Социальная опасность

frontpageingressimage_chazma.jpg

При перезарядке активной зоны ядерного реактора атомной подводной лодки (АПЛ) вследствие нарушения требований ядерной безопасности и технологии подъема крышки ре-актора произошла самопроизвольная цепная реакция деления уранового топлива ядерной энергетической установки (ЯЭУ). Вся информация об этой ядерной аварии была немедленно засекречена. Только спустя много лет в печати появилась информация о ней.

Только из публикации в газете «Новости» от 20 января 1998 года стало широко извест-но, что во время ядерной аварии было выброшено в окружающую атмосферу порядка 6 мил-лионов Кюри радиоактивных веществ которые выпали на акватории, на территории войско-вой части 63971 и прилегающей местности. При этом сформировался радиоактивный след от выпавших радиоактивных аэрозолей, ось которого пересекла полуостров Дунай в северо-западном направлении и далее вышла на акваторию Уссурийского залива.

Расстояние от эпицентра ядерного взрыва до границы зоны заражения местности соста-вило около 20-30 километров, с общей площадью радиоактивного загрязнения территории по данным радиационной разведки 10 квадратных километров.

Согласно «Акту оценки полноты радиационного контроля выполнявшегося в период с 1984 по 1991г.г. и радиационной обстановки на территории поселкового Совета Шкотово-22» , который так и не был доведен до работников войсковой части, сильному радиоактив-ному загрязнению подверглось 30% территории войсковой части. Также взрывом ядерного реактора АПЛ были разбросаны фрагменты ядерного топлива, уровень излучения которых достигал 30-40 Рентген в час.

Уровень радиоактивного загрязнения территории войсковой части 63971, цехов, рабо-чих мест, других объектов, расположенных на ее территории, в 10 миллионов раз превысил предельно допустимые концентрации. Средняя мощность дозы излучения на территории войсковой части 63971 в августе 1985 года составила 200мР/час или 2мЗв/час. Согласно кри-териям радиационной обстановки этот уровень радиационного излучения характеризуется как чрезвычайно опасный.

Согласно п.3.2 Нормам радиационной безопасности НРБ-76, допустимый предел дозы облучения для работников категории Б (гражданские служащие войсковой части 63971) со-ставляет 0,5 бэр за год. Исходя из зафиксированной в Акте средней мощности дозы излуче-ния, годовой допустимый предел дозы облучения гражданские служащие могли получить за 2,5 часа работы на данной территории. После чего, они как лица, не допущенные к проведе-нию аварийных и спасательных работ, должны были покинуть войсковую часть на год! В этом случае 30 СРЗ ВМФ пришлось бы закрыть.

По уровню радиоактивного загрязнения вся территория войсковой части аварии отно-силась к зоне строгого радиационного режима. Но этот факт был засекречен тогда от работ-ников завода, также как и уровни радиоактивного излучения территории.

По параметрам эта авария должна иметь статус «Общая», такой же какой присвоен ава-рии на Чернобыльской АЭС.

Хроника событий
Радиационная авария 10 августа 1985 года произошла в субботу в 12:05. Это был вы-ходной день, и на заводе было только несколько десятков человек. Взрыв ядерного реактора в поселке Дунай был практически не слышен — между поселком и заводом находятся сопки, которые отразили звуковую волну.

После часу дня рассыльные дежурного по войсковой части 63971 стали срочно вызы-вать дозиметристов службы радиационной безопасности завода. По поселку распространился слух, что на заводе что-то произошло. Официальной информации не было никакой, поэтому поселок жил своей обычной жизнью.

11 августа, в воскресенье матросы, которые работали на заводе в бригадах на рабочих местах вместе с гражданскими рабочими, стали обходить работников завода и предупреж-дать, что завтра на работу выходить не надо. На вопросы о том, что произошло на заводе, не отвечали, ссылаясь на запрет. Тем не менее, в понедельник работники завода все же пыта-лись добраться на завод. В отсутствие официальной информации царило замешательство и недоумение.

13 августа временно исполняющий обязанности командира войсковой части 63971 ка-питан 2 ранга С.М.Киреев издал приказ №245 «Об организации работ по ликвидации аварии на заказе зав.175 и объявлении списка лиц, выполнявших служебные обязанности в момент аварии». Согласно приказу, работы по выполнению производственного плана были прекра-щены до особого распоряжения. Для ликвидации аварии были назначены четыре группы из числа работников войсковой части (343 человека), составлены пофамильные списки групп ликвидаторов. Помощнику командира по режиму было указано, что пропуск работников на территорию войсковой части осуществлять в строгом соответствии с указанными списками.

Однако 14 августа, в среду, поступил устный приказ от руководства войсковой части: всему личному составу части выйти на свои рабочие места для выполнения дезактивацион-ных работ и производственного плана.

Начали курсировать заводские автобусы, которые доставляли из поселка Дунай на за-вод всех работников части, даже не включенных в списки. Помощник командира по режиму, вопреки приказу №245, беспрепятственно пропускал всех работников на завод.

