Барьеры на пути Киотского протокола в России

ingressimage_2d61000ccc917cafd82cf97d31de35b4.jpeg

Об этом говорили представители общественных организаций, науки, бизнеса и органов власти на семинаре «Барьеры для выполнения Киотского протокола, стратегия использования возобновляемой энергии в России и акции на местном уровне для снижения выбросов парниковых газов» 22-23 февраля в Санкт-Петербурге.

Семинар был организован межрегиональной общественной организацией «Друзья Балтики» в партнерстве с Кольским координационным экологическим центром (Апатиты), Институтом консалтинга экологических проектов (Москва) и Российским отделением Всемирного фонда дикой природы (WWF) при поддержке Генерального Консульства Великобритании и Генерального Консульства Королевства Норвегия (С.Петербург), а также Норвежского общества охраны природы, Партнерства по возобновляемой энергетике и энергоэффективности (REEEP), Шведского секретариата неправительственных организаций по кислотным дождям и Трансграничного экологического информационного агентства (ТЭИА).

«Механизмы Киото»
Киотский протокол, составленный на Международной конференции по глобальному изменению климата в декабре 1997 года в Японии и вступивший в силу в феврале 2005 года, представляет собой первое в мире глобальное экологическое соглашение по предотвращению изменений климата.

В настоящее время Киотский протокол ратифицирован 161 страной. Этот документ накладывает на подписавшие его стороны количественные обязательства по ограничению и сокращению эмиссии основных газов, вызывающих парниковый эффект (ПГ): углекислого газа, метана, окиси азота и других на период до 2012 года. Кроме того, соглашение впервые в истории предусматривает использование рыночных механизмов, компенсирующих странам издержки по снижению загрязнения.

Согласно Киотскому протоколу, индустриально развитые страны и страны с переходной экономикой (включая Россию) взяли на себя обязательства по сокращению выбросов т.н. парниковых газов (углекислого газа, метана, закиси азота, а также заменителей фреона) к 2010 году примерно на 5,2% по сравнению с 1990 г. Если учесть, что нынешний уровень эмиссии парниковых газов в индустриально развитых странах превышает показатели 1990 года, то реальные их обязательства в несколько раз выше.

Для того чтобы развитые страны могли сократить свои расходы по выполнению обязательств им предоставлено право использовать экономически эффективные инструменты, так называемые "механизмы Киото". Для выполнения своих обязательств развитые страны могут покупать часть сокращенных объемов выбросов ПГ в других странах. В свою очередь страны, не имеющие количественных обязательств по Киотскому протоколу, могут участвовать в торговле выбросами ПГ через реализацию проектов по Механизму чистого развития (МЧР).

Существенным преимуществом Киотского протокола является гибкость механизмов его осуществления. К таким механизмам относятся: прямая торговля квотами между странами; совместное выполнение обязательств двумя и более странами (с суммарным зачетом общей эмиссии); совместные проекты снижения эмиссии между странами-участниками Протокола (инвестиционные проекты, приводящие к сокращению эмиссии, объемы которого распределяются на тех или иных условиях между участниками); проекты чистого развития (инвестиционные проекты по сокращению эмиссии, ведущиеся совместно странами – участниками Протокола и странами, не участвующими в нем).

Торговля квотами на выбросы ПГ (ТК) (Emission trading – ET) – покупка и продажа разрешений на эмиссии. Статья 17 Киотского протокола учреждает торговлю квотами между сторонами и организована торговля промышленными выбросами на внутренних рынках стран и на международном уровне. В настоящее время организованы две биржи – Чикагская и Европейская.

Проекты совместного осуществления (ПСО) (Joint implementation – JI) – термин, используемый для отражения возможных путей совместного осуществления обязательств. В Киотском протоколе этот термин обозначает возникновение и передачу ЕСВ (ERU) в рамках статьи 6-ой, по которой инвестирование проекта в промышленность одной из стран влечет за собой кредитование эмиссии для инвестирующей страны.

Механизм чистого развития (МЧР) (Clean Development Mechanism CDM) – установленный статьей 12 Киотского протокола механизм выполнения проектов для сотрудничества между экономически развитыми странами и развивающимися странами.

