Заметки с Севера — размышления после споров о ядерной энергетике

ingressimage_DSC_5311.JPG Photo: Алексей Попов

Семинар с сауной
Как известно, есть такой вид деятельности — выездные семинары. Еще в комсомольской юности довелось мне “выезжать” на “школы актива”. Туда люди ездили не лекции о светлом будущем послушать, а время хорошо провести, в меру своей испорченности — кто за водкой, кто за сексом, кто и за тем и за другим…

И в наше время также бывают выездные семинары. Вот, например, организация “Беллона-Мурманск” уже второй раз выездной семинар для журналистов проводит. Называлось мероприятие — семинар “Ядерная и радиационная безопасность на Северо-Западе России”, но проходило все это не в России, а на уютной базе отдыха в соседней Норвегии, близ Киркенеса. Вообще-то организаторы называли это семинаром для журналистов, а выбор места проведения объясняли просто — во-первых, там удобнее, во-вторых, оттуда участники не разбегутся — все, кто приехал, все на заседания ходить будут. Возможно, идея хорошая, но плата за удобства — по 6 часов в автобусе в день заезда и отъезда, визы, страховки, ну и для иногородних — по два лишних дня ночевок в Мурманске. Если бы семинар прямо в Мурманске был, то не 2 дня можно было бы о безопасности рассуждать, а все 4. Но, возможно, участники бы “разбегаться” стали. Не знаю, как лучше. Но, безусловно, хорошо, что организаторы хоть так попытались стимулировать журналистов грамотно освещать проблемы “Ядерной и радиационной безопасности”.

Конфликт позиций
Состав участников был таков — представителей атомной индустрии — 6, представителей экологических организаций — 6, а также 12 журналистов и 6 представителей Мурманской и Норвежской Беллоны.

Известно, что если по вопросу “Ядерной и радиационной безопасности” в обществе существует согласие — всем, конечно, хочется как можно больше “безопасности”, то вот по вопросу обеспечения этой самой безопасности есть разные точки зрения.

Некоторые (в основном, представители атомной индустрии), считают, что всякие АЭС, АПЛ и пр. “объекты” надо продолжать строить, только вот побольше денег в “безопасность” вкладывать. Но есть и другая точка зрения, что раз АЭС — это радиационно-опасные объекты, раз вероятность повторения Чернобыля не исключена, раз никто в мире не знает безопасного способа обращения с ядерными отходами, — то и не стоит подвергать граждан лишним неоправданным рискам, а от опасной ядерной энергетики надо отказываться.

Такую позицию отстаивают общественные экологические организации, и, как показали недавние опросы РОМИР, так же думает большинство жителей Мурманской области. Напомню, лишь 2% мурманчан видит в будущем атомную энергетику как один из приемлемых источников энергии. То есть симпатии населения явно на стороне осторожных экологов, а не радикальных атомщиков.

Итак, налицо два принципиально разных подхода — или за развитие атомной энергетики, или за ее свертывание. И какой-то “золотой середины”, “компромисса” тут быть не может просто по самой сути проблемы. Жаль, что организаторы семинара этого не учли и постарались всячески конфликт позиций сглаживать.

Забавно выглядела программа семинара, где сторонникам атомной энергетики было предоставлено даже больше возможностей выступить, чем критически настроенным экологам. И если выступления экологов были направлены именно на дискуссию вокруг принципиального вопроса о необходимости постепенного отказа от использования атомной энергии, то атомщики предпочли говорить на технические темы, в основном, про дозиметрический контроль.

И, удивительно, но, например, с Кольской АЭС, за скорейшее закрытие которой выступают экологи, на семинар приехали не штатные пропагандисты из Отдела по связям с общественностью, а начальник лаборатории дозиметрии, с докладом “Радиационный мониторинг в районе Кольской АЭС”. Ну нет у экологов претензий к дозиметристам! Спасибо им, что делают свою работу. Претензии есть к политикам, как-то позабывшим про Чернобыль и к тем самым оплаченным штатным пропагандистам, но они от дискуссии уклоняются.

