Губа Андреева: вопросы, которые остались без ответов

Несколько статей, которые были опубликованы в журнале «Атомная энергия» (АЭ), заставили «Беллону» опять вернуться к теме «Андреева губа» и попытаться понять, что там происходит сегодня.

Летом этого года «Беллона» провела пресс-конференцию в Мурманске, которая, по сути, превратилась в дискуссию между нами и руководством «СевРАО». Кроме этого наш корреспондент в Москве встретился с ученым, авторами статей в «Атомной энергии», и мы благодарны им, что они изложили свою позицию относительно ситуации в Андреевой губе.

В статьях журнала АЭ т.101, вып.1 довольно смело, и откровенно, без каких либо оговорок, были даны прогнозы о возможных ядерных угрозах на этом объекте. Но затем, на встречах, ученые и представители «СевРАО» постарались максимально смягчить ситуацию и успокоить, что ничего страшного нет, и не может быть. Мы с пониманием отнеслись к этому, но тем не менее, то, что мы узнали во время этих встреч, «Беллону» полностью не удовлетворило и вызывало определенные вопросы.

Ядерная опасность
Все участники состоявшейся дискуссии согласились с тем, что условия хранения ОЯТ в Андреевой губе плохие и в таких условиях не исключена авария, сопровождающаяся самопроизвольной цепной реакцией. В тоже время, ученые утверждают, что вероятность такой аварии равна 10-8. Такая мизерная величина вероятности события, по всей видимости, должна всех успокоить. И нам сегодня ничего не остается, как в это поверить. Однако, у «Беллоны» остались сомнения, которые не развеяны и вопросы, прежде всего, относительно состояния ядерного топлива в ячейках и прогнозов о возможных ситуациях при его выгрузке.

В статьях АЭ т.101, вып.1 однозначно было сказано, что все ячейки блока 2Б заполнены водой. Кроме этого «… надежно зарегистрировано наличие в воде (в ячейках) альфа-излучающих радионуклидов. Так внизу ячейки 1147 удельная активность 137Cs составляет 8,9 x 107 Бк/л, 90Sr – 7,2 x108 Бк/л, альфа-излучющих нуклидов – 5,4 х 104 Бк/л. Это свидетельствует о контакте топлива с водой, вследствие чего в воду переходят не только продукты деления, но и актиноиды…».

Блок 3А также заполнен водой неизвестного происхождения. Обследование этого блока не производилось (по крайней мере, нам об этом не известно). Таким образом, состояние тепловыделяющих сборок в этих блоках остается неопределенным. Заверение ученых, дававших интервью, в том, что оболочки тепло-выделяющих элементов (ТВЭЛ) не разрушены, а лишь слегка растресканы (есть микротрещины) ничем не подтверждается, кроме как предположениями. Наоборот, выше приведенная фраза из статьи свидетельствует о значительных разрушениях оболочек ТВЭЛ. Таким образом, все еще остаются вопросы по поводу состояния тепло-выделяющих стержней (ТВС).

До конца нет уверенности относительно ядерной безопасности при выполнении в будущем работ с топливом. По нашим данным, выполненные расчеты относительно ядерной безопасности не настолько оптимистичны как было сказано в интервью. Например, при обследовании не заполненного водой блока 2А, сотрудники ФГУП НИКИЭТ не стали вынимать чехлы из ячеек, поскольку расчетный анализ возможности возникновения самопроизвольной цепной реакции (СЦР), на который ссылается НИКИЭТ, не подтвердил ядерную безопасность этой операции.

Так указано в официальном отчете этих исследований.

Таким образом, сегодня мы не имеем точных и объективных данных обследований состояния ОТВС во всех трех блоков сухого хранения (БСХ), а имеем противоречивые теоретические оценки. Консервативные расчеты ядерной безопасности, о которых говорят ученые, достаточно оптимистичны, но не подтверждены объективными данными обследований. Кроме этого, нет точных технических решений того, каким образом будут выниматься тепловыделяющие сборки из чехлов, а чехлы из ячеек. В процессе выше упомянутого обследования блока 2А, который находиться в намного лучшем по сравнению с 2Б и 3А состоянии, более 30% ячеек вскрыть не удалось. Разжимной домкрат, развивающий усилия 500 кг, не смог преодолеть сцепления между стенкой ячейки и крышкой. Не ясно как, например, будут вытаскивать приржавевшую (прикипевшую) к стенке пенала ОТВС, которую обнаружили при выше упомянутых обследованиях которая, по всей видимости, не единственная в этом хранилище. Поэтому мы должны быть готовы к другим различным сюрпризам, которые появятся во время выгрузки.

Проект по выгрузке ОЯТ из БСХ

Больше всего вопросов вызывает проект по выгрузке отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) из блоков сухого хранения, вернее отсутствие этого проекта.

Осенью 2006 года в Мурманске прошли слушания по обоснованию инвестиций (ОБИН) в инфраструктуру обращения с ОЯТ и радиоактивных отходов (РАО) на территории ПХВ в губе Андреева. В это же время был представлена Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС), разработанная в рамках Обоснования инвестиций (ОБИН).