Зачем России механизмы Киото
Таким образом, КП стал первым международным документом, который перевел решение экологической проблемы на экономические рельсы и ввел понятие рынка парниковых газов (РПГ); сейчас нередко используется термин «углеродный рынок».

Специалисты считают, что развитие рынка эмиссий парниковых газов – важнейший инструмент борьбы с глобальным потеплением и оптимистично оценивают перспективы его развития. В 2006 году рынок эмиссий оценивали в 25-30 миллиардов долларов, но к концу десятилетия он может вырасти до 40 миллиардов. Так, в рамках механизма чистого развития Киотского протокола работает уже 500 проектов в 40 странах, сообщает Радио ООН.

«Среди 500 уже утвержденных проектов совместного осуществления нет ни одного российского, – говорит координатор Климатической программы WWF России Алексей Кокорин. – В списке на регистрацию еще более 1000 проектов, среди них около двадцати – из России».

По словам Кокорина, процесс рассмотрения проектов формально предусматривает участие общественности: для того, чтобы выразить свое мнение по какому-либо из проектов, нужно всего лишь зайти на сайт Секретариата Рамочной конвенции по изменению климата ООН, где в разделе «Проекты совместного осуществления» можно оставить комментарий компании-аудитору по любому из представленных проектов.

«Тут важно показать, какое влияние данный проект окажет на окружающую среду в целом и близлежащие районы в частности», – подчеркнул Кокорин.

Эти проекты, основанные на чистых технологиях, осуществляются в развивающихся странах благодаря инвестициям развитых государств, которые, в свою очередь, получают очки за снижение эмиссий. По словам главы секретариата Конвенции по изменению климата Иво де Бура, подобные рыночные механизмы помогают стимулировать «зелёные» инвестиции.

С ним согласны специалисты некоммерческого партнерства «Национальной организация поддержки проектов поглощения углерода», по мнению которых на сегодняшний день основными партнерами России в рамках Киотского протокола могут стать Япония, Канада, Австралия, а также отдельные страны Европейского союза, для которых выполнение обязательств по протоколу исключительно за счет мер, принимаемых на национальном уровне, потребует слишком больших затрат.

«Для России использование механизмов Киотского протокола позволяет максимально сократить капитальные затраты на проекты энергосбережения и повышения эффективности за счет использования углеродного потенциала», – считает руководитель НП НОПППУ Юрий Федоров.

В соответствии с Энергетической стратегией России, объем ежегодно привлекаемых в энергосбережение инвестиций в период 2008–2012 гг., должен составлять от 3 до 4 млрд долларов США в год. Средства, получаемые вследствие использования «механизмов гибкости» Киотского протокола (в форме прежде всего реализации проектов совместного осуществления), могут стать существенным источником инвестиционных ресурсов. По оценкам Института энергетической стратегии Минэнерго России, они могут составить до 15 % от всего объема необходимых инвестиций в энергосбережение. (Федоров)

По данным Гринпис России, потенциал энергосбережения в нашей стране за счет внедрения новых технологий оценивается в 40% от всего энергопотребления, или, примерно, 400 миллионов тонн условного топлива в год.

«Кроме шанса решить проблему изменения климата, Киотский протокол дает нашей стране уникальную возможность перейти от энергозатратной экономики к современной, энергоэффективной», – говорится в письме Гринпис России в адрес главы Правительства РФ Михаила Фрадкова в связи со вступлением в силу Киотского протокола в феврале 2005 года.

«Основные ожидания выгод для экономики и окружающей среды в РФ от внедрения КП связаны с его механизмами – так называемыми ПСО, проектами совместного осуществления, – считает организатор семинара, председатель организации «Друзья Балтики» Ольга Сенова. – ПСО могут стимулировать развитие науки в области инновационных технологий в РФ, а также принести иностранные инвестиции в ресурсо- и энергосбережение, в развитие альтернативных источников энергии для снижения выбросов парниковых газов».

