Куршская коса: превратится ли национальный парк в зону?

ingressimage_IMG_4263-1..jpg

Застройка с оговоркой
После разосланных официальным лицам запросов и распространенного в СМИ заявления «Беллоны» и «Экозащиты» с требованием отмены поспешных и необоснованных решений, зафиксированных в проекте протокола совещания в МЭРТ от 26 марта 2008 года «О создании на территории Зеленоградского района Калининградской области туристско-рекреационной экономической зоны (ТРОЭЗ)», категоричности в нем поубавилось. Если в проекте протокола пункт 1 читался как «Для включения в границы ТРОЭЗ в Калининградской области определить следующие участки», то в окончательной версии, подписанной участниками совещания, пункт 1 выглядит следующим образом: «Принять к сведению информацию МПР России и Росприроднадзора о согласовании включения в границы ТРОЭЗ в Калининградской области следующих земельных участков».

Далее как в документе, так и в его проекте, перечислены четыре земельных участка, по которым экологи в своем заявлении дали обширные комментарии, описав характер и роль расположенных на них экосистем, а также обозначив возможные негативные последствия какого-либо хозяйственного вмешательства на этих природных территориях. Однако если сначала этот список представлял собой перечисление отдаваемых на «освоение» участков, то теперь это перечисление с оговорками:

«— земельный участок общей площадью 35 га, расположенный в корне косы в лесных кварталах № 71, 75, 76;
— часть территории кадастрового квартала…, граница которой с южной стороны проходит по Куршскому заливу, на северо-запад по границе лесных кварталов 67, 66, 59, затем на север по границе лесных кварталов 53, 56, и на юго-восток до Куршского залива по границе жилой застройки, общей площадью около 160 га. Из состава участка исключается акватория озера и ее прибрежная защитная полоса в кварталах 53, 56 и 85 (курсивом выделена новая редакция документа – Г.Р.);
— земельный участок общей площадью около 20 га, расположенный в лесных кварталах № 12, 13, 14. С юго-востока он граничит с автодорогой Зеленоградск-Нида, а западная часть проходит по границе Балтийского моря. В границах данного участка недопустимы вырубка лесных насаждений, а также разрушение и повреждение авандюны;
— земельный участок общей площадью около 100 га, расположенный в лесном квартале № 12, граница которого с правой стороны проходит от автодороги Зеленоградск – Нида, на юго-восток по границе лесных кварталов № 12 и 13 до жилой застройки пос. Морское, далее на северо-восток по границе Куршского залива и на северо-запад по квартальной просеке между кварталами № 12 и 11. В границах данного участка недопустима вырубка лесных насаждений хвойных пород».

«Победы экологов пока не выглядят решающими, но если, например, знать, что весь земельный участок № 3 состоит из хвойного леса, авандюны и пляжа, а на участке № 4 как раз исключительно хвойный лес, то получается, что на этих двух участках особенно и не размахнешься», — комментирует «Беллоне.Ру» заместитель директора национального парка Куршская коса Александра Королева.

А тут еще в Калининграде в битву за косу на стороне «экологов-общественников» вступил даже их всегдашний оппонент, «эколог-профессионал», заместитель председателя комитета облдумы по сельскому хозяйству, землепользованию, природным ресурсам и экологии Феликс Алексеев, призвавший со страниц газеты «Калининградская правда» «поднимать волну общественного несогласия с попыткой превратить национальный парк в карикатурное подобие Рублевки».

Пока никем не защищенным остается самый уязвимый участок № 1, в корневой части косы. «Надеюсь, возобладает элементарная расчетливость, и на этот участок никто не покусится, так как он представляет из себя болото, образовавшееся на месте древнего пролива», — отмечает Королева.

Между тем, по мнению специалистов, наиболее реальной и опасной угрозой для косы в настоящее время являются прорывы моря и появление новых проливов и протоков, которые вызовут нарушение целостности косы, осолонение вод залива и создадут угрозу существованию Клайпедского порта. Поэтому начинать строительство на этом, самом низком, участке косы едва ли стоит, если только не хочется насолить Литве и снова сделать пролив на нашей части косы: тогда воды Немана устремятся к нам, порт обмелеет, а экономика соседей изрядно пошатнется. Может быть, весь грандиозный замысел ради этого?

А был ли парк?
В своем заявлении экологи выразили возмущение не только самой идеей создания ТРОЭЗ на Куршской косе, реализация которой ставит под угрозу существование этой уникальной природной территории как таковой, но и чиновничьей закрытостью принимаемых решений, тем более неприемлемой, когда речь идет о территории, обладающей статусом национального парка и объекта Всемирного природного и культурного наследия ЮНЕСКО.

Экологи потребовали общественного обсуждения этих планов с предоставлением проектной документации, включающей оценку воздействия на окружающую среду, а также проведения государственной экологической экспертизы проекта. По данным «Экозащиты», в разработке материалов на конкурс ТРОЭЗ, подготовленных региональным правительством, не участвовали сотрудники национального парка, не привлекалась общественность.