На территории завода были выставлены треноги, по которым была натянута проволока с красными флажками. Таким образом были ограждены проходы по которым, якобы было безопасно передвигаться. Знаков радиационной опасности по ГОСТ 17925-72 на территории завода не было выставлено, индивидуальных дозиметров работникам не выдали, мощность дозы излучения на территории и объектах завода от работников завода была засекречена.

С письменным приказом командира №245 гражданские служащие не были ознакомле-ны. Нет никаких доказательств, что письменный приказ о выходе на работу всего личного состава издавался командиром части. Письменного согласия работников на работу на радио-активно загрязненной территории руководство завода не спрашивало. На КПП были развер-нуты посты радиационного контроля, выставлены емкости с растворами, в которых мыли обувь выходившие с завода работники. Не поддающаяся отмывке обувь и одежда изымалась. Сокращенного рабочего дня для работников завода не вводили.

Вся информация о катастрофе и уровне радиоактивного загрязнения была строго засек-речена от гражданских служащих и от общественности. С работников завода взяли расписки о неразглашении государственной тайны, запретили писать письма, телеграммы, вести раз-говоры на эту тему.

Вот, что писала газета «Владивосток» 11 августа 1995 года в статье «Ядерная авария в бухте Чажма: десять лет спустя…»: «Срочно нагрянувшее на место ЧП высокое флотское начальство, не осознавшее в полной мере случившееся и его последствия, приказало не мудрствуя лукаво «к понедельнику ликвидировать последствия аварии». А все, что с ней связано, упрятали за гриф секретности. С людей взяли подписку строго хранить эту тайну, а для любопытных велено было твердить наспех сочиненными флотскими чинами и чекистами легенду: мол, ничего страшного не случилось, просто на подводной лодке «произошел взрыв аккумуляторной батареи». …Между тем, приказ «ликвидировать к понедельнику последст-вия аварии» не был выполнен не то что «к понедельнику», но и до сих пор».

Информация об этой ядерной аварии содержится в приказах Минобороны не рассекре-ченных и в настоящее время (приказы МО СССР №00125, ГК ВМФ №0030 1985г.), что про-тиворечит п.3 ст.41, ст.42 Конституции Российской Федерации и ст.7 Закона РФ «О государ-ственной тайне» от 21.07.1993.

Уголовное дело в двух томах по ядерно-радиационной аварии 10 августа 1985 года на АПЛ «К-431» уничтожено 30 апреля 1992 года за входящим №280с военной прокуратуры ТОФ.

Администрация завода уговорами, устными приказами и угрозами увольнения вынудили рабочих и служащих завода с 14, 15, 16 августа приступить к работе. Вышедшие на работу мыли полы в помещениях цехов, окна внутри и снаружи помещений, полы, убирали радио-активный мусор вокруг цехов и т.д. Эти работы в журналах СРБ (служба радиационной безопасности) не фиксировались, индивидуальные дозиметры работникам, не включенным в списки ликвидаторов, не выдавали, в то время как выдача их обязательна в силу п.5.3 НРБ-76. Защитная одежда также не выдавалась, не было даже респираторных лепестков для за-щиты органов дыхания от радиоактивной пыли, полученная доза радиационного облучения в журналы не заносилась, в то время как лица, включенные в списки ликвидаторов и не вклю-ченные в них, работали бок о бок на одной и той же радиоактивно загрязненной территории.

Засекречено или скрыто?
Имеются все признаки того, что военное командование ВМФ и руководство завода при-няли все меры для сокрытия факта ядерно-радиационной аварии на территории войсковой части 63971.

1. Была засекречена от гражданских служащих информация об уровне радиационного загрязнения территории войсковой части 63971.

2. Приказ об объявлении территории войсковой части 63971 зоной строгого радиацион-ного режима был засекречен и не был доведен до работников части.

8 октября 2004 г. ВрИО командира войсковой части Г.Слугин известил, что приказ об объявлении всей территории или отдельных её участков зоной строгого режима после ядер-но-радиационной аварии происшедшей на территории войсковой части 63971 в результате взрыва ядерного реактора на АПЛ зав.175 уничтожен.

3. Индивидуальные дозиметры гражданским служащим, не включенным в списки лик-видаторов, не выдавались.

4. Не велся журнал учета полученных доз радиационного облучения работников вой-сковой части 63971, не включенных в списки ликвидаторов.

5. На территории части не были выставлены знаки радиационной опасности по ГОСТ 17925-72 с указанием дозы радиационного излучения и времени безопасного нахождения на данном месте.

6. Не были выставлены посты постоянного дозиметрического контроля на самой терри-тории части по следу выпадения радиоактивных осадков.

7. Не велся журнал учета рабочего времени в зоне строгого режима для всех работни-ков, в то время как зоной строгого режима после радиационной аварии являлась вся террито-рия войсковой части 63971.

