Кольская ГМК в сотне лучших в вопросах экологии?!

Критериями оценки являлись экологическая деятельность предприятия, снижение выбросов в атмосферу и водоемы, работа по утилизации отходов производства и потребления, затраты на экологию.

Это именно та компания, против которой прокуратура Печенгского района Мурманской области возбудила уголовные дела по ч. 2 ст. 261 УК РФ (уничтожение и повреждение насаждений, не входящих в лесной фонд, в результате загрязнения вредными выбросами) и по ч. 1 ст. 251 УК РФ (загрязнение атмосферы).
Летом 2007 года в течение 40 дней компания, видя, что поселок Никель Мурманской области (где располагаются плавильные цеха) находится в желтом дыму, слыша жалобы населения о том, что в поселке невозможно дышать, компания не предприняла ровным счетом ничего, чтобы хоть как-то остановить рост концентрации диоксида серы в выбросах.

Естественно, о том, чтобы проинформировать население и контролирующие экологические органы об опасной ситуации, компания не задумалась. Наоборот, когда жители стали обращаться за помощью к экологическим организациям, журналистам и в Ростехнадзор, представители компании отказывались что-либо комментировать вообще.

Оказалось, что по старой русской традиции, во всем виновата погода! Оказывается, во всем виноват ветер, что дул на поселок, а компания об этом не имела никакого представления.

Позже представители КГМК во всем винили неблагоприятные климатические условия и отсутствие датчиков, фиксирующих концентрацию выбросов. Представители крупнейшей российской металлургической компании без какого-либо стеснения говорили о том, что были не в состоянии купить необходимое оборудование, а именно датчики, измеряющие выбросы. Только сейчас они будут приобретать необходимое оборудование.

По словам представителей компании, один датчик все-таки есть, но как назло, в этот период он был сломан. Сам ли он вышел из строя, или помогли – история умалчивает.

Ситуация получилась интересная: компания знает, что каждый год в июне-июле в этом районе дуют северо-восточные ветра (которые гонят выбросы комбината на поселок и норвежскую сторону), но каждый год реагирует на это, как на какую-то неожиданность.

По законодательству, при таких погодных условиях компания должна принимать соответствующие меры по уменьшению концентрации выбросов, уменьшая объемы производства вплоть до полной остановки плавильных цехов. Сколько прибыли при этом теряет компания широкой общественности неизвестно, но видимо, хорошо известно металлургам, поскольку в этом году никаких мер принято не было.
Как это не парадоксально, безумное загрязнение комбинатом окружающей среды, «лунные пейзажи» вокруг поселка и состояние здоровья населения волнуют прежде всего наших ближайших соседей – норвежцев.

В 1997 году на правительственном уровне было подписано Российко-Норвежское соглашение на модернизацию и очистку никельского комбината. Компании ничего не оставалось, как смириться и выполнять условия межправительственного соглашения, по которому она получит 300 миллионов крон при сокращении выбросов в четыре раза за 10 лет. Большая часть установленного срока прошла, а результаты далеки от обещанных.

В сообщении Росбалта также говорится, что: «В последнее время деятельность крупных предприятий с развитием в России общественных экологических организаций стала привлекать внимание экологов и властей регионов, вынужденных учитывать мнение общественности».

Получается, если бы власти не были вынуждены считаться с жителями регионов, которыми она управляет, то там экологическая обстановка была бы хуже не куда.

Анна Киреева

anna@bellona.ru