Впрочем, правительство демонстрирует по этому поводу полное единодушие с экологами: согласно последним расчетам Минэкономразвития, протокол экономически выгоден России и поможет при модернизации и структурной перестройке российской экономики.

Но для этого надо экономически и экологически грамотно организовать реализацию Киотского протокола в России, что далеко не ограничивается торговлей квотами на выбросы парниковых газов, настаивают экологи. Более того, массовая продажа российских квот за рубеж это самый невыгодный вариант, отмечают они.

Как отладить механизм Киото
Однако на пути реализации в России более предпочтительного механизма – проектов совместного осуществления – существует ряд барьеров. Так считают неправительственные организации, работающие в области информирования населения и поддержки местных инициатив по снижению выбросов парниковых газов за счет технологий энергосбережения и использования возобновляемых источников энергии.

«Механизмы Киото» не работают в России

Мнение экологов разделяют экономисты. Определению барьеров и рисков для реализации ПСО в России, а также путей их преодоления было посвящено выступление на семинаре Михаила Юлкина, специалиста САМСО International, публичной компании, специализирующейся на оказании услуг по подготовке и продвижению на углеродный рынок проектов по сокращению выбросов парниковых газов в рамках ПСО и МЧР.

«В России есть одна проблема, – заявил Юлкин, – нет внятной политики по отношению к проблеме изменения климата».

По мнению Юлкина, причина бездействия механизмов КП в России состоит в первую очередь в отсутствии Национального реестра углеродных единиц. Решение о создании Реестра было принято Правительством РФ в феврале 2006 года. Работа возложена на Министерство природных ресурсов и ведется с участием международных экспертов в рамках программы ТАСИС, но пока не завершена.

Кроме того, необходимо определить «национальную квоту» на выбросы ПГ на основе данных об инвентаризации выбросов за 1990 год и обязательств по сокращению выбросов на период 2008-2012 гг. Однако и с этим российское правительство испытывает затруднения: в Секретариат Рамочной конвенции по изменению климата (РКИК) Россией были предоставлены два разных отчета с интервалом в 2 месяца. В первом объем выбросов составлял 2,9 млрд. тонн выбросов ПГ, а во втором – 3,5. Ранее в отчетах, передаваемых в Секретариат, указывалась цифра в 3 млрд. тонн.

«Это создает неопределенность и увеличивает риск получения отрицательного заключения в ходе проверки Секретариатом РКИК, – считает Юлкин. – Более разумно было бы подтвердить прежнюю цифру, а не претендовать на увеличение национальной квоты».

Два года спустя после вступления КП в силу в России еще не выработана национальная процедура осуществления ПСО, которая регламентировала бы все шаги по регистрации и реализации проектов (порядок выбора объектов, партнеров, инвесторов, внесения проектов на рассмотрение и экспертной оценки). Проект необходимого документа – Положения о порядке утверждения ПСО – подготовлен Министерством экономического развития и торговли (МЭРТ) и передан для согласования заинтересованным министерствам и ведомствам. Однако, по мнению специалистов, он содержит ряд существенных недостатков, которые создадут дополнительные трудности на пути реализации ПСО.

Среди прочих барьеров: отсутствие урегулированности вопросов налогообложения ПСО, отсутствие специалистов по подготовке и мониторингу ПСО, низкая осведомленность бизнеса о возможностях ПСО.

«Тема изменения климата пока не стала в России общим знанием и тем, что называют «притчей во языцех», – подчеркнул Михаил Юлкин.

«И здесь опять свою роль тех, кому больше всех надо, приходится играть общественным организациям», – говорит Ольга Сенова.

«Общественные экологически организации могут просвещать и мобилизовать население и потребительские организации к энергоэффективному образу жизни, информировать бизнес и органы местного самоуправления по вопросам механизмов Киотского протокола, вовлекать заинтересованные предприятия и ведомства в подготовку ПСО и осуществление других мер по снижению выбросов парниковых газов в области энергосбережения и развития возобновляемых источников энергии. В общем, сеять разумное, доброе, вечное», – заключает эколог.

Галина Рагузина

ragunna@gmail.com