Суд не признал незаконными изменения генплана

ingressimage_spb-map.jpg Photo: maps.google.com

Тем самым права петербуржцев на законное и цивилизованное участие в жизнедеятельности и развитии своего города, по мнению «Беллоны», так и остались, увы, проигнорированными.

Напомним, что заявление было подано в суд в интересах инициативной группы граждан муниципального образования «Озеро Долгое», настаивавших на проведении повторных и полноценных публичных слушаний по внесению изменений в генплан Петербурга.

Слушания в Приморском районе, где предполагалось обсудить более 100 поправок, проводились прошлым летом, в разгар отпусков. Это уже само по себе давало мало шансов на полноценное участие 400 тысяч жителей района в обсуждении жизненно важных для них перемен.

Перемен, учтем, принципиально важных, поскольку речь в новой версии генплана идет об изменении статуса участков зеленых насаждений, урезании либо значительном повреждении привычных парковых зон, мест для гуляний и отдыха, да и просто – проблемах проживания с растущими как на дрожжах новыми автомобильными развязками, автостоянками, гаражными массивами и прочими атрибутами современного урбанистического быта.

Но вместо того, чтобы дать горожанам возможность воочию ознакомиться с грядущими планами, местные власти постарались провести эти слушания в самые сжатые сроки, в малоудобной обстановке, чтобы ненароком излишне не взбудоражить общественность. Ликвидировав тем самым возможную волну нежелательных претензий.

По оценке юриста «Беллоны», Ольги Кривонос, представлявшей в суде инициативную группу жителей муниципального образования «Озеро Долгое», публичные слушания по изменениям в генплан, по существу, были скомканы и фактически проводились формально, «для галочки».

По мнению заявителей, собранный заявителями материал для суда убедительно доказывал такое положение вещей.

«Публичные слушания длились более трех часов, подготовленный администрацией зал не вместил всех желающих, экспозиция представляла собой карты всего Петербурга без обозначения улиц, — говорит Ольга Кривонос. – Слушания проводились лишь однажды и централизованно, а не 8 раз – по количеству муниципальных образований района, как это предусматривает ч. 3 ст. 63 Градостроительного кодекса РФ».

В результате при большом скоплении народа (более 300 человек) далеко не все вопросы можно было осветить достаточно подробно и детально, а тем более – в силу напряженного регламента и сжатых временных рамок – высказать какие-либо замечания.

Таким образом, доступ к важной для горожан информации, как и ее обсуждение оказались крайне ограниченными и неполноценными, что и пытались доказать на сегодняшнем заседании суда жители.

Генеральный план является основным градостроительным документом. Он определяет жизнь города на несколько лет вперед. И опасения петербуржцев, вызванные все более активизирующимся уничтожением парков и скверов, строительством на их месте автозаправочных станций, возведением под их окнами паркингов и автотрасс, вполне обоснованы и понятны.

По всей видимости, такую же глухую и нелояльную позицию разделяют и судебные инстанции. Общественное мнение на весах Фемиды явно уступает весомости аргументов высокопоставленных лиц. Показательно, что судебные заседания переносились то из-за неявки в суд представителей ответчика – администрации Приморского района Санкт-Петербурга, то из-за непредставления ими документов по запросу суда.

По словам заявителей, суд игнорировал и пытался оставить без обсуждения острые и пикировавшие представителей администрации вопросы, приняв с пониманием их демонстративный отказ от прений. Приморский районный суд по существу так и не принял к рассмотрению ни один из доказательных аргументов со стороны истца, но с готовностью внял доводам противоположной стороны.

По словам Ольги Кривонос, если бы Приморский районный суд удовлетворил заявление инициативной группы жителей Озера Долгое, то это явилось бы прецедентом, на который смогли бы ссылаться в судах жители всех муниципальных образований Петербурга. Но этого не случилось. «Беллона» оставляет за собой право апеллировать в вышестоящие судебные инстанции.

Александр Егоренко