Правда, было два забавных участника. Один из С.-Петербурга, представлял Ядерное общество России. Ну, есть такое общество любителей АЭС, да нет у него ни авторитета, ни поддержки, кроме поддержки атомщиков… Другой, местный, мурманский — от организации со странным названием “Общественный совет Мурманской области по безопасному использованию атомной энергии”. Название это кажется мне странным, ибо пока не известно никакого “безопасного” способа использовать ядерную энергию. Или реактор “дыхнет” радиацией, или вообще — взорвется.

А если не взорвется, то никому не ясно как обходиться с ядерными отходами, которые каждый реактор в больших количествах производит. Но вот родилась в недрах Росатома идея – создать “Советы”, где всем говорить о том, что ядерная энергетика, якобы, может быть безопасной… Так этот вот “советчик” забавно себя вел — когда мог, на экологов нападал, но когда его напрямую спросили, он за развитие ядерной энергетики или за ее сворачивание, заюлил, застеснялся, ответил, что он, мол, пока не определился. Вот так — человек в Совет спонсируемый Росатомом вошел, но сам мнения по основному вопросу не имеет. Или имеет, но не говорит. Пока он там только на общественных началах, вот станет зарплату получать, может и определится?

Вообще, это тенденция. Атомщики стараются себя представлять некими технарями, такими вот специалистами-профессионалами. А нелегкую работу по убеждению населения и обеспокоенной общественности в том, что у них в отрасли проблем нет, что реакторы безопасны, что последствия Чернобыля минимальны, что радиация в малых дозах, вообще-то, полезна — всю эту пропаганду и ложь они вот на такие “Ядерные общества” и “Советы по безопасной атомной энергии” перекладывают.

Конечно, хитрый план — но очень уж жалко выглядят такие “неопределившиеся” защитники старых и опасных АЭС…

О шакалах и зарубежной помощи

Не мог не всплыть на семинаре и вопрос о широком потоке денег, идущем от некоторых западных стран некоторым российским атомщикам. Недавно уходящий президент Путин грозно высказался о врагах, “шакалящих у иностранных посольств” в поисках грантов.

Вот они — мурманские ядерные шакалы — Кольская АЭС, с огромными вливаниями от Норвегии и ряда других стран “на безопасность”, РТП “Атомфлот”, выклянчившее у той же Норвегии при помощи “Беллоны” деньги на строительство “деревни Лепсе” — бытовок для матросов, обслуживающих старенькое судно Лепсе, превращенное в склад радиоактивных отходов, ОАО “Мурманское морское пароходство”, выпросившее грант ЕБРР в 54 миллиона Евро на “безопасность” стареющего флота атомных ледоколов.

И все это при том, что у России, вроде, в настоящий момент с финансами все в порядке, и уж на латание дыр старой Кольской АЭС, на утилизацию Лепсе и на ледокольные проекты средства найти вполне возможно. Но атомщики, видимо, привыкли жить за счет зарубежных грантов — то ли загранпоездки их привлекают, то ли еще что. Но не желают они Путина слушать и на финансирование из российских источников переходить. Странная ситуация, но присутствовавших на семинаре журналистов она не заинтересовала, видимо, сработал штамп, что “шакалы” — это экологи, а никак не атомщики…

О культуре дискуссий и пользе сауны
Так получилось, что на семинаре были две не только идеологически, но и стилистически различные группы. Представители атомной индустрии — солидные дяди, в основном пенсионного и предпенсионного возраста. Экологи — разновозрастная и разношерстная группа, в которой выделялись студенты из Мурманской организации “Природа и Молодежь” и Архангельской организации “Этас”. И конфликт по поводу мыслей о судьбе ядерной энергетики не мог не принять “межпоколенческий” характер.

Со стороны атомщиков были и совершенно хамские попытки указывать оппоненту на его возраст и пытаться доказать, что юный возраст — признак глупости. Но и среди экологов оказались люди постарше, да и с образованием профильным, да и с опытом работы и на АПЛ, и на атомных ледоколах, — студентов в обиду не дали. Но все же осталось неприятное ощущение от заявлений типа: “я старше, значит я умнее”.