На слушаниях были обнародованы предложения по генеральному плану проектирования и строительства зданий и сооружений в губе Андреева. Но самого проекта выгрузки ОЯТ и дальнейшего обращения с ним на данный момент (сентябрь 2007 год) еще не существует. Возникает вопрос, каким образом собираются в 2008 году начинать выгрузку ОЯТ, если в генеральном плане сказано, что общая продолжительность строительства инфраструктуры составит 51 месяц (почти 4,5 года). По-видимому, в лучшем случае выгрузку ОЯТ могут начать лет через пять. Поражает такая неторопливость при нарастании с каждым годом реальной ядерной опасности исходящей от хранилища. К моменту начала выгрузки топливо в таком плачевном состоянии будет находиться в хранилищах в общей сложности около 30 лет.

Следует не забывать, что два блока из трех заполнены водой, которая каждую зиму замерзает, а весной размерзается, разрушая все, в том числе и металлические конструкции. Ржавчина и замерзающая вода превращает будущую операцию по выемке ОЯТ в чрезвычайно опасное занятие. В течение десяти лет, начиная с 1997 года, когда стало возможно привлекать средства, в том числе зарубежные, практически не сделано никаких шагов направленных на снижение ядерной опасности ОЯТ.

Только сейчас начинается разработка проекта инфраструктуры для выгрузки ОЯТ, о чем говорили ученые, дававшие интервью нашему корреспонденту. До 2005 года никаких шагов по разработке проекта инфраструктуры, а также технологии выгрузки ОЯТ из блоков сухого хранения (БСХ) не предпринималось. Все были увлечены борьбой с терроризмом и строили заборы.

Российская сторона ссылается на отсутствие средств, а западные партнеры на отсутствие решений со стороны российских ведомств. Чем руководствовались экс- и нынешние руководители из Росатома, не разрабатывая комплексный план а, требуя от западных партнеров деньги отдельно только на дороги, санпропускники, котельни, гаражи, заборы и т.д., сказать трудно. Может быть вся эта мелкая инфраструктура и нужна, но она не определяет главного – снижения ядерной опасности. Такая политика властей привела к тому, что сегодня проблема обеспечения ЯБ в БСХ, оказалась намного серьезней, чем это было двадцать лет назад.

Первым шагом к созданию проекта по выгрузке ОЯТ стал стратегический мастер-план (СМП), который начал разрабатываться в 2003 году под научным руководством академика А.А. Саркисова. Но мастер-план это не проект. И под идеи мастер плана никаких серьезных денег выделять и получать не возможно. На сегодняшний день, на нужды губы Андреевой, начиная с 1995 года, западными странами потрачено не более 50 млн. долларов. Сколько потратила российская сторона, определить сложно. Но судя по цифрам, указанным в интервью явно не достаточно, учитывая, что в генеральном плане по реабилитации губы Андреевой, обнародованном на слушаниях в Мурманске, указано, что инвестиционные затраты на строительство и эксплуатацию инфраструктуры Андреевой губы составят 13500 млн. руб. (т.е. около 540 млн. дол. США).

Расходы на реализацию услуг по обращению с ОЯТ и РАО за пятнадцать лет составят 24700 млн. руб. (986 млн. дол. США). Таким образом, по расчетам российской стороны, для того, что бы Андрееву губу превратить в «коричневую» лужайку необходимо в течении ближайших пятнадцати лет затратить не менее 1,5 млрд. дол. США (т.е. 100 млн. дол. США в год). Это не малые деньги, если, например, исходить из того, что годовой бюджет всей Мурманской области равен примерно 900 млн. дол. США.

Заключение

По мнению «Беллоны», дискуссия о том, является ли опасность возникновения СЦР в БСХ чисто гипотетической или нет, не является определяющей при обсуждении сегодняшних проблем Андреевой губы.

«Беллона» считает, что главным вопросом, который необходимо начинать решать, это вопрос выгрузки ОЯТ. До настоящего времени проекта нет. Сроки и стоимость работ, которые изложены в генеральном плане по реабилитации губы Андреевой, являются явно неприемлемыми для программ международного сотрудничества и для общественности. Как идет финансирование реабилитации Андреевой губы с российской стороны сказать сложно. Если отталкиваться от тех цифр, которые названы в интервью, то это финансирование на порядок меньше того, что необходимо иметь сегодня.

Искусственная закрытость темы Андреевой губы продолжает усугублять ситуацию. Закрытость привела к тому, что на самом ядерноопасном объекте за последние 15 лет не сделано практически ничего для снижения ядерной опасности. Все построенные в Андреевой губе объекты касаются в основном решения вопроса радиационной и физической безопасности.

Западные инвесторы, оставаясь в информационном полу-вакууме, не торопятся финансировать этот проект.

В связи со сложившейся ситуацией «Беллона» полагает, что необходимо незамедлительно определиться с тем, какие приемлемые проекты выгрузки ОЯТ из БСХ существуют сегодня и какова цена и сроки выполнения этих проектов.

Андреева губа является самым приоритетным ядерно-опасным объектом на севере России, который необходимо реабилитировать в возможно кратчайшие сроки.

Игорь Кудрик