идею свободы, принятую в одной стране, в другую».

Михайлов добавил, что такую попытку можно сравнить со спором о том, в какой из национальных культур правильнее всего решили, где надо класть тапочки.
«Одно дело – где-нибудь в Африке, и другое дело – Россия», – сказал Михайлов.

Казнить нельзя помиловать
У американцев середина апреля неизменно ассоциируется со стрессом – именно к 15 апреля в США подают налоговые декларации. В России же теперь НПО приходится испытывать двойное психологическое напряжение, подавая двойную порцию документов в правительственные инстанции: в Росрегистрацию к 15-му числу и налоговые органы к 30-му. Дополнительные переживания вызывает страх, что любая ненароком пропущенная запятая или опечатка в тех кипах бумаг, которые отправляются на рассмотрение, может привести к немедленному и произвольному решению чиновника произвести «ликвидацию на месте», за которой последуют месяцы судопроизводства.

Предчувствуя тот нешуточный бой, в который могут быть затянуты российские гражданские инициативы в последние дни и после заполнения гор регистрационных документов, юристы Санкт-Петербургской некоммерческой организации информационных и правовых услуг "Ресурсный Правозащитный Центр" и центра Агора открыли горячую линию юридической помощи, предлагая мгновенные консультации по телефону.

Помочь – и задокументировать
Правда, эта горячая линия работает только с двух до четырех часов дня, автоматически переводя звонки одному из четырех адвокатов в Санкт-Петербурге, Саратове, Краснодаре или Чите. Организации, которым требуется помощь, могут также посетить открытый двумя правозащитными центрами сайт по адресу www.openinform.ru/consult/pursuit.

Впрочем, по словам юриста «Беллоны» Кривонос, похожие горячие телефонные линии были организованы адвокатскими ассоциациями в 17 регионах по всей России. Звонки на них принимаются по нескольку часов в день, а юристы дают более подробные консультации.

Телефонные услуги юристов призваны, по большей части, помочь некоммерческим организациям в России найти выход из существующего бюрократического тупика. Но, как рассказал Чиков, есть и более трудная и ответственная – и при этом менее благодарная – цель: фиксировать, совместно с пострадавшими НПО, те нарушения, которые допускает Федеральная служба регистрации, и помочь им получить необходимую юридическую помощь «в потенциально ожидаемом случае закрытия».

Одна из таких организаций, Правозащитный Центр города Казани, прикрепила к объявлению об открытии прямой линии юридических консультаций следующее сообщение: «В особенно трудных случаях, когда имеется необходимость защищать права НПО в суде, организации будет предоставляться соответствующая помощь».

У Кривонос разворачивающаяся ситуация вызывает лишь грустную усмешку: «Вот вам результаты новой бюрократии – тысячам организаций грозит ликвидация по итогам этого процесса».

Положение российских офисов «Беллоны»
Как говорит Кривонос, отделения «Беллоны» в России – в Санкт-Петербурге и Мурманске – оба успешно в течение нескольких месяцев выдерживали проводимые Росрегистрацией «выборочные проверки», ревизии, на которые у этой инстанции теперь есть вновь полученные полномочия. Сейчас, по словам юриста, «Беллона» в России достаточно подготовилась к тому, чтобы выстоять и в процессе перерегистрации.

«Мы оформили всю документацию, поставили галочки во всех правильных местах, – сказала Кривонос, добавив, впрочем, – «этот процесс абсолютно произволен, и власти могут придраться даже к самым безупречным заявлениям».

Яркой иллюстрацией ее слов может послужить совсем недавний опыт, через который пришлось пройти санкт-петербургскому офису «Беллоны», когда прошлым летом Росрегистрация указала организации на так называемое «налоговое правонарушение» в соответствии со статьей о «грубом нарушении правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения». Имелось в виду, что «Беллона» якобы укрыла от налогообложения «доходы от рекламы», якобы полученные вследствие договоренностей с Генеральным консульством Нидерландов и Генеральным консульством Великобритании. По договорам, используя средства двух стран в своих образовательных программах, «Беллона» обязана была при проведении мероприятий называть благотворителя.

Подобного рода финансирование различных программ и организаций предоставляется консульствами в разных странах по всему миру. То, о чем просят взамен дипломаты – это всего лишь нескольких публично произнесенных слов благодарности в их адрес. Для «Беллоны» же простой жест признательности в соответствии с обязательствами по договорам вылился в обвинение в «рекламе» двух консульств, – после чего «дело» было передано в налоговые органы.

Чарльз Диггес

charles@bellona.no