30 октября 2006 года межведомственная конкурсная комиссия во главе с министром экономического развития и торговли Германом Грефом рассмотрела презентации семи регионов-участников конкурса, вышедших в финал: Иркутской области, Бурятии, Алтайского края и Республики Алтай, Краснодарского и Ставропольского краев, а также Калининградской области, правительство которой представило проект турзоны на Куршской косе, предусматривающий масштабное строительство на особо охраняемой территории и увеличение потока ее посетителей до миллиона человек в год.

Экологи полагают, что при подготовке документов, представляющих косу на конкурсе ТРОЭЗ, не было сделано никаких указаний на то, что это территория национального парка: во всяком случае, в презентации, сделанной по заказу регионального правительства, упоминания об этом нет.

Когда в июле 2007 года представители компании Roland Berger Strategy Consaltants, которая по заказу Федеральным агентством по развитию ОЭЗ разрабатывает концепции всех турзон, планирующихся к созданию в России, посетили Куршскую косу, впервые состоялись консультации с сотрудниками национального парка. Разработчики проекта могли убедиться, что в соответствии с Положением о национальном парке, опирающимся на Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях», возможность строительства на косе существует только в черте поселков и только при условии соответствия объекта целям и задачам нацпарка. Таким образом, возвести там все с размахом запланированные объекты: 60 мини-отелей, 11 крупных гостиниц, международный конгресс-центр, детский оздоровительный лагерь, международный экологический лагерь, туристско-спортивный комплекс и прочее будет нелегко. В результате проект туристической зоны на косе существенно видоизменился: было предложено развивать элитный отдых не для миллионов, а для избранных в фешенебельном туркомплексе на одном-единственном участке возле поселка Морское.

Однако в ноябре 2007 года проект турзоны в таком виде Министерство природных ресурсов забраковало, — как теперь выясняется, лишь для того, чтобы при поддержке регионального правительства, которое не в силах просто так расстаться с перспективой получения 1,8 миллиарда предназначенных для ТРОЭЗ федеральных рублей, протолкнуть кому-то выгодный первоначальный вариант повсеместной застройки косы?

Видимо, ожидаемый «экономический эффект» от превращения косы в «один из самых привлекательных туристско-рекреационных центров Европы», о чем толкуют в региональном правительстве, настолько застит свет, что можно упустить из виду такие установленные законодательством вещи, как необходимость учитывать мнение общественности и соблюдать режим особо охраняемой природной территории.

Затоптать косу…
Директор национального парка Куршская коса Евгений Снегирев, как и его предшественник, не раз высказывал сомнение в целесообразности размещения турзоны на косе. По мнению специалистов парка, строительство крупных туристических объектов в границах национального парка и размещение в них планируемого количества туристов нанесет непоправимый вред этому уникальному природно-ландшафтному комплексу и культурно-историческому наследию косы.

Уже сейчас рекреационный пресс, наряду с последствиями урагана 1999 года, является важнейшим фактором, оказывающим негативное влияние на косу. Количество посетителей нацпарка возросло за последние десять лет с 25 до 200 тысяч человек в год — без всякой особой турзоны. Ежедневная максимальная нагрузка была оценена учеными в 5000 (по другим данным — в 7000) человек в день, включая местных жителей (1600 человек).

«Увеличение количества посетителей национального парка, как предполагается в рамках развития ТРОЭЗ, до миллиона в год, может оказать катастрофическое необратимое воздействие на Куршскую косу», — добавляет Королева.

…можно и без ТРОЭЗ
Турзоны на косе пока еще, слава богу, нет, и даже сезон еще не начался, но народ уже потянулся в национальный парк – то ли наслаждаться природой, то ли вредить ей. В минувшие выходные инспекторы во время своих обычных рейдов выявили ряд грубых нарушений природоохранного законодательства и составили протоколы на нарушителей правил поведения в национальном парке – в основном любителей полюбоваться морскими видами, не выходя из автомобиля.

bodytextimage_IMG_0885_sm.jpg

Между тем каждый посетитель, въезжающий в национальный парк, вместе с квитанцией об оплате, получает буклет, содержащий всю информацию о правилах поведения на территории парка. «Настоятельно рекомендуем читать и выполнять эти несложные правила: не жечь костров и не ставить палаток, не рубить деревьев, парковать машины только в установленных местах, а к морю выходить по специально обустроенным переходам через авандюну. И деньги сбережете, и здоровье – пешком ходить полезнее, чем ездить на машине. Надеяться на то, что машину, укрытую в лесу, не заметят, не стоит: инспекторы по охране территории работают на совесть», – говорится в пресс-релизе администрации парка.

Это подтверждает история, зафиксированная в протоколе на наиболее «выдающегося» субботнего нарушителя. «Некто М., коммерческий директор, решил посетить один из туристических маршрутов национального парка — «Высоту Мюллера». Но предпочел это сделать не пешком, и въехал на дюну на автомобиле «Тойота». А потом два часа прятался от обнаруживших его машину инспекторов, надеясь, что они уйдут, и он сможет уехать», — рассказала Александра Королева.

Галина Рагузина

ragunna@gmail.com