Все работники завода работали под воздействием внешнего гамма излучения и в усло-виях опасной радиационной обстановки, где, как указывает сам командир части в исх. от 20.03.2000г. №43-29/546, «при малейшем отступлении от установленных требований могла возникнуть угроза поражения организма». В условиях секретности уровней радиационного излучения гражданские служащие без индивидуальных дозиметров не имели возможности на вкус, цвет и запах определить наличие либо отсутствие радиации и не знали при этом, на-рушили ли они требования радиационной безопасности, при малейшем отступлении от кото-рых возникала угроза поражения организма.

Согласно ст.139 КЗоТ РСФСР, на всех предприятиях, учреждениях, организациях соз-даются здоровые и безопасные условия труда. Согласно ст.143 КЗоТ РСФСР, администрация предприятий, учреждений организаций обязана обеспечивать надлежащее техническое обо-рудование всех рабочих мест и создавать на них условия работы, соответствующие правилам по охране труда.

Таким образом, имеются все признаки нарушения командованием ВМФ и войсковой части 63971 требований Наставления обеспечения радиационной безопасности (НОРБ ВМФ-83) и основных санитарных правил обеспечения санитарной безопасности в Российской Фе-дерации (ОСПОРБ) на территории войсковой части 63971, которая являлась зоной аварии.

В настоящее время документы, напрямую подтверждающие, что работники находились в ситуации особого риска, уничтожены.

Но все работники войсковой части выполняли дезактивационные работы в период про-ведения ликвидации последствий радиационной аварии с 10 августа 1985 года по 30 апреля 1986 года. Следовательно, все они подпадают под критерии действий подразделений особого риска п.3 Критериев утвержденных постановлением правительства РФ от 11.12.1992г. №958: «Непосредственное участие в ликвидации радиационных аварий происшедших на ядерных установках надводных и подводных кораблей и других военных объектах, при выполнении служебных обязанностей в составе: …персонала технических баз и вспомогательных служб флота, принимавшего участие в ликвидации радиационных аварий на ядерных установках подводных кораблей и других военных объектах».

В чем вопрос?
Причина вышеуказанных нарушений норм радиационной безопасности командованием войсковой части стала понятной только в начале 2006 года из содержания письма командира войсковой части 72190 г. Москва вице-адмирала Н.Карачун исх. от 25.01.2006г. №714/11пр-39.

Карачун направил в Фокинский городской суд Приморского края письмо, где указал следующее:

«2. Войсковая часть 63971 в Перечень объектов ВМФ, на которых имели место ядерно-радиационные аварии на ядерных энергетических установках, в Министерстве Обороны не может быть отнесена, в силу того обстоятельства, что в своем составе ядерных энергетиче-ских установок и мест хранения отработанного или аварийного ядерного топлива не имеет».

Вот и ответ на все вопросы. Оказалось, что по настоящее время, несмотря на то, что территория и объекты этой войсковой части подверглись сильному радиоактивному загряз-нению после ядерно-радиационной аварии, Министерство Обороны попросту не признало, что здесь произошла радиационная авария!

Более того, сама ядерно-радиационная авария была настолько засекречена, что не реги-стрировалась даже Министерством Обороны в течение восьми лет. Только 31 августа 1993 года авария в Чажме была зарегистрирована в Министерстве Обороны РФ (приказ МО РФ от 19.03.1993г. №148). Но зарегистрирована только на самой АПЛ, а не на территории войско-вой части.

И получается, что военнослужащие и гражданский персонал участвовали в ликвидации аварии на АПЛ и в сборе и захоронении веществ образовавшихся вследствие указанной ава-рии, а не на территории и объектах войсковой части.

Таким образом, ядерно-радиационная авария 10 августа 1985 года в войсковой части 63971 в бухте Чажма не зарегистрирована в официальном порядке и правительством Россий-ской Федерации, и Министерством Обороны. Вследствие чего права гражданских служащих войсковой части 63971 на признание их действий в зоне особого риска ущемлены до сих пор.

Тем не менее, приказом Командующего ТОФ от 20 июля 1994 года №277 права граж-данских служащих войсковой части 63971 в действиях подразделений особого риска были подтверждены для всего личного состава части.

Но, исходя из мнения вышестоящего командования, «включение в список «поголовно» всех умаляет заслуги и права непосредственных участников военно-ядерных мероприятий. Обещание обеспечить льготы всем представляет еще и социальную опасность, ибо весь лич-ный состав завода таких льгот никогда не получит».

Весь персонал работал на радиоактивно зараженной территории войсковой части, а как дело дошло до оказания социальной защиты гражданских служащих, которые составляли основную массу работников завода, то оказалось, что это «представляет социальную опас-ность»! Интересно знать, в чем и какая опасность?!

В результате приказ Командующего ТОФ №277 был отменен приказом Командующего ТОФ №229 от 19 апреля 1999 года. Права гражданских служащих войсковой части 63971 на признание их действий в действиях подразделений особого риска и социальную защиту дис-криминированы по настоящее время.

Владимир Пещеркин