Штокмановское месторождение: торг уместен?

Штокмановское месторождение было открыто в 1988 году. Оно расположено в центральной части шельфа российского сектора Баренцева моря, в 650 километрах от Мурманска. Оно готовится к освоению с учетом последующей реализации сжиженного природного газа в США и другие страны. По планам «Газпрома», 90% произведенного на Штокмане СПГ планируется направлять на экспорт в США, при этом 10-15% СПГ, возможно, будет экспортироваться в страны Европы.

За время существования проекта появлялось около 5-6 шорт-листов, в которых назывались разные компании-участники проекта. Однако в сентябре 2005 года Газпром огласил окончательный список. В него вошли американские компании ChevronTexaco, ConocoPhillips, французская Total и норвежские Norsk Hydro, Statoil. Но к освоению Штокмановского месторождения «Газпром» планирует привлечь только двух или трех зарубежных партнеров.

Сказать, что все компании из шот-листа с замиранием сердца ждут окончательного решения «Газпрома», значит, не сказать ничего. В свою очередь, Россия из этого проекта пытается извлечь максимум экономической и политической выгоды. Это и улучшение отношений с ЕС и США, а также вступление в ВТО.

За участие в этом проекте идет настоящая торговля: страны-участницы предлагают свои схемы освоения месторождения и транспортировки газа, технологии, а также доли участия российских компаний в освоении месторождений в этих странах. Россия пытается выторговать поддержку США на вступление России в ВТО.

Поэтому, существует вероятность, что постоянные отсрочки в определении партнеров по Штокману связано не только с тем, что освоение такого уникального месторождения безумно трудный процесс, но и с непрекращающейся торговлей.
Изначально «Газпром» должен был определиться с партнерами к февралю 2006 года, но компания взяла отсрочку сначала до апреля, а затем до мая 2006 года. Когда партнеры не были определены даже к маю, уже не представитель «Газпрома», а сам Министра промышленности и энергетики РФ Виктор Христенко, объявил, что «победители конкурса по отбору участников Штокмановского консорциума будут объявлены летом 2006 года». Но этого не произошло, и «Газпром» получил отсрочку до донца 2006 года.

В самом начале выбора партнеров считалось, что хотя бы одна американская компания должна быть среди победителей просто по тому, что она «американская». России не выгодно портить отношения с США. Но переговоры по вступлению в ВТО прошли неудачно, и даже июльский саммит Большой Восьмерки, прошедший в Санкт Петербурге не помог наладить отношения с администрацией США.

Постоянная критика Америки в адрес России и попытки просто «продавить» нужное решение, вызвали только раздражение в России. Ну невыгодно США пускать Россию в ВТО, пусть и ценой не попадания в Штокмановкое месторождение, которое активно используется как разменная монета.

Америка же ведет себя с Россией так, как будто та что-то должна Штатам: никаких компромиссов, уступок и дипломатичности. Типичное поведение США, одним словом. Администрация США не перестает заниматься критикой России, подчеркивая ее «медлительность» в принятии столь важного решения. «Честно говоря, мне очень сложно понять их процесс принятия решения. Я отказался от попытки предсказать, когда Россия решит, что намерена разобраться с этим»,- так прокомментировал Министр Энергетики США Сэм Бодман процесс принятия решения по проекту.

Создается впечатление, что США пытается выиграть конкурс просто «с позиции силы». Только Америка не учитывает одно обстоятельство – Россия не та страна, на которую можно просто надавить для принятия нужного решения. Россия привыкла считать себя одной из ведущих мировых держав и давления просто не приемлет. Поэтому постоянная критика Америки в адрес России и попытки просто «продавить» нужное решение, вызвали только раздражение в России. С одной стороны Россию бесит то, что пока никак не удается договориться с США, с другой стороны, она так и не принимает никакого решения.

В результате, во время саммита, президент России Владимир Путин, сделал многозначительное заявление: «Вы, наверное, слышали, мы ведем переговоры сразу с несколькими странами по разработке различных месторождений. Но в этом ряду норвежские компании занимают одно из первых мест. Они нос не задирают, работают предметно, очень профессионально».

Естественно, такое явное выделение приоритета норвежских компаний было воспринято с настороженность. Может быть, оно было сделано как раз для США, и торг все еще продолжается. Как это ни обидно, но складывается ощущение, что другого основания для вхождения в ВТО у «ведущей мировой державы» просто нет, иначе как объяснить тот факт, что в Штокмановский проект страна вцепилась мертвой хваткой.

Поведение компаний, вошедших в шот-лист, и их отношение к бесконечным отсрочкам тоже различно. Норвежские компании, надеясь на участие в проекте, ведут себя чрезмерно терпеливо, высказываются с большой осторожностью, и «с пониманием» относятся к тому, что «Газпрому» нужно время для принятия решения. В это время они заключают Меморандумы о взаимопонимании сотрудничестве с администрациями городов Мурманской области, реализуют социальные и благотворительные проекты.

Российская сторона долгое время повторяла, что решение по Штокмановскому проекту будет приниматься исходя из того, кто может освоить месторождение с как можно более высокой эффективностью и выгодой, наименьшими затратами, и который сможет поставлять продукт на мировой рынок с наибольшим эффектом. Но в последнее время компания вообще перестала как-либо комментировать ситуацию, тем самым практически признав, что решение принимает далеко не сама компания.

Анна Киреева

anna@bellona.ru