Норвегия может выйти из программы АМЕК

62673005c2ed620151a953a04f1d0c40.jpeg

Ситуация остается неясной, но источники из числа сотрудников программы АМЕК (Artic Military Environmental Cooperation — AMEC) утверждают, что Норвегия «закончит программу» после того, как будет закончена разделка ветхой российской АПЛ класса «Ноябрь» К-60 (заводской номер 291). При этом один из важнейших моментов — обеспечить безопасную транспортировку этой АПЛ при помощи так называемого «тяжелого транспортного судна» из Гремихи на судоремонтный завод в Полярном. Ожидается, что такая операция будет проведена этим летом.

В рамках АМЕК, Норвегия занята поиском средств на транспортировку АПЛ, в то время как Великобритания занята подготовкой понтонов. Стоимость транспортировки К-60 оценивается в 3,5 млн долларов. И Великобритания и Норвегия планируют поделить поровну расходы на утилизацию АПЛ К-60, которые составят около 5 млн долларов. При этом Норвегия является лидером проекта с точки зрения технической оснащенности и по словам Тора Энгёй, из Норвежского оборонного исследовательского института, вполне соответствует политике АМЕК по применению лучшей доступной технологии.

764aaca6563df8928566409e56b86bd6.jpeg

Следующей задачей является разработка плана транспортировки К-60 из Гремихи в июле и оценка рисков и воздействия на окружающую среду.

Финансы в руках норвежского МИДа
По словам норвежских представителей программы АМЕК, споры между норвежским Министерством иностранных дел, распределяющим финансирование, и Министерством обороны, выполняющим программу, ставят под угрозу завершение программы в срок.

«Необходимо начинать работу уже сейчас, потому что нам нужно застать подходящие погодные условия, — в этом регионе это середина лета», — комментирует Энгёй.

Трудно сформулировать причины, по которым переговоры между норвежскими МИДом и Минобороны затягиваются. По мнению некоторых наблюдателей, МИД намерен задержать финансирование — если не приостановить его. К финансовым вопросам прибавляется еще и политическая составляющая, так как МИД хочет диктовать политику Норвегии в вопросе ядерной помощи России, считают некоторые наблюдатели.

Наблюдатели также отмечают, что соперничество между МИДом и минобороны поднимают планку: в то время как АМЕК способна осуществлять сложные операции по разоружению, норвежский МИД до сих пор занимался более простыми проектами утилизации АПЛ, находящихся в гораздо более хорошем состоянии. Таким образом, для норвежского МИДа, который в любом случае держит руку на кошельке, лидерство в норвежских программах по утилизации российских АПЛ — это дело чести.

Но Ингерд Крокен, норвежский сопредседатель АМЕК, на вопрос о переговорах МИДа и Минобороны о финансировании заявила, что АМЕК «ведет конструктивный диалог с министерством иностранных дел».

По ее словам, затянувшиеся переговоры проходят «нормально».

Связаться с ответственными лицами в МИДе не удалось, несмотря на несколько сообщений, оставленных на автоответчик корреспондентом «Беллоны Вэб».

Что касается более широкого вопроса о том, останется ли Норвегия в АМЕК, Крокен пояснила, что «будущее АМЕК обсуждалось главами АМЕК в Плимуте в прошлом году».

«Мы сейчас обсуждаем будущее АМЕК и пока не приняли решения».

Крокен, однако, добавила, что такое решение будет «политическим» и может быть принято только на министерском уровне. Крокен также отметила, что программы военных ведомств по разоружению уходят в прошлое, в то время как появляется все больше гражданских проектов. В новой ситуации АМЕК становится анахронизмом, сказала она.

«Мы были членами АМЕК на протяжении 10 лет, и это хорошая веха, чтобы оценить, чего мы достигли и чего мы можем достичь в будущем», сказала она.

По мнению «Беллоны» и других наблюдателей, эти слова Крокен звучат как приговор российским надводным судам, которые до сих пор простаивают в портах с ОЯТ на борту и нуждаются в срочной утилизации.

Кроме того, российским и норвежским военным удалось выработать культуру доверия друг другу, которая не может быть просто заменена работой по контракту. Поэтому, считает «Беллона», сотрудничество военных ведомств с Россией через АМЕК далеко не исчерпано.

