Норвегия и США вышли из АМЕК (и останутся лишь наблюдателями)

frontpageingressimage_dockwise.JPG Photo: Dockwise

Активное участие в программе, – а также ее финансовую поддержку, – прекратили также и Соединенные Штаты, сохранив за собой, как и в случае Норвегии, менее заметную роль обозревателя, добавил Гаде. Получить прямое подтверждение этой информации от американских источников не представилось возможным.

Хотя Гаде и уклонился от прямых обвинений, причиной выхода из программы Норвегии и США могла послужить резкая критика деятельности в АМЕК этих двух стран со стороны Великобритании, которая, по-видимому, стремится самостоятельно проводить проекты с Россией, вытеснив других партнеров, но при этом используя имя и репутацию АМЕК.

По словам Гаде, Норвегия и Соединенные Штаты теперь официально заявят об окончании «успешной» деятельности в АМЕК, а обязанности военных представителей двух стран в организации перейдут к новым, гражданским, структурам.

При этом программа АМЕК давно считается ключевым элементом многостороннего процесса ядерного разоружения благодаря выработанным ею крепким, проверенным временем отношениям между военными чинами Запада и России. Достигнутый АМЕК уровень доверия со стороны российских военных властей дал возможность и другим организациям осуществлять проекты по экологической безопасности на объектах, которые еще два года назад считались бы неприкосновенными для чужих.

Как это было
Со времени основания в 1996 году, и до вступления в программу Великобритании три года назад, АМЕК была трехсторонним консорциумом, сформированным усилиями военных ведомств Соединенных Штатов, России и Норвегии с целью поиска решений для экологических проблем объектов военного применения в уязвимой экосистеме Арктики, в первую очередь, – в сфере утилизации атомных подводных лодок (АПЛ).

АМЕК, за которой закреплена репутация экологического крыла американской программы «Акт о Совместном Сокращении Угрозы», или CTR (Cooperative Threat Reduction), создавалась для работы по устранению радиоактивных отходов, остававшихся после осуществления Соединенными Штатами и другими государствами проектов по ядерной утилизации в России.

АМЕК приняла за основополагающий принцип своей работы идею о том, что обсуждение экологических проблем военной сферы станет более естественным в сотрудничестве военных представителей, нежели по гражданским каналам. АМЕК особо подчеркивала необходимость предоставить России в дальнейшее пользование инфраструктуру, выстроенную CTR и норвежскими программами для проектов по радиоактивной безопасности, после того, как эти программы завершатся.

Но распространение различных гражданских и коммерческих структур, способных, как, в частности, считает Великобритания, взять на себя все существующие обязанности АМЕК, привело к тому, что Соединенное Королевство начало настаивать на принципе корпоративной конкуренции в проектах, сбивая АМЕК с некогда твердо взятого курса исключительно военного сотрудничества, – что вызвало недовольство норвежских и американских партнеров.

«Наблюдатели»
Гаде, помощник директора департамента политики безопасности норвежского Министерства обороны, сказал, что новая роль «наблюдателей», которую принимают на себя Норвегия и Соединенные Штаты, даст им право посещать заседания основных партнеров АМЕК. Тем не менее, ни их заключения, ни их предложения не будут иметь веса в принятии решений по дальнейшим проектам АМЕК, а сами наблюдатели не смогут предоставлять этим проектам финансовую помощь.

После прекращения активного участия в программе США и Норвегии АМЕК становится двусторонним военным соглашением между Россией и Великобританией.

«АМЕК – организация, работающая в прямом сотрудничестве между военными, но проекты по ядерной утилизации в России чем дальше, тем чаще берут на себя гражданские структуры, такие как Росатом, – сказал Гаде, имея в виду российское Федеральное агентство по атомной энергии. – С точки зрения военной сферы, больше там делать особенно нечего».

Другой представитель норвежского отделения АМЕК сказал, что у Норвегии больше контактов в российской военной сфере вне пределов деятельности АМЕК, нежели в рамках программы, так что ее участие в АМЕК, по сути, дублирует прочие усилия.

«У нас больше контактов с русскими военными вне масштабов АМЕК, чем в самой программе», – буквально сказал источник «Беллоны Веб», говоря на условиях анонимности, поскольку не был уполномочен комментировать будущее организации.

Впрочем, он отказался детально говорить о том, какие планы имеет Норвегия в будущем в отношении этих контактов среди российских военных властей.

Пока неясно, каким образом будут избираться «наблюдательные» структуры Норвегии и США в АМЕК, и в каких границах они смогут принимать участие в обсуждении проектов двумя оставшимися партнерами по программе.

Великобритания и ее яблоко раздора
Как рассказывают представители в АМЕК со стороны США и Норвегии, с момента вступления в организацию Великобритания начала постепенно подминать ее структуры под себя, укрепляя свой собственный контроль над ее руководством.