Замечу, что такой стиль ведения дискуссий не в первый раз применяется мурманскими атомщиками. Так, два года назад, на похожем семинаре, дама из отдела по связям с общественностью Кольской АЭС, в ответ на заявление студенток из той же организации “Природа и Молодежь”, что КАЭС давно пора закрыть, буквально впала в истерику и кричала: “Вас надо за это ремнем по попкам хлопать!”… Вот такой “конструктивный диалог”.

Итак, все выступления на семинаре можно разделить на два типа. Атомщики говорили о том, как хорошо каждый из них делает свое дело – кто-то занимается поверкой приборов, кто-то этими приборами измеряет уровень радиации, кто-то утилизирует АПЛ, кто-то занимается судами-хранилищами ядерных отходов… И каждый из них, в пиджаке и галстуке, выглядел уверенным в себе профессионалом. Но это не имело отношения к главному вопросу – нужна ли ядерная энергетика вообще, приемлемы ли риски, можно ли без нее обойтись. Представители же экологических организаций говорили о другом: об опасностях атомной энергетики, об авариях и рисках, о ядерных отходах, о мировой тенденции, выражающейся в отказе от опасных ядерных технологий.

Забавным мне показался эпизод, когда атомщики все же решили атаковать студентов из Архангельска, рассказывающих, что и на ледокольных реакторах были и происшествия, и аварии. Студенты показывают слайд, где некоторые аварии перечислены. “Вы не можете об этом говорить!”, – перебивая докладчика кричит один из сотрудников пароходства. “Но, позвольте, в эти дни, на этих ледоколах действительно были аварии”, – возражает Александр Никитин, известный эксперт по атомным судам и кораблям. “Да, происшествия были, но студенты не могут об этом знать, все же было засекречено!”, – открывает тайну “безаварийности” ледоколов атомщик. Вот такой, конструктивненькй диалог – аварии были, но говорить о них нельзя, потому что они секретные…

Интересно было наблюдать за реакцией атомщиков в ходе полемики. Они осознали, что среди экологов есть специалисты и по атомным подводным лодкам, и по АЭС, и по ветроэнергетике, готовые спорить грамотно и аргументировано. Оказалось, что их стандартные лозунги (“прогресс не остановить”, “без АЭС мы все замерзнем”), лозунги, сугубо эмоциональные, не находят поддержки и выглядят глуповато на фоне продуманной аргументации противников ядерных экспериментов. И атомщики решили, что в открытую им не переубедить оппонентов. Поэтому вечером, в сауне, они попытались ударить по, как им казалось, “слабому звену”, по студентам, провести, так сказать, охмурение. Забавно, что одним из аргументов любителей сауны было то, что ледокольные реакторы, якобы, не нарабатывают плутоний, наиболее опасный элемент ядерных отходов. То ли физики они не знают, то ли приврать решили, то ли выпили перед сауной лишку… Но эпизод показателен – атомщикам психологически трудно признать, что их отрасль ненадежна и опасна, вот и выдумывают всякую чушь и по углам ее рассказывают. Ведь нет у них аргументов для нормальной дискуссии, правда, нет.

Об отражении всего этого в прессе
Ну очень интересно, как все это увидели журналисты. Корреспондент интернет-издания b-port просто давала каждый день несколько сообщений с изложением выступлений участников. Журналистка государственной телекампании в конце заявила, что экологи ее не убедили, хотя задача кого-то убеждать просто не стояла, не дали организаторы такой возможности. Вобщем, в Норвегии экологи и атомщики спорили об атомной энергетике…

Мне кажется, урок этого семинара прост и очевиден. Если в обществе есть мнение, что атомная энергетика – опасная и дорогая вещь, и что от нее лучше отказаться по примеру Германии, Швеции, Бельгии, Италии, Австрии и других стран, то игнорировать это не стоит. И не стоит верить в какой-то “конструктивный диалог”, “сближение позиций”. Ведь атомщики никогда не признаются, что они ошиблись с выбором профессии и будут отстаивать свое “право” продолжать атомные эксперименты – вплоть до следующего Чернобыля. А если есть две противоположенные позиции – радикальных атомных экспериментаторов и осторожных экологов, то и надо эти позиции обсуждать, аргументы выслушивать. А дозиметристы еще долго после закрытия последней АЭС нужны будут, ведь период полураспада плутония – 24 тысячи лет…

Для тех, кому интересно, как именно журналисты рассказали читателям и зрителям о том, что же происходило на этом семинаре предлагаю пройтись по приведенным ссылкам.