Чего добилась программа АМЕК
До присоединения Великобритании в 2003 году АМЕК была инициативой трех стран — США, России и Норвегии. Программа была создана военными министерствами для решения экологических проблем, в основном утилизации подводных лодок, с учетом уязвимой экосистемы Арктики.

В основе АМЕК лежит представление о том, что экологические проблемы, связанные с военным сектором, легче обсуждать военным, чем гражданским чиновникам. АМЕК также заботится о том, чтобы после окончания американской программы «Совместное уменьшение угрозы» (Co-operative Threat Reduction, CTR) и норвежских программ по приведению в безопасное состояние ядерных объектов России осталась инфраструктура, которую можно использовать.

71e799e5d11e808ae71edb9388460193.jpeg Photo: Foto: Lookhead Martin

Усилия АМЕК направлены как на ядерные, так и на неядерные экологические проблемы в России, а также на помощь тем проектам, которые осуществляются в России, в соответствии с задачами CTR и политикой норвежского правительства.

Контейнер для ядерных отходов, построенный по проекту АМЕК 1.1, стал первым в России контейнером «двойного назначения» — для транспортировки и хранения. Другой проект АМЕК — 1.1-1, площадка, позволившая сократить время выгрузки ОЯТ из подводной лодки с трех месяцев до трех недель.

Согласно недавним заявлениям представителей АМЕК, в рамках программы планировалось разработать безопасные понтонные системы для буксировки списанных АПЛ к месту разделки. Этот проект может существенно повысить безопасность транспортировки российских подводных лодок, весьма неудовлетворительную на данный момент. Наиболее трагический пример — утонувшая в августе 2003 года подводная лодка К-159.

Утилизация К-159 проводилась в рамках российской программы. При транспортировке подлодки не было предпринято практически никаких мер, чтобы удержать ее на плаву — если не считать ржавых понтонов и экипажа, всю дорогу боровшегося с течью. Девять из 10 моряков погибли, когда лодка утонула.

Для того чтобы предотвратить подобные катастрофы, в Норвегии разработан проект транспортировки АПЛ К-60 (по словам норвежского представителя АМЕК Энгёя, уже абсолютно не мореходной). Грузовое судно должно доставить подлодку к месту разделки.

6d1673dcdc5cbb28af480802b7692045.jpeg

Перевозка К-60
К-60 — одна из самых ветхих подводных лодок Северного флота. Насквозь проржавевшая лодка не удержится на плаву, даже при поддержке понтонов. По словам Энгёя, она будет перевезена на грузовом судне, предоставленном Норвегией, которая арендует его у голландской фирмы Dockwise.

Грузовое судно подведет специально оборудованную палубу под днище подводной лодки, а затем, сбросив балласт, поднимет палубу, пояснил Энгёй. Подлодка будет укреплена на специальных опорах с учетом ветхости её корпуса и доставлена из Гремихи в Полярный недалеко от Мурманска, где будет происходить выгрузка топлива и разделка.

Все это находится в стадии подробного экологического исследования, так что Россия и западные подрядчики могут совместно составить план транспортировки АПЛ. Но пока время уходит на споры МИДа и Минобороны о финансировании проекта.

Энгёй не высказал никаких предположений о сроках начала финансирования.

«Это вопрос политический — мне известно лишь, что стоит вопрос, финансировать ли проект вообще».

«Северное измерение» и MNEPR заменят АМЕК?
По словам Крокен, фонд «Партнерства стран “Северного измерения”» (Northern Dimensions Environmental Partnership, NDEP) и соглашение МНЕПР облегчили принятие двусторонних соглашений о ядерных отходах с Россией.

Фонд NDEP, управляемый Европейским банком реконструкции и развития в настоящее время содержит более чем 160 млн долларов на экологические программы на Северо-Западе России. Соглашение о Многосторонней ядерно-экологической программе для России (МНЕПР) было подписано в мае 2003 года.

«Большое число вовлеченных стран-доноров, а также передача ответственности за советское ядерное наследство от российского флота к Росатому могут усложнить распределение расходов между странами АМЕК, если вообще ядерные проблемы вообще можно решить такими средствами», — сказала Крокен.

Чарльз Диггес

charles@bellona.no