Осло и Вашингтон стали подумывать о том, чтобы объявить об успешном выполнении своих задач в программе и затем выйти из нее после того, как на заседании в английском городе Плимуте в ноябре 2005 года представители Великобритании предложили вниманию своих коллег по АМЕК доклад, негативно оценивший деятельность в программе Норвегии и Соединенных Штатов.

Доклад, называвшийся «АМЕК: Наполеоновская бюрократия или эффективная программа совместного выполнения обязательств?» вызвал Норвегию и США «на ковер» за якобы допущенные в выполнении программы задержки, а также неэффективность работ и проблемы с безопасностью.

И Норвегия, и США категорически отмели обвинения британских партнеров. Представители британского отделения АМЕК объяснили «Беллоне Веб» в мае, что в своем докладе они не требовали от коллег ничего экстраординарного, а всего лишь изложили, по их словам, «ряд рекомендаций». Эти рекомендации стали впоследствии известны в кругу сотрудников АМЕК как «английский доклад».

После «английского доклада» Норвегия сделала несколько прозрачных намеков на то, что вскоре исполнит свою «лебединую песню» в составе АМЕК: транспортирует полуразвалившуюся, изъеденную коррозией АПЛ класса «Ноябрь» К-60, за вывоз которой никто другой бы не взялся, с выведенной из эксплуатации военно-морской базы Гремиха к пункту разделки на судоремонтном заводе в Полярном, около Мурманска.

В свою очередь, Соединенные Штаты направили коллегам из Великобритании выдержанное в резком тоне письмо протеста, обвинив их в передаче возложенных на них проектов по ядерной безопасности коммерческой фирме RWE Nukem, которой, по критическим оценкам специалистов, не хватает опыта, накопленного в работе с военными объектами программой АМЕК.

Согласно Гаде, Норвегия также выразила в адрес Великобритании жалобы по поводу составленного доклада.

«Состоялись встречи, несколько поздних вечеров подряд, и на них я сказал британцам, что их письмо – полная чепуха, от начала до конца, – сказал он. – Ведь именно Норвегия взяла на себя транспортировку АПЛ класса «Ноябрь», на которую никто другой даже не посмотрел бы».

Норвегия выполнила свое обязательство в прошлом месяце при помощи голландской компании Dockwise, специализирующейся на морских перевозках особо тяжелых грузов. Впрочем, высвобождение средств под проект потребовало некоторой ловкости и хитроумия от норвежского отделения АМЕК, которое находится под контролем норвежского Министерства обороны, но деньги на транспортировку К-60 – 20 млн. крон (3 млн. долларов) – должно было получить от Министерства иностранных дел.

Объявить о достигнутых успехах – и откланяться
«Мы начали постепенное прекращение работ, потому что Россия все больше склоняется к сотрудничеству с гражданскими структурами в проектах по радиационной безопасности», сказал Гаде.

«Лучший выход – объявить о достигнутых успехах и прекратить деятельность в АМЕК».

Реакция Великобритании
Тем временем Англия не впала в уныние по поводу будущего АМЕК без США и Норвегии. По словам Гаде, Великобритания просто собирается заработать на десятилетием проверенном «бренде» организации для продвижения двусторонней программы. С помощью этого «бренда», сказал Гаде, Великобритания сможет вызывать доверие у будущих спонсоров, когда ей понадобятся деньги для проектов, несмотря – или, может быть, именно благодаря тому, что в рамках программы АМЕК наибольший успех имела деятельность США.

Так или иначе, Великобритания твердо намерена продолжать программу на своих собственных условиях и уже пригласила другие квалифицированные страны присоединиться к своим планам. Согласно британским представителям АМЕК, интерес к совместной деятельности уже выразили Швеция и Канада.

«Мы понимаем, какова ценность программы АМЕК, и планируем ее продолжать, – сказал глава британского Департамента торговли и промышленности Алан Хейз в интервью «Беллоне Веб». Именно ведомство Хейза контролирует финансовые потоки британского отделения АМЕК. – Мы примем во внимание тот интерес, который проявили некоторые страны к присоединению к программе».

Алан Мейсон, помощник контр-адмирала Саймона Листера, руководителя программы АМЕК в Великобритании, сказал: «Нам было известно, что Соединенные Штаты и Норвегия пересматривают свои позиции в АМЕК».

«Великобритания намерена продолжать свою миссию в АМЕК, поскольку считает эту программу очень ценной, но что касается Норвегии и США, то их деятельность достигла определенной точки, и сейчас им пришлось пересмотреть свое положение».

По словам Мейсона, он не знает, имеет ли предпринятый Норвегией и Соединенными Штатами шаг какое-либо отношение к докладу Великобритании, поставившему под сомнение уровень работы ее двух партнеров по программе.

Однако пожелавший остаться анонимным норвежский источник подтвердил, что «английский доклад» сыграл большую роль в решении Норвегии и США.

«Великобритания поняла, что представила партнерам паршивый доклад, но не захотела признаваться в своих ошибках», сказал он.

Чарльз Диггес

charles@bellona.no