Журналисты обсудили проблемы ядерной энергетики
http://www.pomoyka.org/index.php?id=1747

Во время семинара не раз завязывались ожесточенные дискуссии между противниками и сторонниками использования ядерной энергии.
Представители экологических неправительственных организаций, среди которых лидировал Андрей Ожаровский («Экозащита») выступали за прекращение работы атомных электростанций, приводя в качестве основного аргумента положение о том, что до сих пор во всем мире не решена проблема утилизации ядерных отходов. Кроме того, влияние малых доз радиации, которые выбрасывают АС, на окружающую среду и человека изучены очень плохо. Однако, согласно исследованиям, проведенным в Германии, число заболеваний лейкемией в районах, приближенных к АС, значительно выше, чем в районах отдаленных.
Сторонники использования ядерной энергии апеллировали к экономическим факторам и нормативам. С их точки зрения, атомные электростанции не оказывают существенного воздействия на экологию регионов, а выбросы находятся строго в пределах нормы, регулярно проводятся необходимые измерения, и вероятность аварии подобно Чернобыльской весьма мала.


Андрей Ожаровский: «Ядерная энергетика – тупиковый путь развития, отсталые опасные технологии прошлого века»

http://www.b-port.com/news/archive/2008-02-29-12/

Председатель экологической организации «Природа и Молодежь» Виталий Серветник в своем выступлении на тему «Безопасное будущие КАЭС» отметил, что атомная энергетика – неоправданно опасный способ получения энергии. «АЭС, в том числе и Кольская, имеют целый ряд строительных, конструктивных и других недостатков. КАЭС ежедневно нарабатывает большое количество отходов и выбрасывает вредные вещества. Мы не имеем права так рисковать», – сказал Виталий Серветник.

На семинаре в экологическом центре Сванховд выступил начальник лаборатории охраны окружающей среды отдела радиационной безопасности КАЭС
http://www.b-port.com/news/archive/2008-02-28-29/

«Мониторинг проходит в нескольких пунктах, в том числе на территории АЭС. В контрольном пункте поселка Зеленоборский контролируется вода открытых водоемов, подземные воды, почва, осадки и многое другое», – рассказывает Алексей Смелов. По его словам, Кольская АЭС использует только самое современное оборудование для мониторинга, например, организация активно использует передвижную радиометрическую лабораторию.

В Норвегии журналисты и экологи знакомились с проблемой плавучей техбазы «Лепсе»
http://www.b-port.com/news/archive/2008-02-28-34/

Более подробно рассказал о положении на техбазе «Лепсе» главный радиолог Управления атомного флота ММП Александр Пастухов. «Судно «Лепсе» является одним из самых опасных ядерных и радиационных объектов Северо–Запада России. В хранилищах отработавшего ядерного топлива этого плавучего хранилища размещено 639 отработанных тепловых сборок. Кроме того, на судне находятся жидкие и твердые радиоактивные отходы. Именно поэтому мы должны обсуждать этот вопрос более обстоятельно», – заявил Александр Пастухов, выступая с докладом «Основные результаты технико-экономических исследований по реабилитации судна «Лепсе».

В 2008 году Мурманский центр стандартизации, метрологии и сертификации потратит на обновление технической базы лаборатории поверки средств измерений ионизирующих излучений более 1 миллиона рублей

http://www.b-port.com/news/archive/2008-02-28-24/

Также Сергей Бобр отметил, что предприятие имеет возможность с помощью современного оборудования и опытных специалистов проводить испытаний всех видов дозиметрических приборов. «Контрольно-аналитическая лаборатория в том числе проводит анализ качества лекарств, поставляемых в Мурманскую область. И, конечно, эта лаборатория ведет контроль качества нефтепродуктов», – отметил Сергей Бобр.

Андрей Золотков, председатель правления «Беллона – Мурманск», выступил на семинаре «Ядерная и радиационная безопасность на Северо-Западе России»

http://www.b-port.com/news/archive/2008-02-28-11/

Андрей Алексеевич подробно рассказал об основных источниках радиоактивного загрязнения на Кольском полуострове, затронув в своем выступлении и проблемы объекта в губе Андреева. «Губа Андреева самый большой объект Мурманска. 93 реактора находится в настоящее время в этом широко известном местечке Кольского полуострова» – отметил Золотков.
Среди вероятных источников радиоактивного загрязнения Кольского полуострова были названы предприятия Мурманской области СРЗ «Нерпа» и «Атомфлот». Председатель правления «Беллона – Мурманск» обратил внимание участников семинара на то, что ФГУП «Атомфлот» расположен на расстоянии всего лишь 2 километров от жилых кварталов.

Семинар «Ядерная и радиационная безопасность на Северо-Западе России» начал работу в экологическом центре Сванховд
http://www.b-port.com/news/archive/2008-02-28-8/

Первым в дискуссию вступил представитель группы «Экозащита!» Андрей Ожаровский . «Проблема радиоактивных отходов – нерешенная проблема. И я рад, что Олег Муратов признает это! Убить радиацию невозможно», – заметил эколог.
Оппоненты экологов-активистов – представители атомной промышленности, предложили назвать хотя бы один альтернативный способ, чтобы прекратить использование энергоблоков Кольской АЭС.
Экологи ответили, что Мурманская область имеет огромный потенциал ветроэнергетики. «Если построить в Мурманской области один ветропарк – это даст возможность прекратить использование одного реактора КАЭС, а создание гидроэлектростанции позволит прекратить использование еще одного энергоблока», – отметил Андрей Ожаровский.

Атом или ветер?

АиФ на Мурмане
http://murman.aif.ru/issues/1427/12_04

Если, по мнению учёных-атомщиков, за ядерной энергетикой — будущее, то общественные природоохранные организации считают, она уже отжила свой век.
Представители атомной промышленности предложили назвать хотя бы один альтернативный способ, который может заменить использование энергоблоков Кольской АЭС. Экологи, считающие энергоблоки отслужившими свой срок эксплуатации, ответили, что Мурманская область имеет огромный потенциал ветроэнергетики.
— Если построить в Мурманской области один ветропарк, это даст возможность прекратить использование одного реактора КАЭС, а создание гидроэлектростанции позволит прекратить использование еще одного энергоблока, — отметил Андрей Ожаровский, представитель группы «Экозащита».

Может ли повториться Чернобыль?
Издание «Североморские вести»
Выпуск N 11 от 14 марта 2008
http://www.b-port.com/info/smi/sv/?issue=3931&article=73071

Есть ли будущее у АЭС, и каково современное состояние атомной промышленности? Эти и другие вопросы обсуждали специалисты различных предприятий, управлений и представители экологических правозащитных организаций на семинаре «Ядерная и радиационная безопасность на Северо-Западе России», который прошел в конце февраля в экологическом центре Сванховд (Норвегия).

Экологи считают, что проблему с ОЯТ не решить, проще перестать его производить, а деньги вложить в реконструкцию гидростанций и развитие возобновляемых экологически чистых источников энергии, например, строительство ветропарков.

На семинаре речь шла о проекте утилизации плавтехбазы “Лепсе”
ГТРК “Мурман”
http://murman.rfn.ru/rnews.html?id=21701&cid=7

Спор в основном развернулся между российскими общественниками и российскими же профессионалами-атомщиками. Центром внимания стала вновь образованная госкорпорация “Росатом”.
Экологический правозащитный центр “Беллону” беспокоит то, что в новой госкорпорации количество проектов может повлиять на соблюдение правил ядерной безопасности. Однако профессионалы уверены в обратном.

Юные экологи из Мурманска и Архангельска ратовали за замену Кольской атомной станции на ветряки и выступали против строительства плавучих атомных станций на северодвинском “Севмаше”.

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com